Миллиардер из Блубоннета (ЛП), стр. 3

Женщина свободной рукой открыла дверь и вышла на крыльцо позади дома, после чего громко свистнула.

- Грегори! Грегори Пеккари!

Раздался громкий, резкий визг, и Трэвис услышал, как по доскам на крыльце быстро зацокали копыта. К его потрясению, по дощатому полу в их сторону мчался поросенок.

Гребаный розово-черный поросенок.

Женщина опустилась на колени, протянула руки к свинье и та нырнула в ее объятия, сопя и потираясь об женщину. Красивая широкая улыбка, которая достигла глаз, вернулась на лицо Рисы. Она посмотрела на Трэвиса и рассмеялась.

- Грегори – не собака. Он – карликовый поросенок, - ее губы снова дрогнули. - И он – твой.

Трэвис уставился на извивающегося в руках Рисы поросенка. Размером он был с небольшую собаку. Может даже с бульдога. Хотя именно на этом все сходства с собакой заканчивались. У этой штуковины были копыта и рыло. Маленький хвостик поросенка быстро вилял из стороны в сторону и животное хрюкало, пока пряталось в объятиях Рисы. Женщина чесала и потирала его спинку.

Трэвис молча пялился. Именно поэтому его не принял местный приют.

«Вот же черт. Какого хрена генеральный директор должен делать с этой свиньей?»

Сказать, что Трэвис Джессон был недоволен, было бы преуменьшением. Риса поняла это, как только он увидел свинью, вероятно, мужчина даже не догадывался, что любимое домашнее животное его бабушки было поросенком, а не собакой. Но это не имело значения... Риса любила свинку, но не могла оставить ее себе. И Перл хотела, чтобы Грегори был у Трэвиса.

- Этот парень слишком много работает, - часто повторяла Перл. - У него должно быть какое-нибудь другое занятие, помимо работы.

Конечно, Перл всегда предполагала, что все просто будут делать то, что она хотела. Вероятно, женщина не ожидала такого угрюмого вида на красивом, неулыбчивом лице Трэвиса.

Это было лицо, о котором Риса мечтала с тех пор, как четыре года назад встретила Перл Джессон. Трэвис Джессон провел с ней собеседование, прежде чем познакомить ее с Перл, и женщина была слишком напугана его бесцеремонным поведением, чтобы действительно обратить на него внимание. Перл же, однако, была одной из самых хороших и дружелюбных людей, которых Риса когда-либо встречала. Пожилая женщина объяснила, что ей был нужен помощник, потому что ее внук волновался о ней, особенно после того, как она сломала бедро. Они тут же заговорили о дневном просмотре телешоу, и Риса была принята на работу.

Женщина была сиделкой Перл уже больше недели, когда Трэвис приехал снова, чтобы посмотреть, как его бабушка уживалась с новой помощницей.

На этот раз Риса была ослеплена красотой мужчины. Теперь, когда он не проводил свой допрос, она смогла расслабиться и изучить его из другого угла комнаты. И Трэвис Джессон был великолепен. Он был холодным, и уверенным в себе, с мощной челюстью, которая, казалось, никогда не знала улыбки и серьезным, почти суровым выражением лица. Риса уже наполовину влюбилась в него в тот день, пока наблюдала, как он хлопотал над своей бабушкой, и пытался убедиться, что у нее было все самое лучшее из того, в чем она нуждалась. Мужчина настаивал на том, что бабушка должна отдыхать, чтобы поправиться.

Он был добрым, заботливым и преданным Перл.

Разумеется, Трэвис даже не обратил внимания на то, что Риса была там. Не удивительно. Тогда она была восемнадцатого размера, крупная и не слишком соблазнительная. На ее лице были веснушки, она носила очки и держала свои черные волосы распущенными, чтобы скрыть лицо. И так как Риса ухаживала за его бабушкой, то была одета в обычные джинсы и футболку. Трэвис Джессон, божественно красивый мужчина, даже не взглянул на Рису, когда узнавал у нее о здоровье своей бабушки.

Для него Риса была такой же неинтересной, как и бытовая техника в доме Перл. Он не был тем, кто стал бы говорить о чем-то личном с тостером. Риса поняла, что после того, как краснела и путалась в словах в их первую встречу, оказалась полностью раздавлена, когда мужчина не обратил на нее ни малейшего внимания.

А в следующий раз Трэвис приехал со своей девушкой.

После этого, Риса узнала, что бизнес мужчины пошел на взлет. Его веб-компания по инновациям разработала новую кодировку для интернет-сети, и ее купили за баснословную сумму денег. Трэвис Джессон больше не был просто генеральным директором... он стал мультимиллиардером.

Он сразу же развернулся и начал разработку новых технологий. Что-то связанное с планшетами и Smart Pads или чем-то вроде этого. Риса почти ничего не знала о нем... только то, что Трэвис начал другую компанию и его визиты к Перл стали еще реже.

Перл заметила его отсутствие, хотя никогда не упрекала Трэвиса за то, что у него не было времени навещать ее. Он был успешным и амбициозным, и старушка понимала его, даже если и беспокоилась за внука. Перл говорила, что это не его вина, что она была старой одинокой женщиной. Трэвис был занятым человеком, и у него были куда более важные дела, чем присматривать за своей бабушкой.

Однако Перл была подавлена, и Риса это понимала. У нее не было никого, кого бы она с нетерпением ждала. Родители Трэвиса были ужасны, когда выходили с ней на связь. Они звонили раз в несколько месяцев и потчевали Перл историями обо всех захватывающих вещах, которыми они занимались, пока плавали по Европе на парусной яхте, которую им купил Трэвис. Риса видела, что Перл все глубже и глубже погружалась в депрессию, и не знала что делать.

Озарение пришло на прошлогоднем осеннем фестивале Блубоннета. Там они увидели распродажу карликовых поросят, и Перл хвалило одного брошенного взгляда, чтобы влюбиться. Рисе тоже. Поросята были чистыми, смышлеными и невероятно забавными, и в тот же день, самый симпатичный поросеночек отправился домой вместе с ними.

И даже если его нельзя было сравнить с визитами внука, и все же, Перл никогда не жаловалась.

Риса скучала по Перл. Старушка была ее работодателем, другом, и бабушкой в одном лице. Риса согласилась работать на Перл из-за необходимости, но эта работа переросла в любовь, когда между ними завязалась крепкая дружба.

И эта глава ее жизни теперь была закрыта, считала Риса. Пришло время, собраться и двигаться дальше, чтобы начать жить своей жизнью, что означало вернуться в город и найти работу в своей области знаний... обучение.

И это означало – никакого Грегори, ее подружка из Далласа съежится от одной мысли о поросенке, бегающем по ее квартире.

Глядя на то, как в отвращении скривились губы Трэвиса Джессона, когда он смотрел на поросенка, было трудно представить, что они когда-нибудь поладят, как ожидала Перл.

- Он очень хороший поросенок, - с запинкой произнесла Риса, когда поправила и прижала свое полотенце ближе к телу. Ей было так стыдно, что он видел ее в купальнике и без макияжа. Боже. Сейчас ей казалось, что это было даже хуже, чем быть для него невидимкой. Наверняка, Тревис счел ее отвратительной. - Мы были очень осторожны с его рационом, чтобы он не растолстел, и Грегори не кусается. К тому же он из очень хорошего помета.

- Какого хрена я должен делать с этой свиньей? - голос мужчины был холодным и резким, когда он достал телефон из кармана.

Риса изучала его неудобный на вид костюм. Армани, вероятно. Или Версаче. Или что-то настолько же дорогое. Он не был похож на человека, который приехал сюда, чтобы забрать вещи своей бабушки. Трэвис выглядел как мужчина, опаздывающий на встречу. У Рисы в животе поселилось нехорошее предчувствие, когда большим пальцем он набрал какой-то номер на своем мобильном, а затем приложил его к уху.

- Эми? Мне кто-нибудь звонил? Да? Хорошо. Ладно. Передай им, что я скоро перезвоню. Мне нужно, чтобы ты кое-что сделала. Я хочу, чтобы ты обзвонила каждый приют для животных в Хьюстоне и нашла тот, который принимает свиней.

Риса резко втянула воздух. Он же не собирался на самом деле сделать это с такой милой свинкой, не так ли? Даже сейчас Грегори терся и прижимался к ее голой руке, желая, чтобы его почесали. Он был таким хорошим, таким добродушным и настолько умным питомцем. О чем Трэвис мог бы узнать, если бы только дал Грегори шанс.

×
×