Миллиардер из Блубоннета (ЛП), стр. 2

«Что же, в таком случае это не должно занять много времени». Мужчина шагнул к дому и поднялся вверх по белым деревянным ступенькам крыльца, заметив, что любимые бабушкины тряпичные половички все еще лежали перед дверью. Трэвис положил руку на дверную ручку, и нахмурился, когда понял, что дверь оказалась заперта.

Все те годы, что он знал бабулю Перл, она никогда не запирала дверь. И этот чертов дом, теперь принадлежал ему. «Он должен ждать, чтобы его пригласили войти?» Раздраженный Трэвис прижал палец к дверному звонку. Тот прозвенел. Никто не ответил. Еще более раздраженный, он нажимал на кнопку снова и снова, тем самым создав непрекращающийся скрипучий звон внутри дома.

В коридоре послышались шаги.

- Иду!

Мгновение спустя дверь открылась. В проеме показалась высокая женщина, одетая в бикини, с полотенцем, обернутым вокруг талии.

Трэвис забыл обо всем, о чем думал до этого момента. Женщина, открывшая дверь, была великолепна. «Это помощница бабушки Перл?» Он не помнил ее. Мужчина не забыл бы такую аппетитную, сладкую красотку, если бы она помогала его бабуле. Женщина, стоявшая перед ним была потрясающей... полная грудь вздымалась и блестела от капелек воды, а живот над полотенцем выглядел мягким и слегка округлым. Ее темные волосы были собраны на голове в плотный пучок, пока дико выбивающиеся пряди обрамляли слегка веснушчатое лицо. Она с удивлением посмотрела на него своими ярко-синими глазами.

Полные губы женщины образовали идеальную букву «о».

- Мистер Джессон! Пожалуйста, входите, - ее щеки стали ярко-красными, и Трэвис не знал, было ли это связано с его присутствием или с тем, что он только что вытащил красотку из бассейна. - Мне так жаль, я не слышала звонок. Я была на заднем дворе, и мыла Грегори в ванной. Он любит купаться.

На самом деле Трэвису было наплевать на собаку. Он был гораздо больше заинтересован в женщине, поэтому оказался слегка разочарован, когда она натянула полотенце до груди, скрыв ее из виду. Он мгновение изучал ее, а потом протянул руку.

- Трэвис. А вы должны быть...

- Я знаю, кто вы, - сказала женщина, затаив дыхание, а затем ее лицо покраснело еще сильнее. - В смысле, вы бывали здесь раньше.

- Я вас не помню, - прямо сказал он.

- Ох, конечно же, нет, - женщина выглядела смущенной. - Я всегда стараюсь держаться в стороне, когда проходят семейные встречи. Я - Риса. Риса Мур. Вы наняли меня помощницей для своей бабушки несколько лет назад. Вы были там, когда она проводила со мной собеседование, не припоминаете?

Мужчина недоуменно уставился на Рису.

- Школьная учительница? - подсказала она, а затем вытащила волосы из пучка и распустила их вдоль лица, после чего сделала круги из своих пальцев и подняла импровизированные очки к глазам. - В очках?

Трэвиса поразило смутное воспоминание. Он действительно помогал бабушке нанять сиделку. Но думал, что та была средних лет и какой-то угрюмой. Эта же женщина... такой не была. Она была мягкой и веселой, и ему захотелось стащить с нее полотенце и еще раз взглянуть на ее пышное тело в черном бикини. Но все что он сказал, было…

- Мисс Мур. Я вспомнил.

- Конечно же, вы вспомнили, - мягко произнесла она и улыбнулась ему. - Я сделала лазерную коррекцию зрения год назад. Никто не узнает меня без очков. Я уже привыкла к этому.

Это было невероятно, что он умудрился забыть ее. Даже смешно.

- Я – Трэвис.

- Я знаю, - сказала Риса, но мягкая, искрящаяся улыбка, что была у нее на губах, казалось, немного потускнела. Нижняя губа женщины слегка задрожала. - Вы здесь, чтобы забрать ключи и Грегори.

«Ах, черт. Ей было грустно из-за проклятой собаки или из-за потери дома? Или из-за обоих?»

- Я не собираюсь выгонять вас, - начал Трэвис.

Женщина махнула рукой в воздухе.

- В любом случае, мне пора двигаться дальше. Весь прошлый год, ваша бабушка настаивала, чтобы я отправилась на поиски другой работы связанной с преподаванием, но я не хотела оставлять ее одну. Она была замечательной леди.

- Она была настоящей леди, - произнес хриплым голосом мужчина, и его взгляд остановился на Рисе, когда она начала двигаться по комнате. Ее бедра раскачивались под полотенцем, а движения казались невероятно женственными.

Риса дошла до стола в фойе, вытащила пару ключей из тарелки, и передала их ему.

- Я почти закончила собираться. Завтра утром, я отсюда съеду.

- Торопиться некуда, - сказал Трэвис, отчаянно желая, чтобы Риса улыбнулась по-настоящему. Он хотел увидеть, как она будет выглядеть, если не будет отвечать ему с вынужденной, вежливой улыбкой. На что это будет похоже, когда глаза женщины начнут светиться от удовольствия. - Оставайтесь столько, сколько захотите.

Риса скривилась.

- Боюсь, что это испортит ваши планы. Адвокат предупредил меня, что вы приедете только для того, чтобы забрать ключи и Грегори, поэтому я не хочу доставлять неудобства.

Трэвис мысленно выругался. Казалось, Риса была полна решимости, съехать отсюда, как можно скорее. Почему-то, мужчину это обеспокоило. Это было больше, чем ощущение, будто бы он выгонял ее из дома... а именно это Трэвис и планировал сделать... было что-то мягкое и уязвимое под ее дружелюбной, вежливой улыбкой. Словно этот переезд мог позволить женщине скрыть то, какой на самом деле она была.

И по какой-то причине, мужчина понял, что слишком остро это ощущал.

Таким образом, он принял решение.

- На самом деле, я хочу остаться на ночь. Мне пришла мысль осмотреть вещи бабушки Перл, на случай если я захочу что-то забрать.

- Замечательно. Таким образом, у вас будет время подружиться с Грегори, - подметила она.

Как будто его волновал гребаный пес. Но женщина казалась взволнованной от этой идеи, так что Трэвис добавил.

- И это тоже.

Теперь, он должен был просто сообщить своему водителю, что сегодня вечером они не вернутся в Хьюстон.

- Вы полюбите Грегори, - мягко произнесла Риса. - Он такой ласковый и умный. Мне кажется, вы будете удивлены. Его невозможно не любить.

«Ах, черт». Впервые взгляд ее ярко-синих глаз смягчился от энтузиазма, а лицо буквально засветилось. Она обожала эту чертову собаку.

И женщина все еще думала, что он собирался забрать его.

- Кстати, об этом... - начал Трэвис.

- Ваша бабушка хотела, чтобы он остался с вами, когда ее не станет, - выдала Риса, и ее взгляд снова стал обеспокоенным. - Она сказала, что доверит заботу о нем вам.

- Его должны забрать вы.

Женщина печально покачала головой.

- Я не могу. Я бы хотела, но у меня нет жилья, где можно содержать его. Я остановлюсь у своей подруги в Далласе, пока не найду работу.

- Послушайте, Риса, - Трэвис прошелся рукой вдоль челюсти, задаваясь вопросом, почему это казалось таким чертовски трудным, разочаровать эту женщину. - Я много путешествую. В международном масштабе. Я боюсь, что в моей жизни нет места для собаки.

Женщина посмотрела на него так, будто его слова ничего не значили. А затем, слегка склонила голову набок.

- Дело не в том, что я не люблю собак, - произнес мужчина, послав Рисе свою самую обаятельную улыбку. - Я просто постоянно нахожусь на работе или в разъездах. Он все время будет дома в одиночестве. Это не справедливо по отношению к нему.

Губы женщины дрогнули. «Она сочла его... забавным?»

По некоторым причинам это заставило Трэвиса ощетиниться.

- Есть какая-то проблема в том, что я говорю?

Риса не отступила из-за его холодного тона. Ее синие глаза снова заблестели, когда женщина указала на заднюю дверь.

- Я думаю, вы должны встретиться с Грегори.

- Я не хочу собаку, Риса, - начал мужчина, но умолк, когда она взяла его за руку и начала тащить через всю комнату к французским дверям в дальнем конце помещения. Этот маленький, теплый жест, когда женщина коснулась его ладони своей рукой, показался невероятно интимным и таким знакомым.

«Сколько времени прошло с того момента, как кто-то держал Трэвиса за руку?»

×
×