Властелин Руси, стр. 30

– Сейчас я убью их главного, – со смехом обещал он. – Ну и толстяк, и как только лошадь под ним не проваливается?

– Эй, эй! – Хельги в два прыжка оказался возле Дивьяна и вырвал у него лук. – Не стоит обижать нашего друга, славного воеводу Хаснульфа.

– Хаснульфа? – удивленно переглянулись воины. В глазах их зажглась надежда.

– Ну да, Хаснульфа, – как ни в чем не бывало подтвердил ярл. – Не знаю, как вы, а я именно его дожидался. И он не опоздал, прибыл вовремя!

– Слава воеводе Хаснульфу! – Дружинники радостно замахали руками. – Слава мудрому князю!

– Теперь я понимаю, почему его прозвали Вещим, – глядя на разбегающихся в ужасе врагов, тихо промолвил Дивьян. – Он и это предвидел.

– Не предвидел, а организовал! – обернувшись к нему, назидательно произнес Хельги. – Думаешь, легко было?

Дивьян хоть и медленно, но наконец догадался, ахнул:

– Так, значит…

– Придержи язык, парень, – тихо приказал ярл, кивая на затянутых в блестящие кольчуги мальчишек, радостно Подбрасывающих вверх копья. – Судя по всему, они верят, что это просто удача. Что ж, пусть верят…

Мечи почти не звенели – вражье воинство, завидев броненосную дружину, опрометью бросилось прочь, кто куда. А над поляной, над болотами и ручьями, над телами убитых врагов и червлеными, воткнутыми в землю щитами плескалось поднятое на копье синее боевое знамя – стяг Хельги-ярла.

Хоронясь в высокой траве, сверзился в ручей Онгуз. Наглотавшись холодной водицы, выбрался на другой берег и, придерживая штаны рукой, пригибаясь, побежал к Волхову. Мелькали вокруг колючие кусты и заросли крапивы, вот и болотце – брызнула из-под ног коричневая жирная жижа – холм, а за холмом широкий серо-голубой разлив – Волхов. Волхов-батюшка.

– Помогли, помогли боги, – отплевываясь от грязи, Онгуз быстро спустился к воде. Замахал рукой рыбакам:

– Эй, робяты…

– Что?! – в ужасе спрыгивая с кресла, переспросил соглядатая Малибор. – Разгромлены? Как – разгромлены? Не может быть!

– Может, может, господине, – изогнулся в поклоне Онгуз. – Нас кто-то предал!

– Так они вскоре будут здесь, – засуетился волхв. – Бежать, немедля бежать… Коня, коня мне!

– И куда ж ты собрался, кудесник Малибор? – войдя в горницу, с ухмылкой поинтересовался молодой жрец Велимор. Руки его были в крови. – Я только что принес хорошую жертву богам, – жутко улыбаясь, похвалился он. – Так что ж такого случилось?

– Нас перехитрили и предали, – опустив руки, скорбно произнес волхв. – Мы устроили засаду… и были коварно разбиты!

– Засаду? – удивленно переспросил молодой жрец. – На кого?

– На этого варяжского выскочку – Хельги!

– Что?! – Велимор подпрыгнул, как ужаленный. – Что я слышу? Вы хотели убить ладожского наместника? О, глупцы, глупцы… Не убивать вы его должны, а сделать все для того, чтоб он стал вашим князем!

– Не ослышался ли я, отроче?! – Сверкнув глазами, старый волхв поднял вверх посох.

Велимор прикрыл голову руками.

– Это не мои слова, но слова кудесника Вельведа и того, кто стоит за ним. Если ударишь меня, бойся же, волхв, их гнева!

– Вельвед? – Малибор опустил посох. – Но что ему до наших дел?

– Ладожский наместник должен стать князем, – с нажимом повторил молодой жрец. – Стать – и тут же уйти с дружиною на Царьград. Через Киев… А уж потом поставите княжить, кого вам надо. Но пока… Таков строгий наказ Вельведа и того, кто стоит за ним.

– Наказ, – шепотом повторил волхв, костистые плечи его поникли, крючковатый нос опустился к полу. Малибор напоминал сейчас вымокшую под ливнем ворону, а не грозного кудесника-жреца. – Но ведь ты сам… – Он вскинул глаза. – Ведь ты сам, Велимор, пытался колдовать у самой Ладоги. Для чего мы приносили жертвы в заброшенном капище? Не для того ли, чтоб погубить Хельги?

Велимор холодно улыбнулся:

– Нет, волхв, вовсе не для того. Это было не колдовство, это был просто знак. Напоминание, приветствие ладожскому князю!

– Как приветствие? От кого?

– От кого – Хельги-наместник хорошо знает. Как сказал Вельвед – лучше, чем кто-либо другой. И, получив такую весть, ладожский князь уж никак не засидится в своих болотах. В этом все дело, а не в том, про что вы с Карманой подумали… Князь узнает, кто устроил засаду?

– Непременно, – грустно кивнул волхв. – Достаточно просто подвергнуть пыткам любого.

– Тогда уходим. Есть здесь, куда податься?

– Боюсь, что теперь – нет. Я бросил в засаду всех своих людей…

– Вот старый дурень! – отвернувшись, еле слышно прошептал Велимор. – А что, у Карманы нет никакой лесной хижины?

– Есть старое капище…

– Опять капище! Все капища будут прочесаны по приказу Хельги!

– Тогда… мм… Калит, однодворец! Это не так далеко от Новгорода… на лодке можно.

– Так что же ты стоишь, старик? Бежим! И вот еще что… Скажи своим людям, пусть болтают везде не о Квакуше, а о Хельги. Дескать, именно такой князь нам и нужен.

– Сделаем, – кивнув, заверил волхв и перевел глаза на Онгуза. – Все слыхал, парень?

Слуга кивнул.

– Тогда что ж ты стоишь? Стрелою лети на Торг!

Над Новгородом, над седыми волнами Волхова, далеко-далеко разносился гул воинских барабанов. За городскими стенами, в лугах и на берегу, горели костры, трепетало яркое оранжево-желтое пламя, и красные жгучие искры летели в темное, покрытое облаками небо. Вокруг костров водила хоровод молодежь, люди посолидней толпились у поставленных прямо на улицах столов с яствами и хмельным пивом, отовсюду слышались песни и здравицы:

– Ликуй, славный князь Олег Вещий! Славься на долгие века!

На белом коне, в окружении дружины, гордо проезжал по улицам Олег-Хельги, сын Сигурда, сына Трюггви, еще недавно – искатель приключений, вольный разбойный ярл, потом – наместник Рюрика и ладожский правитель, а ныне законный князь северной Руси! Князь севера!

Глава 9

КИЕВСКИЕ ВОЛХВЫ

Июнь – июль 866 г. Киев

Каково было значение волхвов в языческое среде, мы уже видели на примере Новгорода.

Б. А. Рыбаков. Язычество Древней Руси

Радость стояла в Киеве – в месяц изок прибыли в город ладьи северного князя Олега. Отражалось в блестящих шлемах солнце, на бортах ладей ярко сверкали червленые щиты, реяли на ветру разноцветные стяги. Народ с любопытством толпился у пристани – поглядеть, повеселиться, а кое-кто – и поискать знакомых. Хоть и не малая дружина у новгородского князя, а все же у Хаскульда-Аскольда больше. И кораблей больше, и воинов, и вообще – Киев Новгорода да Ладоги побогаче будет.

Сам князь Хаскульд – густобородый, осанистый, плотный – верхом на белом коне степенно спускался к реке с Подола, окружающая его дружина, казалось, излучала довольство и удаль. Хорохорясь, сидели в седлах ратники в начищенных бронях-кольчугах, с круглыми щитами и копьями. Посматривали свысока на северные ладьи – мы-то, мол, Киев, всем городам отец, а вы-то кто будете? Меря, весь, чудь белоглазая? Постукивая посохами, гремя ожерельями из птичьих костей, шныряли в толпе волхвы. Похмыкивали, нашептывали – дескать, бают, новгородцы да ладожане Велеса выше всех богов ставят, не скотий он бог у них, – змеиный, вот и начнется в Киеве змеиное лето, ни пройти ни проехать будет от мерзких ядовитых тварей. Словам тем верили киевляне – и впрямь, змей в это лето много было – ив огороды заползали, и в баньки, и в дома даже. Может, лето сухое да жаркое? Иль и в самом деле – правду рекут кудесники?

Северные ладьи величаво подошли к причалам, вспенили воду весла – ткнулись в мостки ясеневые борта, причалили.

– Слава князю Олегу! – несмело закричали в толпе. Хаскульд усмехнулся – не так кричат, когда дорогого гостя встречают. Подъехав ближе, спешился, опираясь на руки витязей, встал у причала. Так же степенно сошел ему навстречу с ладьи князь Олег – Хельги-ярл. Легкий ветер трепал светлые волосы ярла, развевал за плечами темно-голубой, расшитый серебром плащ. Блестела кольчуга, украшенная на груди золочеными бляшками, меч с навершьем из самоцветов покоился в красных сафьяновых ножнах.

×
×