Твое дикое сердце (ЛП), стр. 13

Шерон повела ее в кабинет и указала на диван у стены.

— Нет, нет, нет.

— У тебя был шок. Ты должна присесть и взять себя в руки, — она похлопала Изабель по плечу и не дала ей возможности ответить. — Кроме того, Уайату может понадобиться, чтобы ты ответила на некоторые вопросы, — Не останавливаясь, чтоб перевести дыхание, Шерон продолжила, — я могу принести тебе что-нибудь? Воды? Или содовой? — она не дала ответить Изабель перед тем как добавить, — я принесу тебе пакет со льдом для щеки. — Шерон начала уходить, но остановилась, чтобы сказать. — Если хочешь, привести себя в порядок, можешь использовать ванную комнату в конце коридора.

— Спасибо, — Изабель удалось вставить слово. — Я должна, как минимум, вымыть руки и лицо.

— Ладно, иди прямо вперед. Я принесу тебе бутылку воды. У нас есть немного консервированных фруктов в кабинете, если хочешь.

— Нет, спасибо. Вода все, что мне нужно, — Изабель сморщила нос и прикоснулась к щеке. Она пульсировала в такт ее сердцебиению. — К тому же, я не думаю, что могу съесть что-нибудь прямо сейчас.

Шерон кивнула и издала звуки сочувствия.

— Ах. Я не подумала об этом. Ну, не торопись. Уайат, возможно, будет занят некоторое время.

Перед тем как Шерон закончила свое предложение, Уайат появился в дверях.

— Пошли.

— Могут ли твои вопросы подождать, пока я умоюсь? — проворчала Изабель.

— Ты можешь привести себя в порядок чуть позже. Поехали.

Изабель посмотрела на Шерон. Она казалась озадаченной поведением Уайата, но потом улыбнулась Изабель.

— Возможно, будет лучше, задать вопросы вдали от любопытных глаз, пока ответы свежи в памяти.

Изабель сделала глубокий вдох и смирилась с вопросами Уайата и его властной позицией. Однако, когда она последовала за ним в главный офис, он не остановился и, вместо этого, держал для нее дверь открытой, чтобы идти впереди него.

— Куда мы…

— Просто садись в грузовик.

— Но…

— Садись в грузовик, Изабель. Сейчас же.

Несмотря на желание сказать ему, поцеловать ее в задницу, что-то предупреждало ее, что не время спорить.

Не говоря ни слова, она забралась на сторону пассажира и пристегнула ремень безопасности.

Уайат сел, завел зажигание и выехал с парковки, даже не глядя в ее сторону.

Наконец, она спросила:

— Куда мы едем?

— Ко мне.

— Зачем?

Он не ответил, просто ехал молча.

Возможно, ему нужно забрать что-то, что он забыл этим утром и не хотел, чтобы она мешалась в офисе. Это было правдоподобно.

Через несколько миль, они свернули с асфальтированной дороги. Поворот было бы легко пропустить, если не знаешь, где его искать. Когда деревья открыли вид на поляну, она увидела простой, но современный дом в стиле ранчо. Вся деревянная обшивка предавала деревенский стиль с современной структурой, создавая уникальную комбинацию.

Уайат все еще ничего не сказал, когда припарковался и вышел из машины. Изабель покачала головой и последовала за ним в дом. На одной стене в гостиной окна выходили на небольшой внутренний дворик в задней части дома. Кожаный диван и кресло были поставлены под идеальным углом к стене из книг, которую также занимал большой телевизор. Вся площадь была намного чище, чем она ожидала от холостяцкого жилища.

— Устраивайся поудобнее. Я вернусь, как только закончу кое-какую бумажную работу.

— Ты оставляешь меня здесь? — ее рот был широко открыт в недоумении.

— Да.

Ее челюсть захлопнулась. Через стиснутые зубы она произнесла:

— Я не останусь здесь.

Он сделал два шага в ее направлении.

— Да, останешься. Я должен закончить подачи заявок обвинения на этих двух идиотов, и я ожидаю, что ты будешь здесь, когда вернусь.

Поставив кулаки на бедра, Изабель заявила:

— Ты не имеешь права указывать мне, что делать.

Он зарычал.

— Не дави на меня сейчас, Иззи. Ты не представляешь, в какой опасности была. Далтон - идиот и подчиненный, но Боб - жестокий и опасный, особенно когда выпьет. Тебя могли убить, — его глаза стали темно-золотыми. — Или еще хуже.

Она сглотнула. Было глупо противостоять им. Она не позволяла себе думать о том, как далеко это могло зайти.

Дрожь прошла через нее.

Уайат потянул ее в свои объятия. Немного грубо и жестко, но она не возражала. Изабель всхлипнула, слезы угрожали пролиться.

— Теперь, послушай меня. Мне нужно идти, но я должен быть уверен, что ты в безопасности и что будешь здесь, когда я вернусь. Обещай мне.

Она глубоко вздохнула.

— Хорошо, — он расслабился, но все равно властвовал над ней.

— Хорошо, что? — спросил он.

— Хорошо, я буду ждать здесь.

Он хмыкнул, затем поцеловал ее в макушку и отпустил. Он указал на коридор справа.

— Ванная комната в конце коридора. Чистые полотенца под раковиной, — он указал на другой конец дома. — Найди себе что-нибудь на кухне.

За несколько шагов он вернулся, ласково, еле заметно прикоснулся к ее щеке.

— Тебе нужно приложить лед сюда.

Потом его лицо потемнело, и он пробормотал что-то о "пнуть кого-то по яйцам". Внезапно, он повернулся и направился к главному входу. Бросив последний взгляд в ее сторону, он исчез за дверью.

Когда замок щелкнул, колени подкосились. Реальность событий этого дня обрушилась на нее. Она ухватилась за край дивана, когда ее начало трясти. Прерывая сентиментальную путаницу, которой не должно было произойти. Она запретила это.

Возможно, горячая ванна поможет. Используя стену для поддержки, она пробралась в ванную. Включив свет, была еще раз удивлена. Комната была похожа на спа-центр благодаря нейтральным цветам и мягким текстурам. Противореча декору, она нашла дозатор мыла, имеющий форму ярко-желтой резиновой утки рядом с краном.

Резиновая утка, которую она нашла на краю ванны, еще раз удивила ее. Это было так неуместно и ее настроение мгновенно поднялось.

Она не могла злиться на парня, у которого были резиновые утки. Включив воду и заткнув ванну, она стала искать полотенца. В ящике под раковиной, она нашла бритву, которая выглядела так, как будто ее никогда не использовали. Она не могла отказаться от возможности побриться.

С шепотом благодарности она взяла шампунь и кондиционер, которые нашла и направилась в ванну. Положив все ее сокровища на краю, она погрузилась в воду, выпускающую пар.

Будет так хорошо отмыть каждый дюйм тела. Через минуту. После того, как горячая вода расслабит все мышцы и остановит озноб. Закрыла глаза и напомнила себе, что все хорошо. Она в порядке. Уайат не привел бы ее сюда, если это не было безопасно. Ее чутье говорило, что она может ему доверять. Просто нужно расслабиться и позволить теплой воде делать свою работу.

8 глава

Уайат вернулся домой, желая увидеть, ждет ли его Иззи.

Тем двум мудакам, которым он выдвинул обвинение, повезло. Было близко к полнолунию, ему потребовалась каждая капля дисциплины, которой дедушка научил его вместе с молитвами к духам, чтоб не измениться. Если бы он это сделал, его волк разорвал бы их в клочья.

Только размышление о том, что могло случиться с Иззи, поставило его в крайность. Если отметина на ее лице по-прежнему выглядела такой болезненной, как до его отъезда, у него может возникнуть соблазн вернуться в офис и нанести немного больше урона Бобу. Если бы он уже не пришел к выводу, что он и Изабель предназначены друг другу, его реакция доказала бы это. Она была слишком быстрой и сильной, чтобы ее можно было отрицать.

Но как ему убедить ее остаться? И если он это сделает, то как сможет сообщить новость, что раз в месяц у него неконтролируемая потребность побегать в лесу, как один из пушистых четвероногих зверей, которых она изучает.

Он тряхнул головой, чтобы очистить ее и вылез из грузовика.

Его внутренности сжались. Что если она не там? Он открыл дверь и вошел как можно тише. Быстрая проверка подтвердила, что гостиная пуста, и кухня тоже. Он рыскал по коридору. Мокрое полотенце, висящее поверх душевой шторки, сказало ему, что она приняла ванну. Он затвердел при мысли о ней голой в его доме.