Сосед (СИ), стр. 1

Шумкова Татьяна Александровна

Сосед (черновик)

Шумкова Татьяна

Сосед

Возле дома все было забито машинами, так что припарковаться удалось только рядом с соседним. Никита с трудом вылез из машины и, дойдя до лавки у своего подъезда, тут же опустился на нее. Все. Здесь и останется. Никакая сила не заставит его подняться на четвертый этаж. Ноги гудели так, что, казалось, в ушах раздается. Достал сигареты и с удовольствием сделал первую затяжку. Да уж, сегодня собственный рекорд побил. Полдня точно в операционной провел. А потом еще несколько часов уйти не мог, наблюдал за пациентом. Когда уже Виталий Петрович выздоровеет. Никита, конечно, любил свою работу, но долго так не протянет. Хотя, сам виноват. Главврач предлагал ему плановые операции отодвинуть, но он отказался. Похоже, зря...

Последняя затяжка и все-таки встал. Домой то идти надо. Ночь на дворе. Перед тем, как двинуться в подъезд, поднял голову и обнаружил, что на подоконнике в подъезде кто-то сидит. Только бомжей не хватало, а может, хулиганье какое. Хотя, подъезд закрыт. Может код подобрали... Преодолев несколько пролетов, остановился как вкопанный. На подоконнике, прислонившись к окну, сидела его соседка и преспокойно спала, прижав к себе сумку. Интересно, что она здесь делает. Может, также, как и он сам, вымоталась и дойти до квартиры сил не хватило. Никита невольно залюбовался. Красивые длинные вьющиеся волосы обрамляли лицо и ниспадали светлым каскадом со всех сторон. Да и лицом бог не обидел. Чуть полноватые губы, тонкий прямой носик. А ресницы, просто невероятно длинные и пушистые, отбрасывали тень на бледную кожу. Вроде свои. Хотя он в этом не очень-то разбирался.

Никита давно на свою соседку заглядывался, но рассмотреть по-настоящему удалось только сейчас. Взгляд невольно опустился на согнутые в коленках ноги. Тут же отозвалось в паху. Остро захотелось секса. Вот что значит, месяц воздержания. А потом, наконец очнулся. Господи, будто прыщавый подросток, на женские коленки загляделся. Глубоко вдохнув воздуха, отвернулся и быстро поднялся к себе в квартиру.

И только когда начал снимать обувь, до него дошло. А почему собственно, соседка в подъезде спит, а не дома, в теплой постельке. Видно, он, действительно, уже на пределе, раз так туго соображает. А ведь совсем не дело, чтобы молодая девушка в таком месте ночевала. Никита снова надел туфли и спустился на один пролет. Подойдя к девушке, он слегка потормошил ее за плечо.

- Эй, пора вставать. А то на работу опоздаете.

Она встрепенулась и тут же вскочила, со страхом уставившись на него сонным, ничего не понимающим взглядом. Но, по-видимому, узнав его, успокоилась, проведя ладонью по лицу, как бы отгоняя остатки сна.

- Кажется, уснула, - проговорила она охрипшим голосом.

- Вам помочь подняться в квартиру?

- Нет, - замотала головой. - Я ключи у подруги забыла. Она заставила меня теплую куртку надеть. Свою я у нее оставила, а в ней ключи были.

- Так может обратно, к подруге? - подал он идею.

- Нет, - снова поводила головой. - Мариша на другом конце города живет. Пока доеду, утро будет. Да и людей будить неудобно. У нее родители в возрасте.

- Понятно. - Мозг совсем уже плохо соображал. Никите казалось, что сейчас стоя уснет. Пауза затянулась. Он смотрел на девушку, а она в смущении отвернулась. - Остается только ко мне пойти. Больше ничего придумать не могу, - развел руками. - Если конечно не испугаетесь.

- Не испугаюсь, - неожиданно быстро согласилась она.

- Вот как? Это почему же? - ему и вправду интересно стало. Даже как будто и сон немного отступил.

- Да вас же все в нашем доме знают. Вы известный в городе детский хирург, - произнесла она с улыбкой.

Он только и покивал головой на это.

- Ну да. Слава впереди нас бежит. Ну значит пошли ко мне, раз не боитесь.

Никита повернулся и стал подниматься по лестнице, а соседка шла за ним, и действительно, совсем по-видимому, его не опасалась. Потому что, когда он только открыл дверь своей квартиры и чуть отодвинулся в сторону, пропуская ее, она тут же без колебаний, вошла.

- А вдруг, это я днем такой весь белый и пушистый, а ночью в маньяка превращаюсь, - проговорил он несколько даже ворчливо, снимая при этом обувь. И вправду, даже как-то обидно стало, что не боится его.

- Скажете тоже, - засмеялась она. - Какой же вы маньяк?

Он только вздохнул на это.

- Проходите. Чувствуйте себя как дома.

Она без колебаний скинула туфли, куртку и прошла вслед за ним на кухню.

- Садитесь, я сейчас чай поставлю.

Никита, действительно поставил чайник.

- Только вот накормить мне вас нечем, - проговорил он мрачно, разглядывая при этом открытый и практически пустой холодильник. Как то даже неудобно стало. Так редко к нему гости заходят, а тут такая девушка, а ему даже на стол поставить нечего. - Вот разве что колбаса есть.

Порезал хлеб, колбасу. Девушка сидела за столом и молча, с какой-то прямо Джокондовской улыбкой, наблюдала за его действиями. Никита налил большую чашку чая и поставил перед ней.

- Мне так неловко, что я вас стеснила.

- Не страшно, я один живу. Так что и говорить не о чем. Тем более, комнат целых три.

- Здорово. А у меня только одна.

- Ну, вы пейте, а я в душ.

Он действительно отправился в душ, а когда вышел, уловил какой-то прямо невероятный запах, идущий с кухни. Вошел и с недоумением посмотрел на суетящуюся девушку. Она резала лук и что-то напевала себе под нос. А потом, будто почувствовав его взгляд, резко вскинулась. А у него во рту пересохло. Такое невероятно выразительное лицо, казалось, он видел впервые. А уж зеленые глаза, с чуть заметными крапинками, были вообще редкостью. Она была очень красива, почти невероятно красива. Вот только одежда... Странно, что такая девушка так одевалась. Какие-то почти бесформенные юбки, длинные куртки и свитера по стать. Все это в один миг пронеслось у него в голове. Но потом будто опомнился и постарался придать лицу невозмутимость. Но похоже он с этим все же запоздал.

- Вы извините, я тут похозяйничала, - проговорила гостья смущенно. Она конечно не могла не заметить его взгляд. - Просто подумала, что вы наверное с работы, устали и голодный.

Никита все также с удивлением смотрел на девушку, а потом его взгляд невольно упал на сковородку, в которой жарилась картошка. Скворчала, шипела. У него аж слюнки потекли.

- Да вы садитесь. - Девушка довольно ловко сервировала стол. Подрезала колбасы и даже сделала салат из завалящегося огурца и капусты.

- Вот это да, - наконец произнес Никита. - А я думал у меня ничего нет. А тут настоящее пиршество. - Он с явным удовольствием сел за стол. - А шоколадка откуда?

- В сумочке валялась. Очень сладкое люблю. Кушайте, а то остынет.

Он с энтузиазмом схватился за вилку.

- Ничего вкуснее в жизни не ел, - проговорил, буквально проглатывая картошку.

- Только жуйте, а то подавитесь, - невольно рассмеялась она.

- А вы почему не кушаете?

- Я уже чай попила, а покушала в гостях.

- Понятно. Кстати, - вдруг спохватился он. - А вас как зовут?

- Алена.

- А меня Никита. Очень приятно. И давай на ты, а то как старики.

Алена только кивнула на это. А у него настроение просто взлетело до небес. Такая красивая девушка на его кухне приготовила ему ужин, хоть и поздний. Он сидел весь расслабленный, обхватив кружку двумя руками и пил чай, только что не причмокивая. Даже усталость как будто отступила. А гостья вроде и улыбалась, но выглядела в тоже время задумчиво, а потом проговорила грустно и в тоже время устало:

- Ты иди спать, а я тут все приберу.

От ее голоса внутри все застыло. Так как-то она это сказала. Будто родной человек. А ведь первый раз на его кухне, а такое ощущение, что так и надо.

×
×