Стражи (ЛП), стр. 4

— Послушай, — сказал я. — Мне нужно кое-что спросить.

— Не сейчас, Мэймун, — ответила Джейд.

— Да прекратите уже! — сказал я, сердясь.

— Прекратите что?

— Уклоняться от моих вопросов! — я понял, что зря сказал то, что сказал. — Я не про тебя конкретно. Ты знаешь. Про всех вокруг. Сегодня никто не хочет отвечать на мои вопросы.

Джейд рассмеялась.

— На вопросы отвечать никто не любит, дитя. Особенно, на такие сложные, как ты желаешь задать мне.

— Мне нужна твоя помощь. Твой совет.

— Я не могу тебе советовать. Но я пришла, чтобы помочь.

— Мне нужно…

— Я знаю, что тебе нужно, и что тебе нужно в ближайшие дни. Так что я привела тебе Дымку. Поверь в неё. Она тебя не подведет.

— Это все? — спросил я. — Ты прошла весь путь, чтобы привести мне лошадь? Так я могу поехать на ней… куда?

— Я прошла весь путь, чтобы привести тебе лошадь, — сказала она, загадочно улыбаясь. — И ты знаешь, что тебе нужно сделать. Как знаешь и то, что не сможешь осуществить задуманного на этом корабле. Тебе нужна магия, Мэймун. Мощная магия.

Что-то заставило меня вспомнить тот момент, когда я распрощался с Дзиртом. Он сказал мне имя мага, который, по его мнению, мог помочь мне: Малчор Харпелл. Я хотел спросить о нем у Джейд, но она заговорила первой.

— Теперь мне нужно уйти. У меня есть собственные дела.

И прежде, чем я успел задать новый вопрос, улыбка Джейд заставила меня замереть. Она шагнула на перила, высокая и изящная. Её волосы развевались на ветру. Подул могучий порыв ветра, и Джейд подпрыгнула в воздух, белое платье поймало порыв, развеваясь, словно парус. Красивая женщина понеслась над волнами. Ветер не прекращался, дуя на запад и на юг, напрягая уже поврежденный такелаж корабля. Джейд летела по ветру, словно чайка, быстро несясь над волнами.

Затем, так же внезапно, ветер стих. И женщина пропала.

Глава вторая

В течение трех дней стоял полный штиль. Капитану Дюдермонту удалось удерживать членов экипажа по местам, что, учитывая сложившиеся обстоятельства, говорило о его репутации и авторитете.

Казалось, с каждым днем воздух становится холоднее. По утрам мы просыпались, находя корабль покрытым льдом, который доставлял нам большие трудности и представлял большую опасность. Лед нужно было сбивать, выбрасывая за борт, иначе его вес мог утянуть корабль на дно. Хуже всего было то, что влага просачивалась в неплотно подогнанные доски палубы и корпуса нашего недавно отремонтированного судна. Когда корабль замерзал, лед оказывался между досками, отталкивая их все дальше и дальше друг от друга, что, безусловно, влияло на состояние Морской Феи. Все дни судно протестующе стонало и скрипело, словно испытывало физическую боль. Учитывая ущерб, который нанесло Морской Фее столкновение с Госпожой Удачей — она и правда могла бы испытывать неприятные чувства! Я все еще был удивлен, что корабль может плавать после того, как его мачта, выдрав доски с палубы, повалилась вниз.

Мы потеряли большую часть наших запасов в крушении на острове, что делало нас еще более несчастными. Теперь, после того, как к нам присоединился экипаж Госпожи Удачи, на борту было в два раза больше людей.

Именно этот факт делал команду наиболее недовольной. Но на корабле Дюдермонта никогда не случилось бы бунта. Все знали, что никто из них не сможет вести Морскую Фею лучше. Экипаж был мудрым и опытным. Разумеется, они не станут винить своего любимого капитана за отсутствие ветра, особенно после того, как мы сбежали с острова, на котором проживала группа друидов, утверждавшая, что они управляют погодой. Большинство слухов, полнивших корабль в этот день, были об этих друидах. Люди шептались, что те желают взять нас измором, покуда мы не вернем то, что они желают.

Такая перспектива сильно пугала меня. В конце концов, они хотели именно меня.

Я ничего не мог поделать с мыслями о том, что Джейд была права, говоря, что мое присутствие — присутствие камня — угрожает команде Морской Феи. Не друиды, не пираты, а я. И что мне делать? Я должен уйти? У меня была Дымка. Я мог отбыть в любое время. К счастью для меня. Но как же Джоэн?

Я знал, что чем дольше Морская Фея стоит в море, тем сильнее будет возмущать моряков присутствие пленных пиратов — Джоэн — среди них. Я снова и снова пытался заговорить с девушкой, но та вела себя так, словно меня не было. Она давала понять, что я ставлю свое желание уничтожить камень выше… выше чего? Морской Феи? Морской жизни?

Её?

Были еще проблемы, требующие решения. Джейд говорила, что мне нужна мощная магия, способная разрушить камень — магия, которой мне не найти на борту Морской Феи. Но где мне искать эту магию — Малчора Харпелла? Как мне найти мага, не зная о нем ничего, кроме имени? Должен ли я уйти, чтобы отыскать его? Или мне остаться здесь, с Джоэн?

И хоть мой разум последние дни метался от мысли к мысли, я не отказался от своих обязанностей, так и не решив, что же делать. Когда я был в море, волшебный плащ, который я унаследовал от Перро, защищал меня от влаги и дождя, холода северных морей и палящего солнца южных вод. Но не теперь. Мои часы, проведенные в вороньем гнезде, стали часами холода, самого глубокого озноба, пронзавшего пальцы рук и ног, прокравшегося глубоко внутрь костей. Было приятно провести несколько часов в относительном тепле трюма, чтобы немного отогреться. Но каждый раз я ловил себя на мысли, что мне требуется все больше времени, чтобы восстановить свои силы. И потому мои пальцы постоянно ничего не чувствовали от холода.

Я до сих пор носил свой плащ, хотя идеальный синий цвет был прорезан большим красным шрамом. Удивительное волшебное одеяние остановило дыхание дракона, защищая меня так хорошо, что я не сразу понял случившееся, пока случайно не бросил взгляд на плащ и рубец, который создало разрушительное дыхание. Я также носил новый предмет, дополнявший коллекцию моих вещей: меч. Он принадлежал одному из пиратов, павших в бою. Это был простой длинный и тонкий меч, слегка загнутый на конце. По размеру и форме он был похож на мой старый клинок. Вот только тот мог маскироваться под стилет, который было гораздо легче носить с собой. Я постоянно находил новый клинок, чья длина была почти с половину моего роста, запутавшимся в ногах — моих или чужих. Мой старый меч был много легче, чем этот кусок тяжелой стали, даже в своем длинном виде.

К тому же, этому мечу очень не хватало возможности вспыхнуть синим пламенем по моей команде.

Увы, мой старый клинок был потерян для меня. Вонзившись в плоть демона Эсбила, он ушел на дно огромного океана, покоясь там до сих пор. Я мог сетовать на то, что моего клинка больше нет со мной, но я, разумеется, не жалел о том, как потерял его. Было справедливо, что клинок Перро отнял лишь одну жизнь, будучи в моем распоряжении. И эта жизнь принадлежала существу, которое смертельно ранило моего наставника.

Так давно — как раз в середине лета. Прошло меньше года с тех пор.

Вечером четвертого безветренного дня я спустился из вороньего гнезда, теряясь в своих размышлениях. Я потирал пальцы, тщетно пытаясь восстановить кровообращение, и спотыкался о свой меч.

В трюме я догнал Джоэн. Она как раз шла вниз по лестнице.

— Погоди, — крикнул я, перепрыгивая через три ступеньки. Но мои окоченевшие ноги имели другой план, поскользнувшись на ступени, и последние несколько футов до пола я просто пролетел, не слишком изящно приземляясь на попу. Я подскочил и подавил желание потереть ушибленное место. Так я пытался сохранить лицо, но по взгляду подружки понял, что потерпел неудачу.

— Лестница скользкая, когда мокрая, м? — сказала Джоэн со знакомым сарказмом в голосе.

— Она не мокрая, — сказал я, прежде чем понял, что это значит для меня.

— Так значит ты просто пьянчуга, который лишился любимого напитка, — громко фыркнула девушка. Она развернулась и последовала в почти пустой трюм. Я мог видеть, куда она движется. В одном из углов несколько ящиков и одеял образовывали импровизированное гнездо.