Стражи (ЛП), стр. 38

Я улыбнулся подруге, но она не ответила мне. Развернувшись, девушка вышла из конюшни.

Стражи (ЛП) - subtitleorig.jpg

На закате, в канун середины лета мы достигли Врат Бальдура. Мы приближались к городу с востока. Солнце опускалось за горизонт, освещая башни и шпили Врат и превращая их в красивые золотистые свечи. Храмовый район, стоявший на холме, был полон грандиозных сооружений из мрамора и камня, выглядящих сейчас особенно дивно.

— Где Эсбил? — спросил я Джейд. — Ты же можешь его чувствовать?

— Нет, не могу, — ответила она.

— Мне казалось, Стражи всегда чувствуют друг друга.

— Но не тогда, когда находятся под защитой одной из богинь, — сказала женщина. — В благословенных святилищах Тиморы или Бешабы. Когда мы ищем убежища там — связь рвется.

— Ах, так вот почему ты хотела, чтобы я провел ритуал, — сказал я. — Ты знала, что он в храме, но не знала, в каком из.

— Ой, — отрезала Джоэн, — это ты про тот милый ритуал, из-за которого ты мне нос сломал?

Её голос звучал многозначительно, хотя я не понимал, выражал он сарказм или гнев.

Джейд тихо захихикала, видимо, воспринимая это как сарказм.

— Да, тот самый. Хотя он вовсе не требовал в жертву твоего носа. Нужно было просто чуть-чуть крови.

Я пожал плечами.

— Если бы я просто попросил, ты бы помогла мне?

Джоэн не ответила, и я поежился при мысли, что без надобности причинил ей боль.

— Это тоже причина, — сказала Джейд. — Я долго жила здесь, в Зале Госпожи Врат Бальдура.

— Потому ты хранила там Камень Тиморы, — рассуждал я. — Покуда я не стал достаточно большим, чтобы принять его.

Она кивнула.

— Ой, а во Вратах Бальдура есть храм Бешабы? — спросила Джоэн.

— Нет, — сказала Джейд. — Немногие города строят у себя храмы Леди Рока.

— Ну тогда мы знаем, где он, м?

— Вероятно, для начала нам нужно найти ночлег, — сказал я. — В конце концов, мы устали с дороги.

— Эсбил знает, где мы, — сказала Джейд. — Я не могу чувствовать его, но он отлично чувствует меня и оба камня. Он знает, что мы пришли и не даст нам ночи на отдых.

— По крайней мере, нам нужно поставить Дымку, — сказал я.

— Храм сможет принять её, — ответила Джейд. — Пошли, я покажу дорогу.

Глава двадцать первая

Огромные двойные двери легко и изящно распахнулись, не производя никакого шума, что не увязывалось с их размерами. За ними лежал столь же необъятный зал. Стены и потолок зала были едва различимы в тусклом свете нашего факела и той свечи, что обозначала алтарь в дальнем конце комнаты. Пол был выложен чистейшим мрамором, белым, словно снег, с синими и розовыми завитками, танцующими внутри, не создавая определенного рисунка. Закутанная в белый плащ фигура склонилась перед алтарем. Голова человека была скрыта под капюшоном.

Эта сцена казалось такой знакомой и такой чуждой. В последний раз я видел эту комнату два года назад. Тогда на коленях у алтаря стояла Джейд, а в двери входил Перро. Я наблюдал за залой через волшебный хрустальный шар Элвисса. Каким же великолепным он мне тогда казался. На этот раз зал словно стал еще больше, но куда менее прекрасным.

Мы с Джоэн застыли в дверях, но Джейд уверенно шагала вперед, её шаги гулко разлетались по залу.

— Ну, — шепнула она нам, и мы одновременно сделали шаг вперед.

— Да, — сказала фигура у алтаря. Голос человека был низким и внушительным. — Проходите. Я так давно видел вас последний раз.

Человек поднялся на ноги, сбрасывая белый плащ, и повернулся к нам. Он казался просто силуэтом, озаренным светом одинокой свечи, но я так хорошо знал его: лысая голова, резкие черты, заостренные уши.

Эсбил.

— Весьма недолго, — практически выкрикнул я. — Ты должен был сдохнуть.

— Да, должен, — ответил он. — Равно как и ты. Множество раз. И каждый из нас должен поблагодарить за свою жизнь Тимору.

Он отошел от алтаря, и свет, казалось, двинулся за ним, разгораясь по мере его приближения. Стены, пол, потолок источали тусклое белое сияние, которое усилилось, как только демон подошел. Свет заливал каждый уголок залы, показывая всю её — белые колонны, тянувшиеся вдоль стен, альковы с маленькими алтарями, резьбой или выгравированными словами. Я не знал, были это стихи или молитвы.

Свет также показал нам говорившего — не красную кожу Эсбила, зубастый рот и перекошенное лицо. Он высветил бледную кожу лунного эльфа, одного из сородичей Джейд.

Я давно задавался вопросом, кем же был Эсбил в действительности. Его демоническая внешность давала повод думать, что он пришел с нижних планов бытия. Но он не был похож ни на одного из тех существ, что я знал. Быть может, его демоническое обличие было лишь иллюзией? Быть может, он действительно был эльфом.

— Дорогая сестра, — сказал эльф, который был Эсбилом. — Наконец ты привела мне оба.

— Она нас не приводила, — отрезал я.

— Ой, мы оба с тобой и раньше сталкивались, — добавила Джоэн.

— Да не вас, идиоты, — сказал эльф спокойным и ровным голосом. — Вы вообще не имеете значения. Я говорил о благословленных камнях.

— Носители принесли камни по собственной воле, — сказала Джейд.

— Пусть это поможет тебе спать спокойно, сестра, — ответил Эсбил.

— Так и было, — подтвердил я. — Мы принесли их, и мы собираемся заставить тебя их уничтожить.

— Ничто не доставит мне большего удовольствия.

— Что это значит?

Эсбил рассмеялся, радушно, по-настоящему веселясь, что казалось совершенно чуждым его натуре. Прежде его смех был ужасен и резок.

— Вы правда узнали так много и все же так бесконечно мало? — сказал он. — Еще скажите, что она не поведала вам, как происходит ритуал!

Джейд заговорила прежде, чем я смог ответить.

— Один из носителей должен убить Стража. Стража, который следит за его камнем.

— Вот уж не проблема, — сказала Джоэн, доставая кинжалы и двигаясь в сторону Эсбила. Джейд протянула руку и оттащила девочку назад.

— Не здесь, — сказала она мягко.

— А почему тебя волнует, где это произойдет, сестра? — спросил Эсбил. — Этот дом не принадлежит твоей богине.

— Что это значит, м? — спросила Джоэн.

Эсбил опять расхохотался. Этот веселый смех теперь показался мне куда менее приятным, чем его прежнее привычное мерзкое хихиканье.

— Все хуже, чем я подозревал! — сказал он. — Моя дорогая сестрица не говорила вам о том, какой богине служит? О, как жестоко!

Мой живот сжался. Я сделал все возможное, чтобы сохранить невозмутимость, не позволяя Эсбилу думать, что его слова удивили меня. Но они удивили, как удивило и то, что при упоминании об этом уголок губ Джейд дрогнул в улыбке. Эльфийка не стала опровергать слова Эсбила, что заставило кровь в моих жилах похолодеть. Я так долго ошибался. Я ведь ошибался и на счет Перро, не так ли? Разве это не он заставил меня контактировать с Джейд, служанкой богини зла? Почему он сделал это?

— Вы оба манипулировали мной, — сказал я. Мои слова застревали в горле. — Ты лгал мне снова и снова, проклял меня, помыкал мной, втравливал в неприятности, против моей воли притащил меня сюда. Она служит Бешабе, ты — Тиморе — но какая разница?

— Разница есть! — сказал Эсбил. Манера эльфа казалась раздражающе бодрой.

— Разница лишь в том, кто получит удовольствие убив тебя, — сказал я, вынимая свой волшебный стилет — стилет Перро.

— Не здесь, — снова повторила Джейд. Теперь — с большим нажимом.

— Моя дорогая сестра прятала от вас правду. Она чаще меня преступала границы.

— Почему ты продолжаешь звать её сестрой? — спросила Джоэн.

— Потому что, — ответила Джейд, — он мой родной брат.

— Близнец, как видите, — продолжал Джейд. — Богини выбрали близнецов, дабы те приняли на себя их благословение.

— Проклятие, — сказала Джейд.

— Ты веришь в это не больше, чем я.