Стражи (ЛП), стр. 36

Глаза Джоэн недоуменно распахнулись, когда навершие моего деревянного оружия ударило её в лицо, сбивая с ног.

Она тяжело упала. Деревянные кинжалы, внезапно вылетевшие из её рук, с грохотом покатились по полу. Обеими руками, девушка закрывала лицо, несколько мгновений катаясь по полу, испытывая очевидную боль.

Потом она остановилась и уставилась на меня в щелочку между сомкнутыми ладонями.

Я ожидал всего. Гнева, даже ярости. Я думал, что она встанет и нападет на меня. Но глаза за этими руками были влажными от слез. Там, за слезами, её взгляд был разочарованным, а не гневным.

Я с трудом мог смотреть на девушку. Я отвел глаза, медленно отступая, ожидая, что вот-вот получу от подруги резкие слова. О том, как я обманул её, как я должен был сдаться, каким ужасным человеком я был.

Но когда ей удалось сесть, все, что она сказала, было:

— Получил кровь, за которой приходил?

— Прости, — прошептал я. — Джейд?

Она заставила себя улыбнуться и кивнула.

Чувствуя себя дураком, я повернулся и ушел, бредя прочь из комнаты и все еще сжимая в руке деревянный меч — меч, покрытый кровью из сломанного носа Джоэн.

Глава девятнадцатая

Полночь никак не наступала. Я прибыл к Малчору рано — я не мог вернуться в свою комнату, оказавшись так близко к Джоэн — но нашел дверь запертой. Так что я просто уселся и стал ждать, держа в одной руке прядь волос Джейд, а в другой — окровавленный меч.

Я не мог смотреть на оружие, чтобы не подумать о той ужасной вещи, которую совершил. О хрусте носа Джоэн, когда тот сломался.

Я пытался отвлечься, чтобы сосредоточится на третьем ингредиенте для заклинания, который я так и не нашел — имени третьего Стража.

Джейд говорила, что я знал его. Я хорошо знал многих людей — экипаж Морской Феи, всех, кого я встречал в моих путешествиях с Перро, даже нескольких жителей Мемнона и Калимпорта, которые помогли мне или, напротив, помешали. Но я всерьез сомневался, что Стражем мог быть Сали Далиб — купец, у которого я стянул волшебные сапоги. Или Дондон, хафлинг, который прикидывался уличным сиротой. Или безымянный провидец на рынке Мемнона.

Также я знал, что Страж все еще жив, что исключает Перро и Элвисса, как и некоторых других.

Так кто же тогда?

Первым делом мысли устремились к капитану Дюдермонту и экипажу Морской Феи. Я встретил их вскоре после того, как камень попал мне в руки — на самом деле, сразу после того, как я потерял Перро. Они приютили меня, защищали меня, хотя я без оплаты проник на их корабль.

Но я встретился с ними в результате собственных действий. Сами моряки ничего не сделали для этого. Я искал убежище от демона Эсбила и спрятался в трюме, где сидел несколько дней, только чтобы меня обнаружили после пиратского набега, в котором я был ранен. Стражи всегда знают, где камни. Так сказала Джейд. Если кто-либо на борту учуял камень он, разумеется, не подал виду.

Но быть может Страж вовсе не хотел протягивать мне руку помощи в тот момент. По словам Джейд, Стражи должны только наблюдать. Но все-таки кто-то из них мог бы прийти мне на помощь во время битвы, вместо того, чтобы позволить одному сражаться с мерзким троллем, едва не погибнув.

И, конечно же, я все еще злился на Дюдермонта за то, что он сделал с Джоэн, когда мы пришли в Глубоководье.

Нет, решил я, Стража не было на борту Морской Феи, когда я попал туда. Это не Счастливчик, не Тоннид, не Макканти, не Тассо. Не Дюдермонт. Также это означало, что Дзирта и Вульфгара, которые также были на борту в эти дни, тоже можно было отбросить.

Я был немного обескуражен, осознавая, что Стражем не может быть Дзирт До’Урден. Казалось, наши судьбы как-то связаны между собой. В течение последних лет мы несколько раз сталкивались друг с другом. И каждый раз мы двигались в одном направлении, будь то южный Калимшан или северный Сильверимун.

К тому же, я думал о словах темного эльфа. У него всегда были для меня слова поддержки или какой-нибудь совет. Иногда даже он реально помогал мне.

Но я столкнулся с ним из-за Камня Тиморы, по предсказанию прорицателя в Мемноне. И эльф сказал мне, как кажется, вполне честно, что он понятия не имеет, о чем я.

Пришла полночь, но Малчора до сих пор не было. Я подумал постучать в дверь, но решил повременить.

Чего-то не хватает. Джейд думала, что я знал достаточно, чтобы выяснить, кто был Стражем. Она хотела, чтобы я продолжал свое путешествие. не важно, по какой причине.

Дзирт не был Стражем, но как насчет его друзей? Бренор Боевой Топор, боевой дворф, а теперь король Митрилл-Халла. Он прилетел к нам во время сражения с пиратами. Он приехал на летающей огненной колеснице, вместе со своей человеческой приемной дочерью, Кэтти-бри. Как они нашли нас? Конечно, принимая во внимание их транспортное средство, не было оснований думать, что им не могли помочь маги, но что если Бренор знал, где я? Или, если точнее, где камень, который я носил.

Я обдумал их появление в свете новых мыслей. Я всегда думал, что они искали Дзирта. Но что если они на самом деле искали меня?

Бренор никогда не общался со мной подолгу. Он был добрым, хотя не слишком-то вежливым. Хотя дворфская вежливость — это что-то из ряда вон выходящее. Но Кэтти-бри… Когда я лежал среди раненых, когда хирург, или моряк, взявший на себя такую роль, использовал смолу, чтобы прижечь рану, дабы я не истек кровью — это её ангельское лицо я видел перед собой, её рука сжимала мою.

Она была действительно красива. Малчор говорил, что богини выбрали двух человек, преисполненных красоты, чтобы сделать их Стражами. Джейд точно соответствовала описанию. И Кэтти-бри.

Но нет, понял я. Я понял, что неправильно вспомнил слова Малчора. Не двух “человек”, преисполненных красоты. А “эльфов”, преисполненных красоты. А Кэтти-бри была человеком. Она была лет на десять старше меня, и не могла быть Стражем.

разочарованный, я тяжело постучал в дверь. Мой палец заболел от удара, но острая боль дала мне возможность хоть на чем-то сфокусировать свое внимание. На самом деле, я знал не так уж много эльфов. Всего одного, если быть точным. И я уже выяснил, что она Страж.

Это не могла быть Элбис, моя следующая кандидатура, или кто-то из членов её Круга. Это не мог быть кто-то из людей, встреченных мною в путешествиях из Калимшана. И даже Хрисаор…

Я остановился. На самом деле, я не знаю, был ли Хрисаор генази. Это сказал мне Робийярд, маг. На самом деле все, что я знал о генази соответствовало тому, что было известно мне о Хрисаоре.

Генази имеют элементальное происхождение, и я всегда предполагал, что Хрисаор происходит от элементалей воды. Как сказал маг, где-то в его роду были водные нимфы или кто-то вроде них. Физические характеристики генази были определены подобным родством. Кожа и цвет волос Хрисаора, казалось, соответствовали этому описанию, как и его любовь к морю.

Но он мог дышать под водой и чрезвычайно быстро плавать. На дне моря пират чувствовал себя лучше, чем на суше. А это никак не увязывалось с генази.

С другой стороны, на свете была раса эльфов, живших в море, с бледно-голубой кожей и волосами, цвет которых варьировался от зеленого до белого. В том числе, они могли быть цвета морской пены, как волосы Хрисаора. Малчор не говорил о том, что эльфы должны были быть обязательно лунными, как Джейд, или даже поверхностными. Водный эльф тоже представлял интерес.

Я оценил действия пирата. Впервые мы встретились на палубе старой Морской Феи, в гавани Мемнона. Он был среди пиратов, напавших на нас. Он пытался похитить меня, ему даже удалось утащить меня с корабля, под воды гавани, и, возможно, его план бы удался, не приди мне на помощь Робийярд.

мы встречались и после. И каждый раз он не хотел убивать меня. На самом деле, он мне помог. Он помог нам с Джоэн добраться до башни Малчора. Он привел нас к Камню Бешабы, погребенному под песками Анораха. Каждое его действие, казалось, привлекало носителей, нынешних и будущих, к камням.