Попутчик (ЛП), стр. 15

— Отлично. Твои ботинки завязаны?

— Да, сэр.

— Прекрасно. Беги.

Мгновенно я бросился прочь, двигаясь вниз по улице.

Позади меня раздался громкий хлопок, а затем какой-то звук, похожий на шипение промасленной тряпки, которую сунули в огонь. Я обернулся, чтобы посмотреть на происходящее, но увидел только Перро, мчащегося следом за мной. Он поймал меня посреди дороги и потащил вперед. Его сильные ноги бежали так, как мне и не снилось — как не снилось ни одному человеку на свете. Сзади раздался глубокий и угрожающий смех, но он быстро таял и затихал в дали.

Перро бежал, ныряя в каждый переулок, которым мы прошли ранее. Сначала я думал, что он потерялся, но выражение, застывшее на его лице, говорило о том, что наставник знал, куда идти. Весь путь он что-то бормотал себе под нос, и даже поднес к губам крошечный серебряный свисток. Раньше я не видел этого приспособления, но был не слишком удивлен тем, что вещь не произвела никакого шума, когда Перро подул в неё. Это еще один случай использования небольшой необъяснимой магии. Я видел подобное сотни раз.

Мы завернули за угол и достигли самой открытой части города — доков. Широко растянувшиеся вдоль берегов Чионтара, доки Врат Бальдура включали в себя не менее сотни причалов, готовых принять столько кораблей, сколько могли отправить в путь крупнейшие порты севера и юга. Дорога, проходившая по докам, была шириной в четыре городских улицы, чтобы пропустить толпы людей и кучи грузов, которые складывали на корабли или, наоборот, относили на берег.

На дальней стороне дороги тянулись склады — высокие и величественные. Они были плотно прижаты друг другу, создавая впечатление гигантской стены, отделяющей набережную от остального города.

В этот час доки были пусты. Лишь три десятка кораблей было пришвартовано у причалов, все они стояли у длинных пристаней в конце набережной.

Приближался рассвет. Небо над холмами к востоку от нас посветлело, становясь бледно-голубым и предвещая восход солнца. Вокруг кораблей царила суматоха. Матросы просыпались и отправлялись по своим делам.

Вокруг нас не было ни души.

Кроме пары горящих глаз, которые светились в тени склада за нашими спинами.

Глава пятнадцатая

Эсбил выступил из тени. Его рот кривился в жутком оскале. Сейчас он казался выше, чем был раньше. Кожа существа стала краснее и больше не была такой идеально гладкой. Он кружил прямо позади нас, отрезая путь обратно к переулку, откуда мы только что вышли, но оставляя свободной широкую улицу, бегущую вдоль доков.

Перро развернулся и со всех ног побежал вниз по улице.

Но смеющийся Эсбил уже был перед нами.

Эльф — или существо, которое прикидывалось эльфом — рванулось вперед. Перро бросил меня и прыгнул навстречу нападавшему, доставая из сапога тонкий кинжал. Несколько раз он полоснул стилетом в воздухе, чтобы держать существо на расстоянии. Я отскочил назад, стараясь увеличить расстояние между мной и Эсбилом, но все же не желая оторвать взгляда от зрелища.

Перро наступал, наступал, наступал, постоянно крутясь и уворачиваясь. Эсбил не уступал, используя для защиты свой посох и постоянно хохоча.

А потом он пропал.

Чья-то рука схватила меня за плечо — когти железным захватом впились в мою плоть.

Перро немедленно оценил ситуацию. Он повернулся и бросился ко мне, но было слишком поздно. Я чувствовал, как уходит из-под моих ног земля.

Повернув голову, я посмотрел на существо, схватившее меня. Оно больше не было эльфом, принимая вид какой-то демонической сущности, в полтора раза выше любого человека, покрытой красной чешуей и с большими красными крыльями, торчащими из плеч. На лице создания застыла та же пугающая усмешка.

Его крылья несколько раз ударили воздух, и мы поднялись на несколько футов вверх. Я попытался схватить его за руку, чтобы заставить отпустить меня, но сила существа была слишком велика, и я никак не мог вывернуться из захвата.

Внезапно, я полетел вниз, обратно на тротуар, лежавший в нескольких футах ниже. Приземление было тяжелым, но не пугающим — я ничего не повредил. Ничего, кроме рубашки, которая была порвана там, где держал её Эсбил. Кусок ткани остался в лапах парящего демона, в то время как я сам свалился вниз.

Демон пикировал на нас, но Перро уже был готов, парируя его нападение своим стилетом. Он схватил и поднял меня, собираясь бежать. Но демон снова был на пути, отрезая все пути к отступлению. Не имея иного выбора, Перро повернулся и рванул вниз, к ближайшему причалу.

Поставив меня на ноги, он развернулся к Эсбилу, который остановился за нашими спинами и уже приближался. Его обсидиановый посох был направлен прямо на нас.

Нет, не на нас, понял я. Он указывал на причал позади.

Неестественный магический огонь озарил пирс, поднимаясь на двадцать футов в воздух и быстро распространяясь вокруг. Пламя отрезало нас от пристани, клубясь над водой. Огонь был мощным, яростным и не затухал даже тогда, когда до конца пожирал дерево.

Перро толкнул меня за спину, чтобы защитить от демона. Приготовив стилет, он изогнул руку так, словно собирался бросить его, но не стал этого делать. Казалось, импульс движения пронесся по лезвию, расширяя его, покуда кинжал, наконец, не превратился в меч — тонкое лезвие клинка было слегка изогнуто на конце, острое, словно стекло, и такое красивое. Мой наставник держал клинок перед собой, ставя ноги одну за другой. Заднюю ногу он повернул в бок. Левой рукой он убрал назад свой замечательный голубой плащ. Сейчас он выглядел таким внушительным, героическим и непобедимым.

Страшный демон шагнул сквозь стену огня, полностью невосприимчивый к жару пламени. Сейчас он казался еще выше, ожесточеннее, злобнее. Рядом с этим монстром человек, заменивший мне отца, выглядел жалким.

Существо больше не держало посох. Вместо него в руках создания появился меч. Сабля Перро была красивой и впечатляющей, клинок же демона производил обратное впечатление. Длина лезвия, выкованного из черного железа, была больше роста Перро. По всей длине клинка его острие было изогнутым.

Выгнутый край, острая сторона, был покрыт ужасающими зубцами. Ярко-красная шипы торчали по всей длине лезвия. Даже эфес этого клинка выглядел способным убить. Его крестовина была образована скрученными металлическими шипами, десяток которых торчали под странными углами, а несколько виднелись под красной рукой демона. Там, где должно было располагаться навершие. Весь клинок сверкал красным пламенем, вызывая еще больший страх.

Эсбил уставился на Перро. Мерзкая улыбка демона исчезла.

— Твой клинок слишком хорош для такого слабака, — прорычал он.

Перро, все еще стоя в прежней стойке, поднес лезвие ко лбу, саркастически салютуя демону.

Эсбил не стал терять время на подготовку к бою, как не стал и производить предварительных выпадов, чтобы изучить противника. Вместо этого он просто атаковал Перро, ударяя своими огромными крыльями, чтобы создать мощный импульс. С грубой силой его меч полетел вперед.

Перро был готов к этому и, зная нечеловеческую силу демона, мудро не стал блокировать удар. Вместо того он приблизился к ужасному мечу, низко пригибаясь и используя свое оружие, чтобы отвести удар противника.

Когда удар Эсбила не встретил сопротивления, демон потерял равновесие. Тогда Перро, плотно вставая на ноги и сохраняя идеальный баланс, сделал выпад. Он не мог противостоять клинку Эсбила, потому ударил в рукоять огненного меча, заставляя навершие ударить прямо в глаз демона. Голова существа полетела назад.

Эсбил отступил и взмахнул крыльями, отталкиваясь от Перро. Перро поднял клинок и рванулся вперед. Когда мужчина сделал выпад, его собственная рапира взорвалась синим пламенем, в отличии от красного клинка Эсбила, который вспыхивал красным. Меч Перро излучал холод, а не жар.

Лаза демона расширились. Понимая, что отступить достаточно не получится, он использовал единственную возможность защиты — скользнул влево — он упал на землю, тяжело валясь с причала.