Попутчик (ЛП), стр. 11

Спустя вечность, солнце коснулось западного горизонта. Тогда мы собрали наши пожитки и отправились в город.

Мы не взяли с собой никакого освещения — слишком велик был риск оказаться замеченными. Перро был полон решимости войти в город тайно, хотя он никогда не объяснял мне причины. Четыре мили, которые лежали между нами и городом, показались мне невыносимо долгими. Когда рядом лежит такой город со всеми его секретами, такое расстояние, пусть даже уменьшавшееся с каждым шагом, было слишком большим. Но вот, прежде чем я успел моргнуть, мы приблизились к внешней стене Врат Бальдура.

Я посмотрел на стену. Прямо над нами я смог заметить факел. Там нес стражу по крайней мере один человек, однако он двигался в сторону северо-восточного угла стены, который был освещен сильнее. Еще несколько охранников с факелами перемещались вдоль зубцов, но никто из них не проходил рядом с местом нашей остановки.

Переведя взгляд на Перро, я заметил, что он бросил на землю моток веревки. Под моим взглядом он начал напевать низкую мелодию, мягко покачиваясь назад-вперед. Словно змея, веревка поднялась и начала покачиваться вместе с Перро. Медленно, очень медленно она поднималась в воздух без какой-либо помощи, покуда, наконец, один её конец не достиг верхней части стены. Перро прервал свою песню, и веревка прекратила свой танец. Мой спутник подергал веревку, улыбаясь, когда она не свалилась на нас сверху.

— Ну, полезли, — сказал он.

Не глядя на меня, он начал взбираться на стену. Я последовал за ним несколько мгновений спустя. Как только я достиг бруствера, Перро протянул руку сквозь зубцы и рывком поднял меня на стену. Мои руки были потными, а ладони горели. Однако Перро даже не вспотел. Для пожилого человека он казался на удивление сильным.

Быстро оглядевшись, чтобы убедиться в том, что мы все еще одни, Перро схватил веревку и что-то прошептал себе под нос. Веревка подпрыгнула и свернулась в идеальное кольцо. Он закинул её в свой рюкзак и достал два золотых кольца.

— А теперь начинается самое интересное, — шепнул он.

Несмотря на темноту, мне удалось заметить в его глазах озорной огонек. Одно из колец он надел на свой палец, а второе протянул мне. Я последовал его примеру и надел кольцо, которое было мне слишком велико, на средний палец правой руки. Как только я отпустил его, кольцо стало меньше, оказываясь совершенно впору.

— Отлично, прошептал Перро. — Сейчас я посчитаю до трех. И на счет три мы прыгаем.

Он указал на внутреннюю часть стены, которая была лишена зубцов. Я покосился через край. Стена возвышалась на двадцать футов, а вместо зеленой травы, росшей по другую её сторону, внутри была лишь мощеная камнем улица. Я посмотрел на Перро, замечая, что тот сдерживает смех.

— Доверься мне, — сказал он, беря меня за руку.

Мой спутник положил пальцы на край стены. Я тяжело сглотнул и последовал его примеру, стараясь не смотреть вниз. Хотя это, конечно, было не возможно. Открывшийся мне вид вызвал тошноту и головокружение.

— Один, — сказал он. Его голос звучал тихо и низко. Мне показалось, что я заметил в его тоне отзвуки страха, но учитывая умение Перро, так долго певшего, управлять своим голосом, он мог бы легко скрыть свое волнение, которое так нервировало меня. Ему просто хотелось немного развлечься за счет моего испуга.

— Да, — сказал он чуть громче.

Нотки страха, звучавшие в его голосе, стали яснее, но когда я услышал стук копыт, приближавшийся по камням, я понял, что этот страх не был притворным. Я подумал, что должен предложить подождать, пока лошадь проедет, но прежде, чем смог вымолвить хоть слово — заметил свет факела, движущийся с запада. Темнота давала нам некоторую защиту, но было маловероятно, что стражник не заметит нас. Нам придется прыгать. Надеюсь, что человек, который подходит…

— Три!

Перро прыгнул со стены, и я почувствовал, как он рванул меня за руку. Я прыгнул следом. Как только твердая земля под моими ногами исчезла, внутри меня зародился крик, но я проглотил его.

Стоило нам покинуть стену, я ощутил, что кольцо на моем пальце слегка потеплело. Я не падал, а левитировал вниз, словно перышко, подхваченное легким ветерком. Взглянув на Перро, который отпустил мою руку, я понял, что тот так же мягко дрейфует по воздуху. «Падая» вниз, он полез в свой рюкзак, вытаскивая еще один предмет. Слишком маленький, чтобы я смог его рассмотреть.

Клацанье копыт становилось все громче, и прежде, чем мы приземлились, я увидел человека, который вывернул из-за угла. Он был одет в форму стражника Врат Бальдура. Незнакомец сидел на высокой бурой лошади. В одной его руке был зажат факел. Поперек седла он перекинул копье.

— Эй, там. Представьтесь! — сказал он, когда мы приземлились. Однако его голос слегка дрожал.

— О, сэр. Я мог бы, но предпочитаю оставаться неузнанным, — сказал Перро. — Мне очень жаль.

Перро бросил зажатый в руке предмет в направлении стража. Я увидел, как он блеснул, пролетая над факелом — предмет выглядел, как стеклянный шарик. Прежде, чем я смог разглядеть его внимательнее, он упал с тихим хлопком на землю, прямо перед лошадью стражника. Как только шарик разбился, струйки энергии побежали от него вверх, обволакивая мужчину и быстро образуя твердый полупрозрачный пузырь.

Стражник отшатнулся и чуть не упал с лошади.

— Что за трюки?

Я едва расслышал его вопрос. Голос мужчины заглушался стенками волшебной сферы. Он схватил свое копье и ударил им о пузырь, но то лишь отскочило. Тогда стражник соскользнул с лошади и попытался пройти сквозь сферу, но она не поддалась.

Я взглянул на стену и увидел свет факела охранника, движущегося вдоль зубчатой стены.

Плененный стражник увидел своего товарища. Он нанес мощный удар вверх, но это не оказало никакого эффекта на пузырь. Мужчина закричал, надрывая легкие, но звук едва ли проходил через магический барьер.

Человек на стене не услышал его, и свет факела двинулся дальше.

Лошадь плененного стража заржала, рассерженная воплями своего хозяина, и положила свою морду на плечо стражника, используя её вес, чтобы придавить мужчину к земле.

Охранник пытался сопротивляться, отталкивая прочь голову животного и пытаясь — безуспешно — встать, все время продолжая кричать. Но это только больше раздражало лошадь. Когда стражник пробормотал проклятия и сплюнул, животное легло на землю, зажимая ноги человека под своим животом.

Наконец, тот перестал кричать.

— Простите, сэр. Но, как я и говорил, мне хотелось бы сохранить инкогнито. Шар поможет в этом. Тем не менее, он исчезнет. В конце концов, — улыбка Перро могла легко подойти нашкодившему ребенку, но на его обветренном лице она смотрела столь же уместно. Он повернулся ко мне и сказал: — Идем, мальчик. Нам нужно кое-что сделать.

Глава одиннадцатая

Врата Бальдура были не похожи на все, что я видел раньше. Мы шли по пустынному городу, встречая на своем пути не так много народу — единственными, попадавшимися нам живыми существами были бездомные, которым некуда было идти, патрульные и воры, которым удалось избежать внимания стражи.

Мы были бродягами, скользящими по мощеным улицам при свете луны.

Время от времени я поглядывал на звезды, чтобы понять, в каком направлении мы идем. Но вокруг нас толпилось множество зданий, потому было крайне сложно разглядеть любой крупный кусок неба, а городские дороги были узкими и запутанными.

Наш путь лежал мимо старых ветхих построек и новых домов. Поначалу я пытался найти места с карты из книги Воло, но мы двигались слишком быстро, и потому вскоре я сдался.

Вид вокруг не слишком впечатлял, но я нашел приятным окружающий нас запах. Над городом висел густой соленый воздух океана, с которым смешивались запахи специй и благовоний, которые привозили сюда для торговли со всех концов Фаэруна. Не прекращавшийся ветер смешивал запахи в один успокаивающий аромат.

Некоторое время мы блуждали по городу, ныряя в переулки, чтобы избежать внимания проходящих стражей.