Чего хочет волк (ЛП), стр. 2

Как мужчина и предчувствовал, снег продолжил монотонно падать, покрывая замерзшую землю. Продолжив свой путь, Райкер трусцой направился к дороге, следуя в направлении, в котором последний раз слышал двигатель. В быстром темпе покрывая расстояние, он едва замечал переутомление. И хотя Райкер предпочитал двигаться на четырех лапах, а не на двух, все же это была возможность побегать по снегу. 

Впереди металл вновь ударился о металл. 

- Ну, давай. Ты заработаешь... – В низком и хриплом женском голосе слышались нотки мольбы. Загремели ключи, затем щелканье кнопки, прерывающееся тишиной. – Сукин сын. – Ладонь шлепнула о поверхность. Хлопнула дверь. – Холодно. Холодно. Холодно. Холодно. Холодно. 

Снова стук металла о металл.

- Давай работай, ты, кусок дерьма. Я только что потратила на тебя последние пятьсот долларов. Работай. – Хлоп. Бах. Хлоп. 

Он замедлился, когда лес уступил место длинному участку поля, заканчивающемуся асфальтированным старым шоссе. Райкер изучил автомобиль, косо припаркованный у обочины дороги. Косо – это довольно мягко сказано. Четырехдверный седан стоял под углом почти в девяносто градусов к дороге, а задние колеса были припаркованы в траве. 

- Ладно. Так, на счет десять, – продолжил женский голос, одновременно с отсчетом выстукивая ногой по дорожному покрытию. Когда женщина добралась до цифры десять, металл врезался в металл. Раздался громкий лязг, достаточно резкий, чтобы у Райкера заболели уши. – Работай! 

Стройная фигура выскочила из-под приподнятого капота и умчалась к водительской двери. Он замер на середине шага, когда она зажмурила прикрытые глаза и затем прошептала: 

- Ты заработаешь. Заработаешь. Ты будешь работать. 

Ключ повернулся, но единственное, что он услышал, быстрые щелчки замка зажигания, пытающегося включиться. Затем, когда, по-видимому, закончилось и электропитание, этот звук также пропал. 

- Черт. Черт. Черт возьми. – Женщина откинулась на спинку сидения, с силой ударяя сжатыми кулаками по рулю. – «Останки умершей во время сильной метели женщины прекрасно сохранились». Статья под таким названием обязательно появится в газете «Huffington Post» как-нибудь следующей весной. – Несмотря на упаднические слова, в ее тоне продолжала кипеть борьба. 

Очарованный, он смотрел, как она постучала головой о спинку сидения, а затем, словно в приливе энергии, выскочила из машины. Женщина обежала вокруг автомобиля, рывком открыла багажник и начала рыться внутри... 

До носа Райкера донесся дикий набор ароматов – застаревшие запахи пота, металла, книг, мела, пыли, сожженной бумаги, серы. На их фоне отчетливо выделялся женственный мускус, экзотический и опьяняющий, но не приторно сладкий. В нем была некая острота, но в целом довольно приятная. Его забывшаяся жертва развернулась в направлении Райкера, держа двумя руками маленький черный пистолет. 

Хорошо. Женщина не была совершенно беззащитной. Он одобрил это. 

- Ты не должен подкрадываться к людям на обочине дороги, – выкрикнула она вместо приветствия. Ничто в ее позе не выдавало, что хрупкое тело замерзло, лишь края губ коснулся голубоватый оттенок, а лицо было слишком бледным. Она сжала челюсти, чтобы не стучать зубами. – Кто ты? 

Была бы женщина волком, клацнула на него зубами. 

Хотя, будь она действительно им, к этому времени уже поджала бы хвост. Только сумасшедший мог в открытую бросить вызов Райкеру, но в ее мускусе он не ощущал болезни. Странно. У большинства женщин был фруктовый или цветочный аромат. Некоторые, как Таша, пахли специями. Однако, каким бы привлекательным ему не казался ее запах, Райкер никак не мог его определить. 

Интригующе. Однако он не мог себе позволить решать загадки. В Лос-Лобос не жаловали людей, и даже то, чтобы те находились вблизи города.

- Думаю, ты не выглядишь опасным. – Что демонстрировало, насколько сомнительным было ее суждение. Пистолет немного опустился. – Надеюсь, ты живешь поблизости и не попал, подобно мне, в затруднительное положение. Не то, чтобы я была в затруднительном положении. Через минуту я отремонтирую машину. А ты можешь держаться подальше. – Она даже не перевела дыхание и не дала ему возможности ответить. Еще два шага, и женщина помедлила, вновь взглянув на Райкера. Пистолет все еще находился в ее руке, но она не стала целиться в мужчину. – Тебе не холодно? Конечно, тебе холодно. У тебя нет куртки, а я не думаю, что футболка подходит для такой погоды. 

«Оставь ее умереть или отремонтируй машину». Она не представляла угрозу, но Райкер так и не ушел. На холоде он чувствовал себя вполне комфортно, но вряд ли нужно говорить ей правду. Вернувшись к своему багажнику, она стала рыться среди его содержимого. 

- Ага. Вот. – Она подняла куртку, размахивая ею в воздухе. – На Райкера повеяло чужим мужским запахом. – Она достаточно большая и должна тебе подойти. Не похоже, что старина Дэнни будет возражать. Он даже не знает, что оставил ее у меня. Ну? Ты что, не собираешься ее взять? – Снова пауза, и женщина посмотрела на пистолет в своей руке. – О, да. Извини за оружие. Я уже какое-то время путешествую, и никогда не знаешь, с кем столкнешься. Я ношу его строго в целях безопасности. – Засунув оружие за пояс джинсов и позволив Райкеру полюбоваться своим гладким животом, она сделала с полдюжины шагов в его направлении. – Я не буду кусаться. Серьезно. На улице мороз. 

Шанс, что он наденет на себя вещь с запахом другого мужчины, был практически нулевым. Лучше бы она надела ее сама. Но тогда этот запах окажется на ней. Верхняя губа Райкера приподнялась. «Нет». 

Вместо того чтобы бросить, он встретил женщину на полпути. Забрав куртку, Райкер обошел ее и направился к автомобилю. Взглянув на двигатель, он обследовал шланги, от которых поднимался едва заметный пар. Два из них были пробиты почти насквозь. На таком расстоянии, Райкер не мог пропустить сладкий запах этиленгликоля. 

«Антифриз».

Присев, он взглянул на асфальт под двигателем. Конечно же, на него капала зеленая вязкая жидкость, оставляя маслянистого вида пятно. На Райкера упала тень, и он удостоил худощавую женщину взглядом. Так близко она казалась еще меньше и более хрупкой, чем на расстоянии, и у нее были впалые щеки. 

Женщину явно плохо кормили. Еще один минус мужчине, куртку которого он держал. Будучи стражем, он видел достаточно голодавших, чтобы почувствовать едкий смрад неудачника. По-видимому, этот Дэнни купался в неудачах регулярно. 

- Это беспредел, – сказала она. – Три города назад я заплатила какому-то аферисту за ремонт, но, очевидно, он ничего не исправил. Мне нужно найти механика. Я пыталась дозвониться в «Triple A» [1], но здесь нет сигнала. Хотя, если ты здесь, поблизости должен быть какой-нибудь город, правильно? Может, у тебя есть стационарный телефон, которым я могу воспользоваться? – С этими словами, она запрокинула голову, посмотрев на небо. Ближайшим городом был Лос-Лобос. Последнее место, куда он может ее привести. – Хотя, полагаю, если снегопад продолжится с такой же силой, стационарный телефон скоро выйдет из строя.

На ее щеках застыли снежинки. Другие приземлились на ресницы. Они блеснули на ее коже, показав странную игру света, все еще пробивавшегося сквозь угрожающе темневшие над головами тучи. Они обещали в полной мере продемонстрировать поцелуй зимы. Асфальт уже был припорошен снегом, как и все следы, которые Райкер оставил на своем пути к автомобилю. 

Нет. Без должного оборудования и времени ее машина не сдвинется с места. Двигатель тоже не работал и не мог обеспечить ее теплом. Замерзнуть на смерть - не самый плохой способ умереть, она бы просто уснула. В проблемы Райкера не входила забота об этой женщине. 

Он вздохнул. 

- Да уж, это плохо. Мне жаль. – Извинения захватили его врасплох. В его мире, где очень мало кто извинялся, это стоило проанализировать. 

Взглянув в ее сторону, Райкер поднялся. Он не только позволил ей приблизиться к себе, но и нависнуть над ним в положении, более соответствующем доминанту. 

×
×