Надежда (СИ), стр. 1

Дворянская Лилия

Надежда

Надежда

-1-

Хорошо знакомый город вгонял в легкую депрессию. Даже в летнюю солнечную погоду он казался Наде серым и унылым. В нем ей никогда не было комфортно - летом душно и пыльно, весной и осенью грязно, а зимой очень холодно. Она уехала из него пятнадцать лет назад, сразу после школы, поступила в столичный ВУЗ, благополучно закончила его, устроилась на хорошую работу. Еще учась в университете, уговорила переехать к ней маму, вместе с которой они приобрели квартиру в ближайшем Подмосковье, где и живут в настоящее время. С тех пор в этот город она никогда не приезжала. До сегодняшнего дня.

Ее настойчиво просила съездить мама. Той, видели ли, приснились покойные родители, которые с укоризной жаловались, что все про них забыли, никто им и цветочка не принесет. Мама почти неделю страдала и уговаривала Надю слетать и проведать бабушку с дедушкой на кладбище. Сама она только недавно сняла гипс со сломанной, неудачным падением со стремянки, ноги, и поехать не могла, вот поэтому пришлось Наде брать несколько дней отпуска и в кои-то веки побывать в городе, в котором она когда-то жила и училась в школе.

Зарегистрировавшись в гостинице и оставив свои вещи в номере, она, от нечего делать, решила немного пройтись по вечерней набережной, которая была традиционным местом прогулок горожан. Там гуляли мамы с колясками, пожилые пары с собачками, катались на велосипедах и роликах взрослые и дети, обнимались и целовались подростки. Надя неспешно шла и думала, что здесь ничего не изменилось за столько лет, а пройдет еще столько же и все будет точно так же - те же мамы, пенсионеры, дети, подростки и собачки.

Прогуливаясь вдоль реки, Надежда поравнялась с шумной яркой женщиной, которая облокотившись на чугунный парапет набережной, грызла семечки и громко отчитывала своего маленького сына и мужа, первого за то, что он весь перепачкался шоколадом, а второго, за то, что недоглядел за первым. Надя бросила на эту троицу быстрый любопытный взгляд и пошла дальше.

Внезапно мама малыша замолчала, пристально посмотрела на проходившую мимо Надю, расплылась в улыбке и воскликнула:

-- Надька? Надька Чайковская! Это ты?!

Надя обернулась и с недоумением стала рассматривать полную сильно накрашенную женщину с черными, как вороново крыло, длинными распущенными волосами, облаченную в облегающее розовое платье, делающее ее похожей на сардельку, и не понимала кто это.

- Если она меня знает, значит, я тоже должна ее знать, - думала она, - ну вот откуда я могу ее знать, этого я не знаю.

Женщина подскочила, стиснула Надежду в объятиях и обдала жаркой волной таких резких духов, что защипало глаза и захотелось откашляться.

- А ты совсем не изменилась. Все такая же, только чуточку поправилась. Я тебя сразу узнала, - заявила пышная брюнетка и переспросила, - А я? Я сильно изменилась?

Надя натянуто улыбалась и лихорадочно пыталась понять, кто бы это мог быть, и чтобы не обидеть ее, подтвердила, что та нисколько не изменилась, а еще осторожно предположила, что поменялся только цвет волос, так точно помнила, что ни у кого из ее прошлых знакомых, не было такой иссиня-черной шевелюры.

- Ну, надо же, узнала, узнала! - ликовала незнакомка.

- Верка, долго ты там? - крикнул ее спутник.

- Сейчас, - отмахнулась она и командирским тоном дала мужу указание, - Иди, купи ребенку мороженого.

Мужчина взял чумазого мальчика за руку и направился, к стоящей неподалеку, палатке с мороженым.

- Верка?! Верка Моргалкина?! Не может этого быть?! - поразилась Надя.

В памяти возник образ разбитной хохотушки Верки Моргалкиной, стройной длинноногой красотки с выразительными голубыми глазами и длинными русыми волосами, первой заводилы их 11 "А". И этот образ совершенно не вязался с той женщиной, которая сейчас стояла перед Надей.

- Моргалкина, я рада тебя видеть! - искренне сказала ей Надя.

- Я не Моргалкина, - замотала головой Вера.

- Неужели, ошиблась? - испуганно подумала Надежда и смутилась.

Вера наклонилась к Наде, отчего та затаила дыхание, чтобы не вдыхать ее удушливые духи, и, снизив голос, сообщила, указывая пальцем с длинным розовым ногтем, похожим на леденец, на стоящего в отдалении мужа:

-- Я теперь Потапова.

Второй раз за день Надя была потрясена до глубины души.

Во-первых, от того, что Веркиным мужем стал ни кто иной, как Андрюха Потапов, скромный стеснительный "ботаник", а во-вторых, что этот лысый дядька с усами и пивным животиком, на которого сейчас указывает Верка, и есть Андрюха Потапов.

За какие-то полчаса Надя уже знала о Вериной жизни все, даже то, какими детскими болезнями переболели трое ее детей и то, что у нее на огороде слизни пожрали всю капустную рассаду.

Наобщавшись с разговорчивой Верой, получив море ненужной информации и надышавшись вдоволь ядреными Веркиными духами, Надя решила, что пора потихоньку сворачивать беседу, попрощаться и направиться обратно в гостиницу. У нее начинала побаливать голова.

- Ой, чуть не забыла самое важное! - хлопнула себя по лбу Вера, отчего один из ее розовых ногтей отвалился и упал на асфальт.

Она внимательно посмотрела на свой палец, к которому некогда был приклеен отвалившийся пластиковый ноготь и раздосадовано протянула:

- С этими детьми и огородом даже приличные ногти себе не сделать.

Подняла упавшую розовую пластинку, сунула в крохотную сумочку, висевшую на плече, и продолжила:

- У нас же завтра встреча одноклассников! Хотя зачем я тебе это говорю, ты, наверное, знаешь уже...

- Нет, не знаю, - помотала головой Надя.

- Как не знаешь? - удивилась Вера и растерянно похлопала густо накрашенными ресницами, - а зачем тогда приехала?

- Ну... я здесь по своим семейным делам, - неопределенно ответила Надя, не вдаваясь в подробности.

- Тогда я тебе официально сообщаю, - торжественно произнесла Вера, - завтра в восемнадцать ноль-ноль мы собираемся в ресторане "Прибрежный", так что подходи, будут все наши!

Увидев, что Надя ничего ей не ответила, Вера взяла ее за плечи и распорядилась тем же тоном, что отправляла мужа за мороженым:

-- Ты должна прийти!

Чтобы поскорее отделаться от нее, Надя пообещала, что придет и быстрым шагом направилась в гостиницу, чтобы не встретить кого-нибудь еще.

-2-

Надежда вернулась в свой гостиничный номер с четким убеждением, что ни на какую встречу одноклассников она завтра не пойдет. Съездит утром на кладбище, навестит бабушку с дедушкой, наведет там порядок и проведет свой последний вечер в этом городе в тишине и спокойствии за чтением увлекательной книги.

Она подошла к окну и, придерживая рукой угол тяжелой пыльной гардины, с тоской рассматривала проезжающие мимо грязные машины, заросшие лопухами газоны и неспешно бредущих по улице прохожих.

Этот город так и не стал ей родным. Да, она прожила в нем какую-то часть своей жизни, но всегда была убеждена, что придет время и она из него уедет.

Родилась Надя в подмосковном Королёве, где счастливо жила до одиннадцати лет. Когда училась в пятом классе, ее родители развелись и мама, забрав Надю с собой, вернулась к себе на родину, в этот самый город.

Какое счастье, что послезавтра я уезжаю домой, - думала она. - Если бы я здесь жила, то с тоски бы удавилась. А может и не удавилась, вышла бы замуж, родила троих детей, как Вера Моргалкина, выращивала на огороде капусту и морковку. Тихое провинциальное беспросветное счастье. Какой ужас!