Сияние тёмной звезды (СИ), стр. 6

– Что значит, если бы ты захотел? – недовольно отреагировал тот, в чьей руке пылал объятый фиолетовым пламенем клинок. – То есть, ты согласен?

Только теперь заметила, что позади него лежало несколько мёртвых туш монстров, а все трое находились под своеобразным куполом, сотканном из тончайших серебристых плетений, похожих на сложную паутину.

– Я этого не говорил, – примирительно поднял ладонь второй мужчина. – Просто хочу удостовериться, что ты руководствуешься не только чувством вины из-за того, что привёл её сюда.

Привёл меня сюда?!

Додумать и развить мысль не удалось. На разум вновь обрушилась темнота, не позволяя быть свидетельницей диалога и дальше. Следующее моё возвращение произошло лишь к тому времени, как вокруг сгустились сумерки, а мой названный спаситель возвышался прямо в центре огромной девяти лучевой пентаграммы, расписанной знаками, подобными тем, которыми выжжена сталь его оружия. Символы светились мягким серебристым свечением. И были очень похожи на звёзды… Невольно подняла взгляд к небу, пытаясь удостовериться в своём сравнении, но на небосводе не оказалось ни единого светила. И даже намёка на то, что они могли бы появиться.

– Ария, – тихо позвал незнакомец, почти касаясь моих губ своими.

Брюнет до сих пор держал меня на руках, а я всё ещё не открыла глаза. Довольно странное ощущение, с учётом того, что так и продолжала видеть нас обоих со стороны. От одной мысли о происходящем бросало в холод и жар одновременно. Нет, меня не интересовал загадочный языческий обряд. И даже непонятное устройство планетарной системы этого мира было не особо значимо. Волновала только возможность заполучить столь желанное прикосновение.

Да, я окончательно спятила!

Сгибом указательного пальца он ласково провёл по моей щеке, печально улыбнувшись, и будь я трижды шизофреничка, но прекрасно ощутила это! Поскольку в голове так и не укладывается, как меня может быть две, а эмоции одни, рефлекторно прижала ладонь к своему лицу, продолжая неотрывно смотреть только перед собой. И, как бы то ни было невозможным, смогла почувствовать тепло чужой руки, несмотря на то, что та – вторая-я всё ещё неподвижно и безжизненно покоилась в чужих объятиях.

Незнакомец вновь назвал меня по имени, а дальше продолжил говорить уже на неизвестном мне языке. Тихая и в то же время пробирающая буквально насквозь интонация заставила моё тело самым странным образом отзываться на каждый звук. Сковывающий прежде сердце и душу холод постепенно отступил. И вместе с тем нечто ощутимо мощное и безграничное разлилось внутри меня, позволяя надеяться на то, что вновь возвращаться в темноту больше не придётся.

Прикрыла глаза, сосредоточившись на ощущениях в попытке понять, что всё это могло бы значить. И почувствовала, как губ коснулся нежный, едва осязаемый поцелуй… и я вновь провалилась в пустоту. Очнулась, будучи, наконец, самой собой, а не раздвоенным бесплотным духом. Вот только и в этот раз – ненадолго.

– Жаль, что ты меня не вспомнишь, – произнёс тихо незнакомец, а тёмные брови нахмурились, хотя лицо озарила ласковая улыбка. – Как и всего этого.

Я отчётливо расслышала сожаление в его голосе, однако в чёрном взоре пылала лишь непреклонная решимость. Наверное, именно благодаря последнему я поняла, что спорить бесполезно. Потому и промолчала. Только беспомощно уставилась на него в ожидании дальнейшего.

Зато у кое-кого ещё было своё мнение на этот счёт.

– Уверен? – донеслось откуда-то сбоку.

Это напомнило, что мы не одни. Но и прекратить бессовестно пялиться на незнакомца я всё равно не смогла. Не теперь, когда знала, что больше не увижу его.

– Её охраняет демон среднего порядка, – ответил идеал моих грёз и сновидений, не прерывая зрительный контакт между нами, хоть и обращался не ко мне. – Сам видел собственными глазами. Если оставить всё как было, будет проще разобраться, кто отдал приказ и зачем. Кроме того, не смог найти ни одного упоминания о тех, кто способен пересекать грани, не будучи Серафимом или Паладином. Исходя из того, что она и сама не знает своего настоящего происхождения, думаю, это наилучший вариант. Ни к чему ей ввязываться во всё это. Пусть живёт нормальной человеческой жизнью… – продолжил говорить, так и не отрывая взгляда от моего лица.

Хотелось возразить и высказаться о том, насколько неправильно он поступал, собираясь заставить меня забыть едва ли не самое важное из всего, что случилось в моей жизни, но организм снова отказался подчиняться. И это было моё последнее воспоминание, прежде чем ещё одно прикосновение чужих губ заставило весь мой мир взорваться миллионами осколков боли, погружая сознание в небытие. На этот раз – надолго.

Глава 3

Пустоту в разуме разбавил звук входящего звонка. Так и не открывая глаз, я с третьей попытки нащупала телефон на прикроватной тумбе и поднесла его к уху, больше рефлекторно, чем осознанно, принимая вызов.

– Да, – выдавила из себя сипло.

Голова нещадно раскалывалась, а во рту пересохло так, будто я не один день провела в пустыне. Жутко хотелось пить, но, поскольку точно знала, что в ближайшее время подняться с собственной постели для меня равнозначно подвигу, просто облизала губы, предаваясь мечтам о бутылке холодной минералки в ближайшем будущем.

– Ты что, спишь до сих пор?! – визгливые нотки в голосе Дженны не предвещали ничего хорошего, и я невольно поморщилась, начиная жалеть о том, что не перезвонила сама – намного позже, когда стало хоть немного легче в физическом плане. – Я звоню тебе всё утро! Ты даже не представляешь, Ария! Международный холдинг Деверо подал заявку в Вестминстер о наборе по вакансиям ассистентов для их центрального офиса… – продолжила тараторить она.

Ощущение дежавю прошлось по подсознанию, подобно удару кувалдой.

– И им порекомендовали несколько студенческих профайлов, среди которых есть мы с тобой? – перебила девушку.

Мечта о живительной холодной влаге не только не отпустила, но и стала непреодолимой, поэтому пришлось сделать над собой усилие, открыть глаза и принять вертикальное положение. Солнечный свет, проникающий сквозь раздёрнутые портьеры, моментально ослепил, заставляя щуриться, но вязаные домашние балетки я нашла без проблем, обуваясь перед походом на кухню.

– Да, а откуда ты знаешь? – настороженно поинтересовалась подруга.

Я же довольно хмыкнула.

– И если мы успешно пройдём собеседование, то помимо оплаты, нам ещё и летнюю стажировку засчитают? – продолжила на своей волне, которая-и-не-совсем-моя.

Обречённый стон на том конце связи позволил улыбнуться уже в открытую.

– Ты была в кампусе? – «догадалась» Дженна. – И когда только успела… – дополнила задумчиво.

Её тональность вынудила и меня предаваться мысленной прострации. А всё потому, что… Ведь она же сама вчера говорила об этом!.. Или нет?

Как бы ни хотелось найти точные ответ на последний вопрос, жгучая мигрень не позволяла сосредоточиться. Собственные мысли о посетившем ощущении повтора событий плавно утекали в неизвестном направлении, заставляя сомневаться.

В любом случае, наверное, было бы лучше сказать напрямую о том, откуда я знала то, что она собиралась сказать, но внутри всё словно взбунтовалось против такой откровенности, поэтому в конечном итоге решилась зайти издалека:

– Не была я в кампусе, – начала осторожно, попутно спускаясь по лестнице на первый этаж. – Дженна, мы с тобой в последний раз когда разговаривали?

– Позавчера вечером, – недоумённо отозвалась девушка, а через короткую паузу добавила обеспокоенно: – Ария, у тебя до сих пор похмелье?

Если бы я знала, что со мной, может быть бы и ответила. Но я не знала. А то, что вертелось в голове, больше походило на полнейшее безумие, поэтому предпочла проигнорировать последний её вопрос.

– Позавчера? – уточнила, останавливаясь напротив холодильника, хранящего в себе самое вожделенное в данный момент. – Это когда мы с тобой разговаривали о неудавшейся вечеринке у Бекки?

×
×