Найди свой путь к богатству, стр. 2

Понимал он и то, что богатство, полученное в дар и не требующее ничего взамен, приносит обладателю скорее вред, чем пользу. И со свойственной ему мудростью сопроводил свой подарок условиями, призванными защитить его адресата от всеобщего стремления к дармовщине.

Анализируя мировую историю, Карнеги понял, что желание получить все, не прикладывая никаких усилий, двигало разведчиками, снаряженными Моисеем и Иисусом Навином. Сыны Израилевы, долгие годы трудившиеся в египетской неволе, сбежали от фараона и много лет блуждали по пустыне, ища возможность пересечь море и оказаться на земле обетованной.

Яркое описание сокровищ земли обетованной служило путеводной звездой, которая, невзирая на сопротивление недовольных, помогала вождям поддерживать единство народа на пути к заветной цели.

Подобную историю можно обнаружить в описании исхода угнетенных из Старой Англии в Новый Свет. Эти люди отправлялись на поиски не только материальных благ. Они искали страну с множеством возможностей для проявления личной инициативы, со свободой вероисповедания и свободой слова. Главным результатом большого переселения стал успех самого заметного в современной истории массового события.

Переселенцы создали землю обетованную своими руками. Богатство этой земли родилось их усилиями только потому, что начинания их основывались на разумной философии и созидательной цели. Ее несколькими столетиями позже определил Эндрю Карнеги и не только трансформировал эту мудрость в огромное личное состояние, но и завещал народу Америки в виде свода простых правил, «Ключа», открывающего путь к богатству.

Потомки колонистов, основываясь на результатах тяжкого многолетнего труда первопроходцев, построили цивилизацию, уровня которой никогда прежде не видел мир, и культуру, превосходящую величайшие культуры всех времен. Такого уровня жизни до сих пор не знало человечество. Удобство, роскошь, преимущества и возможности, доступные абсолютно каждому – ничего подобного до тех пор не видывал свет. Все эти блага смогли появиться только на прочной основе – на фундаменте новой демократии. Это было новое явление в подлунном мире, адаптированная форма совершенного государства, доказавшая свою состоятельность безусловной практичностью.

Никогда раньше человечество не знало такой цивилизации. Мировой истории известно много случаев, когда расцвет всех сфер жизни провозглашался самыми яркими выражениями, но в каждом таком случае размах цивилизации ограничивался сравнительно небольшим числом людей.

Разница между подобными историями прошлого и счастливого настоящего заключается в том, что подавляющее большинство наших предков жили под пятой правителей, в основном бывших тиранами. Нам же доступен такой уровень жизни, который не снился даже венценосным особам прошлого.

Таким образом, мы наглядно представляем собой различие между культурными эпохами настоящего и прошлого. Если хотите, можете провести сравнительное исследование преимуществ, которыми пользуются современники, включая тех, кто принадлежит к низшим слоям общества. Бесплатное образование, бесплатный досуг, радио, автомобили, самолеты, сеть бесплатных автодорог, современные средства связи, свобода вероисповедания – эти и тысячи других преимуществ, недоступных простым людям прошлых времен, теперь служат всем современным американцам.

Это различие можно отнести на счет основополагающей разницы в целях и мотивах, но проявилось оно благодаря практическим действиям в рамках американского образа жизни, аналогов которому не знала ни Европа, ни другие части Старого Света.

Американцы обоих полов вольны следовать велению своего разума; у них есть свобода вероисповедания, свобода слова, свобода политических убеждений, они читают свободную прессу и имеют полное право на свободу инициативы в любой сфере по своему усмотрению, а оплата их труда гарантирована правительством. Это стало возможным благодаря тому, что свобода, жизнь, независимость и стремление к счастью составили основу для развития нашей молодой республики, а программа изобилия стала личной целью каждого ее гражданина.

Люди начали проявлять инициативу, сначала личную, затем – от имени группы, еще позже – в качестве крупных объединений, созданных в интересах безопасности и защиты и финансируемых работающими и неработающими гражданами. Они освоили искусство торговли и искусство конкуренции, осмыслили ценность личной инициативы и необходимость честного ремесленничества, не унижающего искусство рекламы.

Вкупе все эти факторы определили рост производства и конкурентоспособность цен: все больше людей могли позволить себе покупку американских товаров, все больше рабочих мест появлялось в сфере производства.

Эти ярко выраженные характеристики, в кратчайшем изложении, и есть ядро американской системы: вера, экономический рост, сотрудничество, доверие друг к другу, личная инициатива и честность в отношениях между людьми.

Описание пути к богатству по-американски будет невозможным без привнесения в нее личных соображений читателя, без сопоставления наших сентенций с его личным опытом. А это обусловливает необходимость иметь четкое представление об истории американских источников богатства, чтобы у читателя не возникло сомнений в законности его доли.

Мы стоим перед лицом нового социального порядка, прекрасно понимая его природу, и можем предугадать, к чему он нас ведет.

Единственное, в чем мы должны быть уверены: мы не хотим того «нового порядка», который европейские диктаторы навязали своим народам. Мы так долго живем в условиях независимости, свободы и права личной инициативы, что никогда сознательно не откажемся от этих привилегий.

Наше отношение к диктаторам, чья власть зиждется на попрании прав человека, блестяще сформулировал Роберт Ингерсол в оценке Наполеона Бонапарта: «Чуть позже я стоял у могилы старика Наполеона. Это величественная усыпальница, вся в золоте и позолоте, достойная усопшего божества. Я долго смотрел на саркофаг из редкого, не известного мне вида мрамора, упокоившего прах этого неутомимого человека. Я облокотился о балюстраду и задумался о жизненном пути величайшего солдата современности.

Я увидел его на берегу Сены, где он подумывал о самоубийстве.

Я увидел, как он подавлял мятеж на улицах Парижа.

Я увидел его во главе армии в Италии.

Я увидел его на мосту в Лоди с трехцветным флагом в руках.

Я увидел его в тени египетских пирамид.

Я увидел, как он переходит Альпы, и горные орлы приветствуют орлов Франции.

Я увидел его в России, где пехота снегов и кавалерия диких зверей размела его легионы, как ворох сухих листьев.

Я увидел его в Лейпциге, разгромленного и несчастного, гонимого миллионами штыков, загнанного, как зверь, прижатого к Эльбе.

Я увидел, как он бежал и вернул себе империю великой силой своего гения.

Я увидел его на страшном поле у Ватерлоо, где былые повелители Судьба и Случай уничтожили его величие, и увидел его на острове Святой Елены: Наполеон стоял на высоком утесе со сложенными за спиной руками и вглядывался в торжественно-мрачное море.

Я подумал обо всех, кого он оставил вдовами и сиротами; о слезах, пролитых во имя его славы; о единственной женщине, искренне любившей его и вырванной из его сердца жестокой рукой амбиций.

И я решил, что предпочел бы быть бедным французским крестьянином в стоптанных деревянных башмаках, жить в хижине, увитой виноградом, багровеющим от сладостных поцелуев осеннего солнца; чтобы рядом со мной, когда на небосклоне умирает очередной день, сидела с вязанием в руках моя любящая жена; чтобы у меня на коленях сидели мои дети, а их руки ласково обвивали мою шею… Да, я предпочел бы быть этим бедным крестьянином и безмолвным прахом уйти в глухую безвестность, но не величественным воплощением мощи и насилия, известного под именем Наполеон Великий».

С осознанием этого и приступаем к описанию Ключа, открывающего дверь ко всем известным ценностям американского народа.