Сибирская жуть-3, стр. 58

— А почему «посмеяться»?! Что, так уж ничего и нет?

— Порока сердца у вас нет, а все, что есть — и без меня хорошо лечится. До ста лет вы проживете с таким сердцем, и из-за него ко мне бы вы не пришли. Водку пьете?

— И водку, и коньяк…

— Ну вот видите… А с половой сферой нет ничего?

— А почему вы спрашиваете? Что-то все-таки есть?

— Ага, проняло… Простата у вас увеличена… На голой земле спали?

— Много раз, я ведь всю жизнь по экспедициям.

— Ну вот, ну вот… Но и тут ничего серьезного. Побаливать может, но ведь проблем нет или я ошибаюсь?

— У меня недавно дочка родилась…

— С чем вас и поздравляю! Так что и здесь я вас больше попугала… Ничего серьезного. Едите все?

— Все, что хочется.

— А мясного надо бы поменьше, возраст уже не тот.

— Уже старенький для мяса?

— Старенький вы будете лет в девяносто… А может, помереть успеете, вообще стареньким не будете, развалиной. Мяса вам не надо, потому что…

И бабка очень грамотно объяснила мне, почему мужчинам за сорок лучше есть мяса поменьше.

— Ну, заговорилась я… Так вам для науки все это надо?

— И для науки тоже. Вот как вы узнали, что у меня сердце почти здоровое?

— Не знаю… И не приставайте, я вам все равно не скажу! Не потому, что не хочу, а просто я сама не знаю. Дочку выучила, а как делается, это я словами объяснить и не смогу.

— Так ведь не все же так могут; я вот не могу, мне интересно.

— В совершенстве не все. А хоть немного — все… Согните руку. Не так, вот так!

Бабка заставляет меня превратить собственную ладонь в своего рода экран и не отстает, пока я не начинаю чувствовать какое-то неясное тепло.

— Вот, получается… У всех, кто хочет, получается. Убедились?

— Убедился. А рассказать не сможете?

— Не смогу, — разводит руками бабка. — Да и не хочу, скажу по правде, — и не до того мне, и ни к чему.

Расстаемся мы хорошо, и бабка категорически отказывается взять с меня условленную сумму.

— Я же вам ничем не помогла… Да, а вот рака вы зря боитесь, нет у вас рака и не будет.

Между прочим, о своем страхе перед раком я бабке ничего не говорил и о смерти своих родственников от этой страшной болезни — тоже.

Вот и все приключение, и описал я его довольно точно, не приписывая ни себе, ни бабке ума и мудрости, которых мы не проявляли.

Теоретики

По поводу способов лечения у бабок, всевозможных заговоров, энергетических полей, движения космических энергий и так далее существует множество теорий разной степени остроумности. Излагать их я не буду. Во-первых, большая часть этих теорий — чистейшей воды спекуляции. Рассуждения о чиннелингах — «канале связи» между людьми и инопланетянами, о «смене уровней видения» при появлении у «посвященных» «третьего глаза», об «открытии чакры пандолини» и прочей мистике оставляют тягостное впечатление.

В свою бытность руководителем Центра ноосферно-экологического образования (позже закрытого за ненадобностью местному начальству) я столкнулся с этой проблемой всерьез. Стоит произнести слова «ноосфера», «ноосферное образование» — и тут же набегают рерихнувшиеся, ушибленные выдумками Блаватской, контактеры с инопланетными цивилизациями, носители высших истин. Ах, вы сказали: «ноосфера»?! А ведь «ноосфера» — это… И тут же следует невероятно неграмотное, совершенно произвольное определение, густо замешанное на мистике.

На своих конференциях мне удалось разогнать эту публику; все мистики появлялись у меня ровно по разу, и больше я их никогда не видел. Я был невежлив с мракобесами и потому сделался от этой публики свободен. А вот ученые, меньше склонные говорить плохие слова и принимать ответственные решения, оказываются в скверном положении. В июне 1996 года мы с женой участвовали в конференции, организованной в Новосибирске Сергеем Влаильевичем Казначеевым-младшим. И полезли как из-под земли… «Письма махаришь!» — орали из одного угла. «Чакра панголини!» — вопили из другого. Или «чакра панголинов»? — точно не помню. «Разумные минералы давно наблюдают за вами…» — зловеще скрипел старец с пятью классами образования, пришедший поучать нескольких докторов наук.

Впечатление было такое, как будто все жуткие тени Средневековья, участники самых мрачных сект Древнего Востока сбежались в современный Новосибирск, чтобы терроризировать бедного Сергея Влаильевича.

В наше время все люди до невероятия свободны — в том числе свободны и в безумии. Если появляются такие учреждения, как Международный институт космического сознания, а его сотрудник заявляет, будто своими глазами «видела над куполами церквей колеблющееся марево поднимающихся к небу молитвенных обращений» [7, с. 16], что тут делать нам, бедным ученым?!

Но ведь все эти мистические завывания ни к чему меня не обязывают. Если кому-то хочется сделать вид, будто Владимир Иванович Вернадский или Влаиль Петрович Казначеев писали для них и про них, — это частное дело мистиков. Я же не буду заниматься никакими мистическими теориями. Не буду, и все.

Во-первых, понимание большей части сколько-нибудь серьезных теорий требует хорошего знания физики… Лучшего, чем у меня есть.

Во-вторых, все эти теории имеют одну общую слабую сторону: все они претендуют на совершенно новаторское понимание материи, сознания, устройства Вселенной, человека… совершенно всего на свете. Все они предлагают отвергнуть все, наработанное до сих пор наукой, и заменить выдумками нескольких человек, сделанными за самое последнее время.

На мой взгляд, отвергнуть все, что наработало до сих пор человечество, у нас нет никаких причин.

В-третьих, эти люди — борцы! Они воюют против официальной науки, хотя во всем мире официальной науки не существует уже несколько десятилетий, а в Российской Федерации — с 1991 года. Они борются с тупицами и негодяями, которые их зажимают и не пускают… хотя давным-давно никто никого ни «придержать», ни «не пустить» уже не может. Наука существует на гранты. Получил грант — и занимайся! Не дают в России — получи зарубежный.

И, кстати говоря, получить грант под изучение мистических явлений гораздо легче, чем получить его под любую тему любой классической науки…

Если человек грозится свершить великие дела, но все время ему кто-то мешает — это очень подозрительно, не правда ли?

Бывал я в лабораториях теоретиков этого рода, участвовал в весьма любопытных опытах, наблюдал явления, которые официальная наука если и не отрицает начисто, то и анализировать отказывается. Но вот попытки построить на основании этих эффектов «самую общую теорию всего» не вызывают у меня понимания. На мой взгляд, неплохо бы сначала накопить побольше сведений о загадочных и малообъяснимых явлениях.

И поэтому я не буду никак объяснять ни удивительных свойств человеческого взгляда, ни всего, что произошло со мной на приеме у бабки. Порассуждать, конечно, можно, но ценность таких выдумок — нулевая. Стоит ли?

ГЛАВА 20

ПРИВИДЕНИЯ КАК ОНИ ЕСТЬ

В человеческом невежестве весьма утешительно считать все то за вздор, чего не знаешь.

Д.И.ФОНВИЗИН

К моему удивлению, довольно многие люди берутся всерьез рассуждать о сущности привидений, о том, откуда они берутся, как устроены, что любят и чего не любят. Уже в XV веке Парацельс утверждал, что у человека два тела: одно состоит из элементов, а другое тело — астральное и что смерть разъединяет эти два тела. Откуда он знал, что их именно два и что они именно такие? Не постигаю…

А.Прийма очень остроумно критикует представления индусов: «Согласно йоговским представлениям, человек состоит из семи тел разной частоты вибрации, разной плотности (степени материальности). Первое — физическое, второе — эфирное, третье — астральное, четвертое — ментальное. Пятое, шестое и седьмое тела относятся к нашему высшему „я“ — частице Абсолюта».