Лакки Старр и пираты астероидов, стр. 5

– Как насчет ремонта? – спросил Антон. Динго ответил:

– Потребуется целый год и еще воскресенье. Не стоит труда. Да мы и не можем это сделать здесь. Придется брать на одну из скал.

Антон повернулся к Лаки и вежливо объяснил:

– Мы всегда называем астероиды скалами, понимаете?

Лаки кивнул. Антон сказал:

– По-видимому, мои люди считают, что им не летать в этом корабле. И как вы думаете, зачем земное правительство отправило пустой корабль, к тому же так плохо собранный, как добычу для пиратов?

– Я недоумеваю все больше и больше, – сказал Лаки. – Продолжим обследование.

Антон пошел первым, Лаки за ним. Остальные молча шли сзади. Лаки ощущал мурашки на затылке. Спина Антона прямая и бесстрашная, как будто он не ожидает нападения Лаки. Конечно, не ожидает. За Лаки достаточно вооруженных людей. Они осмотрели маленькие помещения, сконструированные с величайшей экономией. Компьютерное помещение, маленькая обсерватория, фотолаборатория, камбуз и каюты. Потом перешли на нижний уровень по узкой изогнутой трубе, которую в поле псевдогравитации можно было настраивать как ведущую и «вверх» и «вниз». Лаки велели спускаться первым, Антон последовал за ним так близко, что Лаки едва успел увернуться (его ноги слегка подгибались от неожиданно вернувшейся тяжести) от сапог капитана. Жесткие тяжелые космические сапоги миновали его лицо на расстоянии дюйма. Сохранив равновесие, Лаки гневно повернулся, но Антон приятно улыбался, его бластер был нацелен прямо в сердце Лаки.

– Тысяча извинений, – сказал он. – К счастью, вы весьма проворны.

– Да, – пробормотал Лаки.

На нижнем уровне располагались двигатели и энергоустановки. Тут же пустые ангары шлюпок. Запасы пищи, воды, топлива, освежители воздуха, атомная экранировка. Антон негромко сказал:

– Ну, и что вы об этом думаете? Может быть, низкосортное, но ничего необычного я не вижу.

– Трудно сказать, – ответил Лаки.

– Но вы прожили на корабле несколько дней.

– Конечно, но я не разглядывал его. Просто ждал, пока он придет куда-нибудь.

– Понятно. Ну что ж, вернемся на верхний уровень.

Лаки опять путешествовал по трубе первым. На этот раз он легко приземлился и с грацией кошки отпрыгнул на шесть футов. Прошли секунды, прежде чем из трубы появился Антон.

– Нервничаете? – спросил он. Лаки вспыхнул.

Один за другим появлялись пираты. Антон не стал дожидаться всех, а пошел по коридору.

– Знаете, – сказал он, – можно подумать, что мы осмотрели весь корабль. Большинство людей сказало бы так. А вы?

– Нет, – спокойно ответил Лаки, – мы еще не были в ванной.

Антон нахмурился, приятное выражение исчезло с его лица, место его занял гнев. Но тут же исчез. Антон поправил прическу и с интересом взглянул на свою руку.

– Что ж, заглянем и туда.

Пираты свистнули или удивленно воскликнули, когда открылась нужная дверь.

– Прекрасно, – пробормотал Антон. – Прекрасно. Роскошно, я бы сказал.

Действительно! Сомнений в этом не было. Три душа, приспособленные для мытья (теплая вода) и гигиенических процедур (горячая и ледяная). С полдюжины раковин для умывания, хромированных, с углублением для шампуня, установки для сушки волос, игольные стимуляторы кожи. Не было упущено ничего из необходимого.

– Тут ничего второсортного нет – сказал Антон. – Как шоу в субэфире, а, Уильямс? Что вы на это скажете?

– Я в затруднении.

Улыбка Антона исчезла, как космический корабль, пролетевший по экрану.

– А я нет. Динго, подойди сюда.

Глава пиратов сказал Лаки:

– Простая проблема. Мы имеем корабль, сляпанный на скорую руку, на нем никого, все делалось в спешке, а ванная по последнему слову. Почему? Просто для того, чтобы здесь было как можно больше труб. А это для чего? Чтобы мы не заподозрили, что одна или две из них поддельные… Динго, которая из них?

Динго пнул одну.

– Не пинайся, ублюдок! Разбери ее.

Вспыхнуло микротепловое ружье. Динго отвел проводку.

– Что это, Уильямс? – спросил Антон.

– Провода, – кратко ответил Лаки.

– Я вижу, болван. – Капитан неожиданно разъярился. – Что еще? Я вам скажу, что еще. Проводка должна взорвать весь атомит на борту корабля, как только мы приведем его на базу.

Лаки отпрыгнул.

– Откуда вы знаете?

– Удивлены? Вы не знали, что это большая мина? Не знали, что мы должны были бы отвести корабль на ремонт? Не знали, что вместе с базой должны были превратиться в огненную пыль? Вы здесь наживка, чтобы мы были по-настоящему одурачены. Только я не дурак!

Его люди придвинулись ближе. Динго облизал губы.

Антон резко поднял бластер, и в глазах его не было и тени милосердия.

– Подождите! Великая Галактика, подождите! Я об этом ничего не знаю. Вы не имеете права расстреливать меня без причины.

– Он напрягся для последнего прыжка, для предсмертной схватки.

– Не имеем права? – Антон неожиданно опустил бластер. – Как вы смеете так говорить? На борту у меня все права.

– Вы не должны убивать полезного человека. Людям астероидов такие нужны. Не выбрасывайте одного из них.

Некоторые пираты одобрительно зашумели. Послышался голос:

– У него хорошая начинка, капитан. Мы смогли бы…

Голос замер, как только Антон повернулся. Антон вернулся к Лаки.

– А что делает вас полезным человеком, Уильямс? Отвечайте, и я подумаю.

– Я сражусь с любым из вас. На кулаках или на любом оружии.

– Да? – Антон оскалил зубы. – Вы это слышали, ребята?

Послышался подтверждающий рев.

– Вы бросаете нам вызов, Уильямс. Любое оружие, а? Хорошо. Выберетесь живым, и вас не расстреляют. Я подумаю, не сделать ли вас членом моего экипажа.

– Ваше слово, капитан?

– Мое слово. Я его никогда не нарушаю. Экипаж слышал меня. Если выйдете живым.

– С кем я буду сражаться?

– С Динго. Он хороший человек. Всякий, кто его победит, очень хороший человек.

Лаки взглядом измерил огромную глыбу хрящей и мускулов, стоящую перед ним, и уныло согласился с капитаном. Глаза Динго блестели от предвкушения. Лаки спросил:

– Какое оружие? Или на кулаках?

– Оружие! Точнее – толчковые пистолеты. Толчковые пистолеты в открытом космосе.

На мгновение Лаки трудно было сохранить спокойствие. Антон улыбнулся.

– Вы боитесь, что испытание недостойно вас? Не бойтесь. Динго лучше всех управляется с толчковым пистолетом во всем флоте.

Сердце Лаки упало. Дуэль на толчковых пистолетах требует искусства. Очень большого! Когда он занимался этим в колледже, это был спорт. Когда берутся профессионалы, это смертельно. А он не профессионал!

4. Дуэот на деле

Пираты столпились на наружной поверхности «Атласа» и своего собственного корабля сирианской постройки. Некоторых удерживали магнитные подошвы башмаков. Другие, чтобы лучше видеть, повисли в пространстве, удерживаясь на месте магнитными кабелями, прикрепленными к корпусу. В пятидесяти милях друг от друга находились два шара-гола из металлической фольги. На борту фольга в свернутом виде занимала не больше трех квадратных футов, а в пространстве раскрывалась в стофутовые тончайшие поверхности из бериллиево-магнезиумного сплава. Незатененные и неповрежденные в великой пустоте космоса, шары вращались, и отражение солнца от их поверхности видно было на многие мили.

– Правила вы знаете, – громко послышался в наушниках Лаки, очевидно, и Динго тоже, голос Антона.

Лаки видел одетую в скафандр фигуру противника как солнечную точку в миле от него. Шлюпка, привезшая их, двигалась назад, к пиратскому кораблю.

– Вы знаете правила, – доносился голос Антона. – Тот, кого вытолкнули за пределы его гола, проиграл. Если никто не вытолкнут, проигрывает тот, у кого раньше истощится заряд толчкового пистолета. Никаких ограничений во времени. Нет положения вне игры. У вас пять минут для подготовки. Использовать толчковые пистолеты только после моей команды.

Нет положения вне игры, подумал Лаки. Он выдал себя. Толчковые дуэли как легальный спорт происходят на расстоянии не более ста миль от астероида по крайней мере в пятьдесят миль в диаметре. Там игроки испытывают пусть слабое, но определенное тяготение. Его недостаточно, чтобы помешать подвижности. Но его вполне достаточно, чтобы отыскать дуэлянта с истощенным зарядом пистолета в космосе. Даже если его не подберет спасательная шлюпка, ему нужно только потерпеть несколько часов, от силы один-два дня, и тяготение приведет его на поверхность астероида.