Лакки Старр и пираты астероидов, стр. 4

– У меня бластер. Использую его, если ты возьмешься за свой. Не двигайся.

Пират открыл рот. Снова закрыл. Лаки продолжал:

– Если хочешь позвать остальных, давай.

Пират подозрительно посмотрел на него, потом, не отрывая взгляда от бластера Лаки, крикнул:

– Тут парень с пистолем.

Послышался смех, затем кто-то приказал:

– Тихо!

Еще один человек вошел в рубку.

– Отойди, Динго, – сказал он.

Космический костюм он снял и представлял собой совершенно неуместное на корабле зрелище. Одежда его могла быть сшита в самой модной мастерской Интернационального Города и больше подходила для торжественного обеда на Земле. Рубашка имела шелковистый вид, который бывает только у лучших сортов пластекса. Радужный цвет не кричащий, а скорее приглушенный, обтягивающие брюки сливаются с рубашкой, так что если бы не расшитый пояс, они казались бы одним целым. На руке повязка, соответствующая поясу; мягкий голубой шейный платок. Кудрявые каштановые волосы завиты и хорошо ухожены. Он был на полголовы ниже Лаки, но по его поведению молодой член Совета видел, что любое предположение о мягкости, сделанное на основании пижонского костюма, будет неверным. Новоприбывший сказал приятным голосом:

– Меня зовут Антон. Не опустите ли вы ваш бластер?

Лаки сказал:

– И буду застрелен?

– Возможно, со временем, но не сейчас. Я вначале хотел бы вас расспросить.

Лаки не опустил оружие. Антон сказал:

– Я держу свое слово. – На его щеках появились красные пятна. – Это моя единственная добродетель среди тех, что люди считают добродетелями, но ее я держусь крепко.

Лаки опустил бластер, и Антон взял его и передал другому пирату.

– Возьми его, Динго, и убирайся отсюда. – Он повернулся к Лаки. – Другие пассажиры улетели в шлюпках? Верно?

Лаки сказал:

– Это ловушка, Антон…

– Капитан Антон, пожалуйста. – Он улыбнулся, но ноздри его раздулись.

– Это ловушка, капитан Антон. Очевидно, вы знаете, что на борту не было ни экипажа, ни пассажиров. Вы знали это, еще не побывав на борту.

– На самом деле? Откуда вы это взяли?

– Вы приблизились к кораблю без сигналов и предупреждающих выстрелов. Вы не ускорялись. Вы игнорировали стартовавшие шлюпки. Ваши люди вошли в корабль спокойно, как будто не ожидали сопротивления. У человека, который первым вошел сюда, бластер был в кобуре. Выводы очевидны.

– Хорошо. А вы что делаете на корабле без экипажа и пассажиров?

Лаки решительно ответил:

– Я пришел увидеться с вами, капитан Антон.

3. Дуэль на словах

Выражение лица Антона не изменилось.

– Теперь вы встретились со мной.

– Но не один на один, капитан, – Лаки медленно растянул губы в улыбке. Антон быстро оглянулся. Свыше десяти его людей, в космических костюмах на разной стадии их снятия, набились в рубку и слушали с интересом. Капитан слегка покраснел. Он повысил голос:

– А ну, подонки, займитесь своими делами. Мне нужен полный отчет о состоянии корабля. И держите оружие наготове. На борту могут быть еще люди, и если кого-нибудь из вас поймают, как Динго, я вышвырну его в шлюз.

Началось медленное сдержанное передвижение наружу.

Голос Антона перешел в крик:

– Быстро! Быстро! – Одно движение, и в руке его оказался бластер. – Стреляю при счете три. Один… два…

Никого не было. Антон снова взглянул на Лаки. Глаза его блестели и воздух порывисто вырывался изо рта.

– Дисциплина – великое дело, – выдохнул он. – Они должны бояться меня. Бояться больше, чем пленения Земным флотом. Тогда у корабля один мозг и одна рука. Мой мозг и моя рука.

Да, подумал Лаки, один мозг и одна рука. Но чьи? Твои?

На лицо Антона вернулась улыбка, мальчишеская, дружеская и открытая.

– Теперь говорите, что вы хотели.

Лаки пальцем указал на бластер капитана, все еще обнаженный и готовый к действию. Он улыбнулся так же.

– Хотите стрелять? Давайте, закончим с этим.

Антон был потрясен.

– Космос! Вы хладнокровный человек. Я стреляю, когда хочу. Так мне больше нравится. Как ваше имя?

Бластер по-прежнему был нацелен на Лаки.

– Уильямс, капитан.

– Вы высокий человек, Уильямс. И кажетесь сильным. Но стоит мне нажать пальцем, и вы мертвы. Я считаю это очень поучительным. Два человека и один бластер – в этом весь секрет власти. Вы когда-нибудь думали о власти, Уильямс?

– Иногда.

– Вам не кажется, что в ней единственный смысл жизни?

– Может быть.

– Я вижу, вам не терпится перейти к делу. Начнем. Почему вы здесь?

– Я слышал о пиратах.

– Мы люди астероидов, Уильямс. Никаких других названий.

– Это мне подходит. Я прилетел, чтобы присоединиться к людям астероидов.

– Вы мне льстите, но палец мой по-прежнему на курке бластера. Почему вы хотите присоединиться к нам?

– Все возможности на Земле закрыты, капитан. Человек, подобный мне, не может быть бухгалтером или инженером. Я мог бы даже управлять фабрикой или возглавлять собрания держателей акций. Не имеет значения. Все это рутина. Я знал бы свою жизнь с начала до конца. Ни приключений, ни неопределенности.

– Вы философ, Уильямс. Продолжайте.

– Есть, конечно, колонии, но меня не привлекает жизнь фермера на Марсе или смотрителя чанов на Венере. Меня привлекает жизнь на астероидах. Вы живете трудно и опасно. Тут человек может добиться власти, как вы. Вы сами сказали, что власть – единственный смысл жизни.

– И вы спрятались на пустом корабле?

– Я не знал, что он пустой. Мне нужно было где-то спрятаться. Законное космическое путешествие стоит дорого, а билеты в пояс астероидов в наши дни не продают. Я знал, что этот корабль – часть картографической экспедиции. Дошли слухи. И направляется к астероидам. Поэтому я ждал почти до старта. Когда все готовятся к взлету, а люки еще открыты. Приятель отвлек внимание часового. Я решил, что мы остановимся на Церере. Она должна быть главной базой астероидной экспедиции. Мне казалось, что оттуда я доберусь без труда. Экипаж составят астрономы и математики. Забери у них очки, и они ослепнут. Направь на них бластер, и они умрут или испугаются. На Церере я мог бы связаться с пи… с людьми астероидов. Очень просто.

– Но на борту вас ждал сюрприз. Верно? – спросил Антон.

– Еще бы. Никого на борту, и прежде чем я это понял, корабль взлетел.

– А к чему бы это, Уильямс? Как вы считаете?

– Не знаю. Не могу понять.

– Ну, что ж, посмотрим, не найдем ли разгадку. Мы с вами вместе. – Он сделал жест бластером и резко сказал:

– Пошли!

Глава пиратов вышел из рубки в длинный центральный коридор корабля. Из двери впереди вышло несколько человек. Они обменивались негромкими замечаниями, но все замолчали при виде Антона. Антон сказал:

– Подойдите.

Они приблизились. Один тыльной стороной руки вытер седые усы и сказал:

– Никого на борту, капитан.

– Хорошо. Что вы о нем думаете?

Их было четверо. Но постепенно количество росло, присоединялись все новые. Голос Антона стал резким.

– Что вы думаете о корабле?

Вперед протиснулся Динго. Он снял костюм, и теперь Лаки мог разглядеть его. Широкий, тяжелый, руки слегка согнуты и свисают с мускулистых плеч. На пальцах пучки черных волос, шрам на верхней губе дергается. Он не отрывал взгляда от Лаки. И сказал:

– Мне не нравится.

– Тебе не нравится корабль? – резко спросил Антон. Динго колебался. Он расправил плечи, выпрямил руки.

– Воняет.

– Как это? Что ты хочешь сказать?

– Я мог бы разобрать его консервным ножом. Спросите остальных, они согласятся. Эта клетка скреплена зубочистками. Продержится не больше трех месяцев. Послышался одобрительный ропот. Человек с седыми усами сказал:

– Прошу прощения, капитан, но проводка местами скреплена изоляцией. Плохая работа. Изоляция кое-где прогорела.

– Вся сварка сделана в спешке, – сказал другой. – Вот такие щели, – он показал толстый грязный палец.