Замок тайн, стр. 97

— А что теперь, когда не стало лорда Робсарта?

Стражи лишь переглянулись.

— Ну, леди Рэйчел что-нибудь придумает. Она ведь настоящая хозяйка Сент-Прайори.

— А Гаррисон что-нибудь знал?

— Нет, конечно. Разве, если бы знал, сватался бы к леди Еве? Николас ведь как проклятье — кто захочет взвалить на себя такого родственника? Стивен все выведывал, расспрашивал, но лорд Робсарт велел всем хранить тайну, особенно от Гаррисона. Иначе его свадьбы с Евой не было бы.

Карл вновь подумал о том, какую совершил бы глупость, позволь он себе соединить судьбу с женщиной из рода Робсартов. Он, король, породнился бы тогда… Его пронзила дрожь. Он взглянул в сторону умалишенного. Тому уже наскучило пялиться на незнакомцев; он нашел в лежалой соломе какую-то кость и обнюхивал ее.

В это время впервые подал голос Джулиан. Он обратился к Томасу:

— А кто дал вам выпить в ночь, когда погиб Джек Мэррот?

Томас молчал и, невозмутимо отрезав себе хлеб, стал жевать. Он смотрел на Джулиана невозмутимым взглядом, словно ему было привычно трапезничать в этой вони.

— Он не скажет, сэр, — заметил Бен Петтигрю. — Уж как я у него допытывался!

Джулиан как-то странно усмехнулся. Карлу стало не по себе от этой его улыбки, и он сказал почти зло:

— Это ведь и твой родич, Грэнтэм. Ты ведь из Бомануаров!

По лицу лорда прошла дрожь, он дико взглянул на короля.

— Клянусь, я не знал… Я и не предполагал, мне не говорили…

Он почти заикался. Карл ощутил укол совести за столь жестокую фразу и отвернулся, не в силах вынести страдание во взгляде Грэнтэма. Чтобы показать, что он не станет больше изводить преданного Джулиана, король заговорил о том, что они здесь, как в ловушке, и неизвестно, когда смогут встретиться с приехавшим Робертом Сваном. Он впервые сообщил об этом Грэнтэму. Тот вроде оживился, но тут же стих: они здесь, сэтим безумцем, под землей, а в замке «круглоголовые», и неизвестно, чем все закончится. Удастся ли снять с себя подозрение сестрам Робсарт и Стивену? Удастся ли ему, Карлу, вырваться отсюда? Его дела, королевство, бегство из Англии казались сейчас бесконечно далекими. Карл тоже молчал, думая о Еве. Он бросил ее, а она его спасает. Даже ценой позора своей семьи и рискуя свободой, ибо помогавших королю не щадят. Потом он заметил Джулиану, что был о полковнике Гаррисоне худшего мнения и рад, что так ошибся в нем. Ведь Стивен первым предупредил их о том, что их предали. Вот уж воистину не знаешь, кто друг, а кто враг.

Джулиан по этому поводу ничего не ответил, лишь губы его плотно сжались. Карл догадывался, что неприязнь Грэнтэма к полковнику связана с Рэйчел. Эта дуэль и непреклонное решение Джулиана отказаться от Рэйчел — Карл понял, в чем тут дело. Он был той ночью в поле и знал, что Стивен спас девушку, а затем куда-то увез. Она-то давно глядела на него влюбленными глазами. Бедный Грэнтэм! Такой красавец — а ему предпочли другого!

Карла вообще удивило, что, находясь в подобном месте, рядом с таким чудовищем, он может размышлять о посторонних вещах. Когда находившийся словно в прострации Джулиан вдруг сказал, что здесь невыносимо воняет, король даже попробовал шутить — ему когда-то довелось скрываться в тайнике, где хранят сыры, так что неприятным запахом его уже не удивишь. Джулиан странно поглядел на него.

— Как подумаю, что приходится переносить вашей священной особе. И этот замок… Я чувствовал, что нам не следовало сюда ехать.

— Ничего, — улыбнулся король. — Здесь меня многое отвлекло. И позволило набраться сил.

Джулиан опять дико глянул на короля и перевел взгляд на глухо ворчащего Николаса.

— Робсарты, — выдавил он, и Карла поразило, сколько ненависти прозвучало в его голосе.

Время тянулось медленно, невыносимо медленно, но приходилось ждать. Карл взглянул на охранников. Догадывались ли те, кого прячут с сумасшедшим? Вряд ли. Может, думали, что они просто беглые роялисты, и с обычным прилежанием слуг выполняли приказ? Похоже, они особо не утруждали себя размышлениями — Карл увидел, как один из них достал кости и кожаный стаканчик: охранники собирались начать игру. Что ж, хоть какое-то занятие. После краткого раздумья король Англии присоединился к ним.

Сумасшедший по-прежнему возился с костью. Порой он затихал, словно дремал.

Джулиан не сводил с него глаз и был бледнее повязки на голове. Казалось, ему требовалось немало усилий, чтобы оставаться спокойным. Порой он сжимал ладонями голову, тихо постанывая. На него не обращали внимания. Лишь один раз Карл, не поворачиваясь, заметил, что Грэнтэму следует попробовать заснуть. Джулиан встрепенулся, взглянул, как невозмутимо бросил кости король, и нахмурился. Нет, он решительно не мог понять Его Величество. Ожидание… здесь… вместе с этим… Это было невыносимо, но самое ужасное, что конца ожиданию пока не предвиделось. Джулиану становилось страшно. Он начинал бояться самого себя.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Солдаты буквально ворвались в замок: они ругались, грохотали тяжелыми сапогами, задевали ножнами шпаг мебель, отталкивали слуг. Рослые парни в стальных касках с козырьками, в камзолах из грубой буйволовой кожи, перетянутых в талии широкими желтыми поясами, и высоких сапогах из недубленой кожи — это были люди из отряда «железнобоких» Кромвеля, а не обычные милиционеры из окрестных населенных пунктов. Да, дядюшка Энтони действовал наверняка. Он, видимо, успел побывать в Эймсбери или Солсбери и привел искушенных в охоте на людей ищеек, которые не упустят добычу. Роскошный камзол Энтони Робсарта был забрызган грязью, плащ сбился, волосы и борода всклокочены — он вел солдат за собой, поминутно оборачиваясь к рослому тучному мужчине, видимо, возглавлявшему отряд.

— Они еще здесь, эти изменники. Я видел их лошадей на конюшне. Значит, добыча не успела ускользнуть.

Он кинулся к лестнице и налетел на Гаррисона, преградившего ему путь. Рука полковника угрожающе покоилась на эфесе шпаги.

— Как вы смеете? — вскричал Энтони. — Прочь с дороги!

Стивен не пошевелился. На пресвитера он даже не глядел и заговорил, обращаясь к возглавлявшему солдат офицеру:

— По какому праву вы ворвались в замок Робсартов, когда здесь траур и тело владельца только недавно предано земле?

Офицер из-под своей широкополой шляпы пристально глядел на Стивена.

— Вы родственник генерал-майора Гаррисона, если не ошибаюсь? В таком случае, вы должны помочь нам. Этот джентльмен сообщил, что в замке Сент-Прайори скрывается беглый мятежник, именующий себя Карлом Стюартом.

— Досточтимый Энтони Робсарт, должно быть, ошибся, — не повышая тона, ответил Стивен. — Того, о ком вы говорите, нет в замке. С кем имею честь беседовать?

Офицер покрутил ус:

— Мое имя Соломон Верни. Я майор, верный слуга республики. Смею надеяться, что вы, мистер Гаррисон, как преданный сын нашей церкви, присягавший на верность Национальной Лиге, не станете чинить препятствий в нашей Божьей охоте.

— Ни в коем случае, мистер Верни. И все же я должен заметить, что вы допускаете беззаконие, врываясь под этот кров и основывая свои действия только на показаниях полубезумного священника, который распален ненавистью из-за того, что его брат — лорд Дэвид Робсарт, да прибудет его душа в мире, — не передал свои владения и титул пэра младшему брату, то есть ему, пресвитеру Энтони, а оставил все сыну и дочерям. Он действует в корыстных целях, и вы. потакая ему, совершаете незаконные действия, о чем я обязательно сообщу куда следует.

Стивен подумал, что не сможет долго сдерживать солдат. У них были угрюмые решительные лица фанатиков, их было человек пятьдесят, не менее, и если он мог как-то остановить их, чтобы выиграть время, пока Карл и его спутник скроются в убежище, а слуги уберут следы их пребывания, то это можно сделать, лишь давая понять их предводителю, что подобное нападение на замок лорда может повредить его карьере.

Майор Соломон Верни и в самом деле замешкался, взглянув на Энтони Робсарта.

×
×