Рождение империи, стр. 69

– Даю вам честное слово, что экспедиция под командованием принца Мэддина Кевлерена не преследует никаких интересов в Сайенне. Кстати, красивое название.

– Но зачем же тогда посылать в те края солдат? – гнул свою линию Харкер, не желая отвлекаться от главной темы.

– Не каждому в Новой Земле понравится появление у стен своего дома нескольких сотен человек с другого берега Бушующего моря.

– Кидан.

Услышав это короткое слово, Паймер невольно покраснел, как будто его и впрямь уличили в посягательстве на интересы Ривальда. Однако он быстро справился с собой и удивленно поднял брови.

– Комитет Безопасности хотел бы сообщить вам, что Кидан находится в сфере наших интересов на Новой Земле.

Вот тут герцог растерялся. Ему показалось, что он плохо расслышал слова Харкера.

– Комитет Безопасности желает иметь гарантии того, что ее величество императрица Лерена правильно понимает нашу позицию в этом вопросе. Сайенна вызывает у нас самую серьезную озабоченность. Комитету Безопасности не хотелось бы лишаться своей единственной заморской колонии сразу же после прихода власти в государстве. С другой стороны, судьба чужого города, который может причинить больше бед, чем он того стоит, безразлична Комитету Безопасности.

Паймеру показалось, что он снова ослышался. Хотя ни сам герцог, ни Лерена не ожидали, что Кидан станет предметом спора между Хамилаем и Ривальдом, что два народа пойдут из-за него друг на друга войной, однако и он, и императрица предполагали, что город можно будет использовать в качестве дубинки, которой Хамилай попытается добиться уступок в других вопросах.

Паймер погрузился в долгое молчание. Но последняя фраза, произнесенная тысяцким, всплыла на поверхность его сознания, будто дохлая рыбина.

– Больше бед, чем он того стоит? – переспросил герцог. Президент Комитета безопасности мрачновато улыбнулся.

– Это мы предоставляем решать вам. В конце концов, это ведь ваша экспедиция.

К ним подошел слуга, чтобы заново наполнить графин вином, но Харкер жестом остановил его.

– Остались ли еще какие-то вопросы, которые ваша светлость желали бы обсудить?

Паймер отрицательно почал головой, продолжая думать о том, что президент Комитета Безопасности сказал о Кидане.

– В данный момент – никаких. Хотя ответы еще на некоторые вопросы мне хотелось бы услышать от вас до момента моего возвращения в империю.

– Разумеется, – добродушно ответил Харкер. – Уверен, что вы желали бы узнать, как поживают ваши здешние родственники.

Герцог быстро поднял на него глаза. Похоже, что этим утром тысяцкий приготовил для него немало сюрпризов.

– Разумеется.

– Тогда мы с вами встретимся завтра примерно в такое же время. А сейчас, ваша светлость, я вынужден покинуть вас: меня ждет масса неотложных государственных дел.

Паймер поднялся с кресла.

– Понимаю. Я и так отнял у вас слишком много времени. Комитет Безопасности был крайне любезен ко мне. Значит, встретимся завтра.

Харкер повернулся к слуге.

– Пожалуйста, проводите герцога в его апартаменты. Обменявшись рукопожатием с президентом, герцог вслед за слугой вышел из библиотеки.

Он был слишком погружен в раздумья и потому не заметил, что возвращается обратно к себе другой дорогой. Проходя через внутренний дворик, Паймер увидел своего Избранного.

Идальго о чем-то оживленно беседовал с человеком, который был среди тех, кто прошлой ночью встречал имперского посланника.

Один из изменников-Акскевлеренов.

ГЛАВА 19

Гэлис Валера попыталась не думать о кортике на тяжелой перевязи. Она не носила холодного оружия с тех пор, как много лет назад убила ривальдийского офицера, Лебаретта. И сейчас ей претила эта затея, однако Мэддин настоял на своем, и стратег была вынуждена подчиниться.

Покопавшись в одном из огромных сундуков, принц вытащил из него церемониальный кинжал с навершием эфеса в форме имперской короны, с обтянутой кожей рукояткой и похожей на подкову гардой. Однако нацепить на себя что-либо столь официозно-помпезное Гэлис наотрез отказалась: поступаться гордостью до конца ей совершенно не хотелось. Тогда один их моряков вручил девушке трофейный ривальдийский кортик в ножнах – изящную штучку, настоящее произведение искусства, инкрустированное золотом и серебром. Моряк помог ей надеть перевязь и отошел в сторону, восхищенно любуясь грозной амазонкой.

– Совсем другое дело. Любо-дорого посмотреть, – с довольным видом произнес он.

Суденышко качнулось на волне, и Гэлис машинально ухватилась за планшир. К горлу подступила тошнота; чтобы унять ее, стратегу пришлось сделать несколько глубоких вдохов. Кортик ударился о корабельную банку, на которой она сидела.

«Думай о чем-нибудь другом, – приказала себе Гэлис. – Еще раз прикинь, что будешь делать, когда окажешься в Кидане».

Прежде всего нужно благополучно высадиться на берег. Несмотря на то что солнце уже давно опустилось за линию горизонта, а сумерки сгустились настолько, что вот-вот должны были перейти в темноту, стратег различила берег, лежавший примерно в трех лонгьярдах от корабля, а также темные очертания мангровых рощ.

Второе. Нужно по возможности благополучно пройти через заболоченные леса до того момента, как окончательно стемнеет, и постараться по пути избежать неприятностей вроде крокодилов и прочей гадости.

Третье. Оставаясь незамеченными, пробраться в дом родственников Поломы и там заняться собором сведений о состоянии оборонительных сооружений города, дислокации и численности ривальдийских войск.

Четвертое. До рассвета собрать как можно больше сторонников Поломы, желающих присоединиться к восстанию, и, если удастся, захватить в плен или убить ривальдийских Кевлеренов.

Пятое. С наступлением рассвета способствовать высадке главных сил под командованием Генерала Третьего Принца Мэддина Кевлерена.

Шестое. Остаться в живых.

Гэлис на мгновение задумалась. Ах да, есть еще и седьмое. Позаботиться о собственном будущем и будущем той, за кого она с готовностью отдаст жизнь, – прекрасной Китайры Альбин. Надо сделать все, чтобы на их долю больше никогда не выпало бед и страданий.

Разумеется, завтра пункт седьмой осуществить не удастся. Но если не случится ничего из ряда вон выходящего, можно будет заняться и планированием будущего.

Стратег оглянулась через плечо. Мачты «Англафа» теперь лишь смутно вырисовывались над волнами. Корабль скоро скроется с глаз тех, кто находится на берегу, но завтра все будет по-другому, когда он пристанет к острову Херрис, чтобы высадить на берсг несколько сотен пехотинцев и кавалеристов. А уж потом в Киданскую бухту войдут остальные корабли флотилии.

В сутках пути от «Англафа» находятся четыре транспортных судна, переоборудованных для перевозки людей. Если все пройдет удачно, то колонистов можно будет высадить на самом спорном острове, Кархее. Если же, напротив, экспедицию постигнет крах, корабли отплывут обратно в Хамилай и жизнь пассажиров будет спасена.

Гэлис продолжала смотреть на удаляющуюся шхуну: на «Англафе» осталась ее возлюбленная любимая Китайра, а также Мэддин и Гос. Затем девушка перевела взгляд на средний из трех островов, Херрис, где проживало больше всего людей и на котором раскинулся город Кидан.

Теперь мангровые деревья казались значительно ближе, чем раньше. Полома сидел на планшире прямо перед девушкой, загораживая собой почти весь обзор. Гэлис рассеянно подумала, знает ли бывший префект, что у него поредели волосы на макушке, и стоит ли сказать ему об этом. Она улыбнулась при мысли о том, что Полома в один прекрасный день облысеет. Мальвара сильно напоминал Гэлис отца, только кожа у него была более темная.

Неожиданно от волнения у стратега перехватило горло. Вряд ли ей когда-либо доведется увидеть свою семью… В последний раз, когда все ее близкие собрались вместе, она пребывала в депрессии, была чертовски несдержанна, если не груба. Гэлис оставила университет ради блага родственников – ив равной степени ради собственного блага. Когда-то она любила всех – и родителей, и обеих сестер. Теперь же ее любовь к ним приобрела абстрактный характер. С тех пор как Китайра спасла Гэлис, вытащив из марка безысходности, вся прошлая жизнь девушки словно отгородилась от настоящей каким-то занавесом. Все, что было раньше, представлялось зыбким, словно полузабытый сон.