Смерть воды и огня, стр. 1

Биргер Алексей

Смерть воды и огня (Богомол - 2)

АЛЕКСЕЙ БИРГЕР

СМЕРТЬ ВОДЫ И ОГНЯ

(БОГОМОЛ-2)

Ash on an old man's sleeve

Is all the ash the burnt roses leave.

Dust in the air suspended

Marks the place where a story ended.

Dust inbreathed was a house

The wall, the wainscot and the mouse.

The death of hope and despair,

This is the death of air.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Water and fire shall rot

The marred foundations we forgot,

Of sanctuary and choir,

This is the death of water and fire.

(T.S. Eliot. Little Giding.)

На рукав старика ветер пепел отнес

Это пепел сгоревших роз.

Видишь пепла серую взвесь?

Твоя повесть кончилась здесь.

Горьким пеплом мы дышим теперь

Там, где были окно и дверь.

Ни надежды, ни страха, лишь пепел и твердь.

Это - воздуха смерть.

. . . . . . . . . . . . . . .

Вода и огонь превратят в гниль и гарь

Фундамент, державший хоры и алтарь,

Ветшавший в забвении день ото дня.

Это - смерть воды и огня.

(Томас Стернз Элиот.)

Я глубоко благодарен нескольким людям (не побоюсь назвать их моими друзьями), которые предоставили мне все данные по всемирному симпозиуму шаманов, организованному Веронским университетом как раз на те дни, в которые происходит действие этой книги. Вместе с тем, должен отметить, что напрасно будет искать среди участников симпозиума прототип выведенного здесь шамана, точно так же, как пытаться самостоятельно воспользоваться описанными здесь методами и практиками шаманства: они даны в сознательно искаженном виде. Настоящие практикующие шаманы считают некоторые вещи слишком опасным оружием, чтобы давать их в руки непосвященных, и я должен был уважать то доверие, которое мне было оказано.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

УДАР ТЕКУЩЕЙ ВОДЫ

Удар текущей воды применяется, когда вы сражаетесь с противником лезвие к лезвию. Когда он наносит удар длинным мечом и быстро отступает, чтобы приготовиться к новой атаке, остановите свои тело и дух и нанесите удар длинным мечом, двигаясь как можно медленнее, словно ваше тело наполнено застоявшейся водой. Освоив этот прием, вы будете уверенно использовать его. Кроме того, очень важно уметь оценивать уровень подготовки противника.

(Миямото Мусаси.)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Внимательно посмотревшись в зеркало, она ещё раз чуть поправила прическу. Ее роскошные золотистые волосы теперь были уложены как надо. То есть, не так, чтобы соответствовать последним требованиям моды, а так, чтобы они становились началом силы. Согласно учению Миямото Мусаси, величайшего мастера битвы на самурайских мечах, который оставил не менее великую книгу наставлений в боевой стратегии. Мусаси утверждал, что, освоив стратегию меча - Путь Меча - можно потом это понимание стратегии использовать в любой области жизни для победы над врагом. И, видимо, он знал, что говорил, раз эта книга, созданная несколько сотен лет назад, до сих пор является настольным пособием удачливых японских бизнесменов, и они учатся по ней выстраивать стратегию победы в промышленности и финансах. И самое главное для любой стратегии - первоначальная стойка. Ты должен принять такую стойку, которая даст тебе ощущение силы. А наполнение силой начинается с правильной прически. "Пусть ваша прическа выражает силу. Пусть та же сила даст о себе знать от плечей вниз по всему телу. ... Во всех разновидностях стратегии важно научиться сохранять боевую стойку в повседневной жизни и сделать свою повседневную стойку боевой."

Нет, не даром она так тщательно изучала не только практику, но и философию восточных единоборств. В конечном итоге, всякая стратегия сводится, если до самого корня дойти, к поединку. И, освоив Путь Меча, ты начинаешь видеть, как на всем жизненном пути избегать поражений.

Немного подумав, она чуть отвела волосы за уши, а одну прядь золотистый завиток - наоборот, сбила на щеку. Так на плавной реке, струящейся неспешно, с сознанием своей силы, возникают над подводными ямами непокорные водоворотики, позволяющие глазу и руке гребца проникнуться истинной, потаенной мощью широкого безмятежного потока. Да, она должна быть сильна как вот такой поток, берущий начало в незаметном маленьком источнике и несущий на много сотен километров кругом то жизнь, то смерть. Жизнь когда он поит и орошает поля, течет по водопроводным трубам и крутит турбины электростанций, и смерть - когда он, бушуя, выходит из берегов, затопляя все вокруг и губя деревни и посевы, когда он, как на трезубец, поднимает на острые крупные льдины рыбацкие лодки или утягивает в полынью какого-нибудь беднягу. Да, надо ощутить себя таким потоком, ощутить, как твоя сила зарождается где-то в макушке, из нескольких капель дождевой воды, слившихся в ручеек, и стремительно прибавляется, как по волосам стекает к плечам и бедрам и ногам, до самых ступней и кончиков пальцев, как твой глаз обретает зоркость и точность, рука - твердость, тело - устойчивость.

Недаром из четырех книг Миямото, описывающих верные и неверные Пути и стратегии согласно четырем стихиям, её больше всего привлекала Книга Воды. Вероятно, эта книга больше всего отвечала её женской сущности, перекликалась с чем-то глубинным в душе. Плавность и грация, из которых рождается неотразимый смертоносный удар - при том, что смерть противника никогда не надо видеть, как свою цель, своей целью надо считать только верную стратегию... Да, это было то, что ей надо.

Сейчас ей противостоял серьезный противник. Судя по всему, он тоже мог тщательно штудировать книгу Миямото. Во всяком случае, он строил свою стратегию поединка - и убийств - строго согласно тем принципам, которые изложены в Книге Огня. Что ж, огонь - это мужское начало.

Она не без чувства внутреннего превосходства подумала о том, что вода всегда побеждает огонь. Правда, если огонь слишком силен, то и залившая огонь вода может исчезнуть, зашипеть и выти паром над черной золой.

Была у Миямото и пятая книга, Книга Пустоты. Но этой книгой могли пользоваться только те, кто научился полностью "обновлять свой дух", отрешаясь от мира, кому не нужна поддержка четырех стихий. Ни она, ни её противник ещё не достигли такого уровня.

Когда-нибудь она надеялась этого высшего уровня достигнуть. Но для этого ей сперва нужно было победить в нынешнем противостоянии.

Она участвовала во многих крупных криминальных войнах, и много с блеском выполненных крупнейших заказов на устранение было на её счету - но в войне такого уровня ей ещё участвовать не приходилось. Она не жалела о том, что приняла этот заказ - от которого, надо думать, с ужасом отказалось бы подавляющее большинство киллеров высшего уровня. Такой заказ почти невозможно исполнить, а жизнь всякому дорога. Но её подхлестывал азарт - ей всегда нравилось рискнуть, взяться за невыполнимое - и, кроме того, она понимала: справься она с этим заказом, и она перейдет на новую ступень. Станет уже не первой среди равных, а единственной на весь белый свет. А это уже и другое отношение, и другие деньги.

Но это означало, что она должна быть все время начеку, готова к любой опасности и к любому удару, которые могут обрушиться с самой неожиданной стороны.

Она не сомневалась, что её противник уже в Москве. Но важно было понять, как и откуда он пробрался в Москву, чтобы нанести свой удар. Прямиком из Италии он перебраться не мог, ведь ему, как и ей, нужно было сменить личину. Она воспользовалась "пересадкой" в Швеции. Как всегда. Он, скорее всего, "поменял личность" в Лондоне. Американец, все-таки, хоть и русского происхождения. Для человека, идеально говорящего на английском и русском языках, Лондон подходил больше всего, чтобы затеряться на короткое время, а потом вылететь в Москву, имя на руках документы, к которым не придерешься, которые не вызовут ни малейших подозрений. За которые просто глаз не зацепится.

×
×