Герой моего романа, стр. 33

— Полагаю, ты пустил в ход свои знаменитые чары? Рейф промолчал.

— А увидев, что это не подействовало, — продолжил Джемми, — стал задавать ей вопросы и потребовал ответов.

Рейф кивнул.

— И она посоветовала тебе охладить свой пыл.

— В общем, да, — признал Рейф. — Должен быть какой-то подход к… — Он вдруг вскочил с кресла. — Черт возьми! Как я мог забыть?

Извинившись перед Джемми, Рейф поднялся в свою комнату, куда в свое время отнес ее письменный столик, рхватил его и спустился вниз.

— А это зачем? Хочешь письменно принести ей свои извинения? — спросил Джемми.

— Нет, хочу доказать, что она автор романов о Дарби. Услышав это, Джемми привстал, посмотрел на вализy, затем перевел взгляд на Рейфа.

— В самом деле?

Рейф кивнул. Имея доказательства ее авторства, он предложит ей помощь, и она будет вынуждена ее принять. Благородным этот поступок не назовешь, но выбора у него нет.

— Откуда это у тебя? — спросил Джемми.

— Мисс Тейт забыла его сегодня в Бетлсфилд-Парке. Джемми вопросительно вскинул брови.

— Ушам своим не верю. Она что, была не в себе? Рейф проигнорировал вопрос друга.

— Я принес его сюда с намерением вернуть этим вечером. До того как ты рассказал историю с французской вализой для документов.

Джемми тихонько присвистнул.

— Думаешь, это то же самое?

— Готов поставить на кон свою репутацию.

— А как открыть?

— Я обычно пользовался прикладом ружья, но вряд ли мисс Тейт скажет мне спасибо, если я верну ей столик в столь плачевном виде.

— С этим трудно не согласиться.

Рейф открыл крышку, извлек оттуда корреспонденцию и бухгалтерские отчеты, которые видел днем.

— Теперь надо сообразить, как открывается потайное отделение.

Рейф принялся постукивать по столику, вертеть его во все стороны, но тщетно.

— Плохи дела, — сказал Джемми, возвращаясь к своему креслу и бутылке портвейна. — Вероятно, там огромное количество страниц, судя по тому, что она опорожнила почти целую чернильницу.

Рейф снова посмотрел на столик. Чернильницы! В то время как одна из них была запачканной, вторая выглядела так, словно ею никогда не пользовались.

Рейф сунул палец внутрь и обнаружил кнопку, на которую он нажал.

Столик раскрылся, Рейф увидел ящик, который, как и предсказывал Джемми, был набит исписанными страницами.

Рейф взял первую и начал читать.

— Нет ничего зазорного в слезах, моя дорогая девочка, — сказала леди Лоуторп. — Поплачь о своем возлюбленном, а затем прими решение найти кого-то еще. Лейтенант Трокмортен никогда не хотел, чтобы ты пережила такое горе.

— Боюсь, — сказала мисс Дарби, — мое разбитое сердце никогда больше не оживет.

Итак, это она, — сказал Рейф без особого энтузиазма. Ему удалось найти автора. А сейчас предстоит совершить невозможное — убедить ее не писать больше романов. У него в ушах и сейчас звучат ее слова, сказанные накануне: «Какое вы имеете право требовать, чтобы человек прекратил писать романы?»

В самом деле, какое он имеет право? Абсолютно никакого. И тем не менее он должен: неподалеку находится дом, который будет принадлежать ему.

Рейф застонал.

— Могу я дать тебе совет, — предложил Джемми. Рейф кивнул.

— Ты не сможешь переубедить Ребекку. Она всегда полагается только на свои силы. Доводила мать до отчаяния. Та старалась принять участие в судьбе Ребекки, но усилия ее не увенчались успехом.

— Что же ты предлагаешь?

— Время.

Время? Ирония судьбы. То же самое он сказал Оливии, своей будущей невестке, когда его брат не хотел делать ей предложение: «Дай ему время — и он придет к тебе».

— У меня нет времени, — сказал Рейф.

— Я понимаю. Но твоя настойчивость ни к чему не приведет.

— Кажется, ты ее хорошо знаешь, — произнес после паузы Рейф. — Ты никогда не рассматривал ее… ну…

— Ребекку? — Джемми покачал головой. — О, мама была бы счастлива, если бы я женился на дочери гуртовщика, но я не могу поступить так с Ребеккой.

— Как именно?

— Жениться на ней. Я не смогу дать ей то, чего она хочет, в чем нуждается.

— Почему не сможешь?

Джимми кивнул на свою трость, на искалеченную ногу.

— Ребекка заслуживает мужчину, о котором мечтает. Способного обеспечить ей безбедную, счастливую жизнь. — Он засмеялся, посмотрел на тлеющие угли камина и покачал головой.

Только сейчас Рейф по-настоящему понял, что леди Финч пугало в ее единственном ребенке.

— Рейф, — нарушил молчание Джемми, — что бы ты ни собирался предпринять в отношении Ребекки, запомни одно: если ты обидишь ее, причинишь ей вред, я убью тебя.

— Я не собираюсь этого делать… Джемми покачал головой:

— Я видел, как ты смотрел на нее. Никакой мужчина так не смотрит на женщину, если он не… В общем, ты понимаешь, что я имею в виду. Она порядочная девчонка, не то, что твои лондонские лоретки. Судя по тому, что я видел вчера и что ты мне рассказал, она попала в какую-то беду. Ей необходим герой, а не хахаль. Так что будь осторожен, мой друг.

Джемми поднялся и с тростью в одной руке и бутылкой в другой поплелся в сторону своего домика.

Глядя ему вслед, Рейф думал о том, какая это трагедия, что Джемми закрыл свое сердце для любви. Ведь он может сделать женщину счастливой, если постарается забыть о своем прошлом.

Видимо, Джемми не единственный в Брамли-Холлоу, кого преследует прошлое. Что сказал Харрингтон, когда дразнил Ребекку?

«Нашла еще одного защитника? Интересно, будет ли он столь же постоянным, как предыдущий?»

Рейф покачал головой. Лейтенант Хабершем. Этот вероломный негодяй разбил ее сердце.

Нет, он не поступит с ней подобным образом, он искренне хочет ей помочь.

Но больше всего он хотел знать, похожи ли его страхи на страхи Джемми.

Глава 10

Ваше высочество, добропорядочная и уважаемая английская женщина никогда не согласится быть второй в доме мужчины или в его привязанностях.

Мисс Дарби — принцу Ранжиту в «Безрассудной сделке мисс Дарби».

Итак, Рейфу не надо было больше искать доказательства того, что автором романов о Дарби является мисс Тейт. Они были у него в руках. Но вместо радости он испытывал ужас, стоя у калитки ее дома.

Предшествующая этому попытка поговорить с майором Харрингтоном закончилась ничем. Верный хозяину слуга-индиец по имени Махеш захлопнул перед ним дверь, заявив, что его сагиб не принимает непрошеных посетителей.

Оставалось надеяться, что здесь Рейфа ждет более теплый прием. Посмотрев на сверток в руке, он вдруг осознал, что это довольно скверное подношение, для того чтобы предложить его в качестве извинения.

«Мисс Тейт, вот доказательство того, что вы — женщина, которую я ищу».

Рейф поморщился и покачал головой. Нет, нет и нет! Это все не то.

«Мисс Тейт, я нашел вчера ваш письменный столик в Бетлсфилд-Парке и, когда вскрыл его, увидел доказательства, которые мне требуются для того, чтобы сломать вам жизнь».

Да, это ей больше понравится. Рейф тяжело вздохнул. Почему он мог с помощью своих чар заставить едва ли не любую женщину сбросить юбку, а мысль о встрече с Ребеккой Тейт, не говоря уж о необходимости принести ей свои извинения, нагоняла на него страх?

Он ударился головой о притолоку и поклялся никогда больше не браться за дела, связанные с женщиной.

Пахнуло ароматом роз, он огляделся. Ну конечно, цветы! Они могут помочь делу. Как помогали и раньше.

Наломав букет и несколько раз при этом уколовшись, Рейф двинулся по дорожке, не обращая внимания на саднящие пальцы и обуздав свою гордыню.

«Думай о деньгах, которые ты получишь от продажи Бетлсфилд-Парка, — сказал он себе и постучал в дверь. — Думай об информации, которую ты можешь получить по делу убийства Кодлина».

Его пригласила в библиотеку миссис Уортлинг, окинув Рейфа с ног до головы взглядом, чтобы убедиться, что он ничего не прихватил из утвари.