Когда ты рядом, стр. 24

Перед глазами Энн все кружилась. Словно издали она слышала слова Эндрю.

– Он попросил меня найти тебя и не пускать в больницу…

– Но почему? – вырвалось у Энн.

– Он сказал, что не выдержит тогда…

Было видно, что у Геллака нет ни малейшего желания продолжать этот разговор. Ошеломленная Энн опустилась обратно на стул. Брайан не хочет видеть ее подле себя в такой момент…

– Ты с одинаковым успехом можешь подождать новостей и здесь.

Энн съежилась и обхватила руками плечи. Ей вдруг стало очень холодно. Она больше не стремилась бежать куда-то, искать Брайана. У нее не было сил настаивать. Она могла только молиться про себя.

Господи, пусть с ним все будет хорошо. Пусть с ним будет все хорошо, неистово шептала она, боясь остановиться хотя бы на секунду.

Геллак принес кружку горячего чая и почти насильно заставил Энн выпить ее всю. Энн едва осознавала, что происходит вокруг. Странно было думать о том, что этот злополучный чемпионат продолжается, что тысячи людей уже позабыли о своем недавнем кумире и рукоплещут новым героям. Казалось, целую вечность назад она любовалась Брайаном.

– С ним ведь ничего не случится? – жалобно спросила она в который раз.

Уже почти стемнело, но они с Геллаком нарочно не включали свет.

– Что ты, девочка. – Геллака напугал ее голос. – Конечно, с ним будет все в порядке. Надо только немного подождать…

Ждать. Энн с отвращением повела плечами.

Как она ненавидит это слово! И как она ненавидит все, что стоит между нею и Брайаном.

Эндрю, Кэтрин, больничные стены, его катание, сегодняшний чемпионат… Кто позавидовал ее любви, ее счастью, раз решил так жестоко отнять это у нее?

В дверь робко постучали.

– Мистер Геллак, вас к телефону.

– Начинается, – вздохнул Эндрю. – Скоро вернусь. Не уходи никуда.

Энн горько усмехнулась. Куда она может идти? Здесь есть хотя бы какая-то надежда узнать что-то о Брайане.

Геллак вернулся быстрее, чем можно было предположить.

– Это была Кэтрин, – пояснил он.

Девушка замерла. Он продолжил:

– Операция прошла успешно. Брайан вроде как спит сейчас.

– Мы поедем к нему?

– Не стоит, – покачал головой Эндрю. – Там и без нас полно народа, к тому же все равно не удастся повидать его. Отложим до завтра.

– Я хочу быть в больнице! – отчеканила Энн.

– Тебе лучше поехать домой, – мягко возразил он.

– Я…

– Энн. Не настаивай. – Геллак подошел к ней и взял ее за руку. – Я позвоню тебе завтра и все расскажу. А потом мы поедем к Брайану. Вместе.

Обещаю. Сейчас тебе надо отдохнуть. И ему тоже.

Энн кивнула. Этот монотонный успокаивающий голос вызывал доверие. Она поедет домой и будет терпеливо ждать. Она даже притворится, что согласна с тем, что так будет лучше. Вот только как ей пережить эту ночь?

12

Добрую половину дня Ларри Данн размышлял над тем, стоит ли ему позвонить Энн и выразить свои соболезнования относительно Брайана. Он узнал о произошедшем из вечернего выпуска новостей и тут же перезвонил Кэтрин, чтобы уточнить подробности. Прогноз был неутешительным – двойной перелом со смещением, плюс прежняя травма… Никто не брался предсказать, каким будет исход операции. Врачи были очень сдержанны в комментариях.

Ларри нельзя было назвать черствым человеком, однако жизнь приучила его не обращать большого внимания на беды других людей. Тем более, что Брайан Экерсли никогда не вызывал у него особенной симпатии. Но Энн… Это совсем другое дело. Она будила в Данне чувства, пока непонятные ему самому, и, узнав о несчастье с Экерсли, он в первую очередь подумал о ней.

Как она, должно быть, переживает, бедняжка.

Ларри уже по собственному опыту знал, что, несмотря на внешнюю хрупкость, Энн Дойчерс очень сильный человек. Ее любовь к Брайану Экерсли, как ни горько было это сознавать, была единственным по-настоящему уязвимым местом в ее сердце. Он видел, как менялся ее голос, как начинали блестеть ее глаза, когда она упоминала о Брайане. Ларри хорошо знал женщин и безошибочно толковал эти знаки.

Он предпочитал не определять для себя, кем стала для него эта маленькая упрямая девушка.

Они вместе работают, что ж, прекрасно, это дает ему повод видеть ее чуть ли не каждый день.

О большем он пока не задумывался. Однако в тяжелую минуту ему внезапно захотелось поддержать ее. Просто побыть рядом, чтобы убедиться, что у нее все в порядке. Однако не расценит ли Энн его сочувствие как назойливость? Он же неоднократно замечал ее вопросительные взгляды, когда он становился слишком настойчив…

И потом, вряд ли Энн сейчас до посторонних людей. Наверняка она не отходит от постели Экерсли…

Но после обеда Ларри все равно набрал номер Энн. Борьба с самим собой его утомила. Он слушал гудки, даже не надеясь на то, что она дома. Он всего лишь оставит сообщение, и она будет знать, что он не покинул ее.

– Эндрю, это ты? – внезапно прокричала Энн в трубку. Ее голос дрожал от волнения.

– Это Ларри…

Данн мог поклясться, что Энн всхлипнула.

– Что случилось? – с тревогой спросил он.

Неужели с Экерсли все настолько плохо?

– Я не знаю. Я ничего не знаю! – В голосе Энн прозвучало такое отчаяние, что сердце Данна сжалось.

– Я звоню насчет Брайана… – начал он, но девушка не дала ему договорить.

– Ты знаешь, как он?

– Я? – Ларри растерялся. Почему она спрашивает об этом у него'! – Энни, что происходит?

– Я тоже хотела бы знать! – Ее голос сорвался на крик. – Я сижу целый день дома и жду, жду, жду. Я скоро с ума сойду! Я не знаю ни где он, ни что с ним. Я звонила в больницу, мне ответили, что такого пациента у них нет, я…

Она захлебывалась слезами. Данн похолодел от злости. Он уже и забыл, когда в последний раз испытывал подобную ярость. Кто посмел заставить ее плакать?

– Энни, я сейчас приеду, – сказал он сурово. – Через пятнадцать минут я буду у тебя. Никуда не уходи.

Она пробормотала что-то, отдаленно напоминающее благодарность, но Ларри уже ничего не слышал. Он схватил со стола записную книжку, ключи от машины и выскочил из квартиры.

Энн удалось заснуть только под утро, но уже в девять часов она открыла глаза. Сердце тревожно билось – ей приснилось, что Брайану отрезали ногу. Она села на кровати, но в следующую секунду рванулась к телефону – наверняка кто-нибудь звонил ей, пока она спала как последняя идиотка! Но телефон предательски молчал. Никто не звонил и не оставлял ей сообщений. Она попыталась успокоить себя тем, что еще слишком рано, что Эндрю еще не успел ничего выяснить, что Брайан еще спит. Что нужно подождать минут десять-двадцать, и ей обязательно позвонят.

Но прошло и десять, и двадцать минут, и даже час, но телефон по-прежнему молчал. Энн металась по квартире, не зная, за что хвататься.

Она то начинала лихорадочно собираться в больницу, то замирала у телефонного аппарата в страхе пропустить важный звонок. В двенадцать часов она не выдержала и, найдя в справочнике номер первой городской больницы, позвонила туда. Ответ администратора повергнул ее в шоковое состояние. Никакого Брайана Экерсли к ним не привозили.

Следующие два часа Энн провела в оцепенении. Она с ногами залезла на диван в гостиной, обхватила колени руками и смотрела в одну точку.

Она боялась включить телевизор или радио – ей казалось, что там непременно объявят, что с «выдающимся фигуристом Брайаном Экерсли произошло несчастье». Страх услышать роковые слова преследовал Энн. И когда в квартире все-таки раздался телефонный звонок, она долго не решалась снять трубку…

Разговор с Ларри принес ей облегчение. Энн даже встала с дивана и сварила себе кофе. Она больше не одинока. Ларри приедет и поможет ей. Вдвоем они отыщут Брайана.

Ларри приехал раньше, чем обещал. Дрожащий голос девушки неотступно преследовал его, и он всю дорогу мчался на предельной скорости.

Ее лицо, когда она открыла ему дверь, ужаснуло Ларри. Смертельно бледная, с черными кругами под глазами, Энн не была похожа на саму себя.

×
×