Когда ты рядом, стр. 12

– Почему?

Как будто на этот вопрос можно было дать ответ! Но Брайан все равно попытался.

– Ты была такая красивая и такая напряженная, как будто ждала кого-то, кто никак не приходил, и ты уже очень устала…

– Я ждала тебя, – прошептала она.

– Вот это я и понял. – Он коснулся губами ее душистых волос. – Я всегда знал, что это будет именно так. Что где-то есть моя девушка, с которой мы сможем общаться без слов. Ты ведь понимаешь меня без слов, моя Энн?

Она спрятала лицо у него на груди. Брайан засмеялся.

– Ты так испуганно смотрела на меня, когда мы катались, – вспомнил он, – что мне ужасно хотелось поцеловать тебя.

– Интересная реакция…

– Ты не должна ничего бояться рядом со мной. Я, Брайан Экерсли, клянусь всегда заботиться о тебе.

Странно прозвучали эти слова в темной спальне стандартной квартиры, словно клятва под тяжелыми сводами церкви.

– А в чем ты поклянешься мне, Энн? – спросил он чуть погодя, растревоженный ее молчанием.

– Всегда любить тебя, – отозвалась она немедленно.

О, как она любила его! Сердце болело от нежности, задыхалось от страсти. Теперь она знает, что такое любовь, и сможет написать о ней в своем сценарии. Хотя разве в человеческих силах подобрать нужные слова, чтобы стало понятно постороннему человеку то чувство восторга и умиротворения, которое переполняет сейчас ее душу?

– Я обязательно напишу об этом, – решительно сказала Энн, не сознавая, что говорит вслух.

– О чем? – удивился Брайан.

Она отодвинулась от него, перевернулась на живот и стала исподлобья разглядывать его.

– Нет, я серьезно. О чем ты собираешься писать? И что именно? – Он был искренне заинтересован.

– Я пишу сценарий к фильму, – проговорила Энн.

Она удивилась тому, как легко ей было признаться в этом. Ни одна живая душа не знала о ее тайне. Энн была уверена, что скорее умрет, чем заговорит об этом. Но разве они с Брайаном теперь не единое целое?

– Сценарий? Моя малышка пишет сценарий?

– Да.

Его шутливый тон немного покоробил Энн, но она запретила себе переживать. Брайан просто не знает, как это для нее важно.

– И что ты собираешься с ним делать?

– Сначала закончить. А потом попробую предложить его какой-нибудь кинокомпании.

Энн уже жалела, что завела этот разговор.

Каким-то образом он возвращал их в повседневную реальность, где они были разными людьми, случайными знакомыми. Магия этой ночи безвозвратно таяла…

Но Брайан ничего не чувствовал. Он был удовлетворен и счастлив. Любимая женщина была рядом с ним, и он хотел, чтобы все ее мысли принадлежали только ему. Минута насыщения ее телом прошла, теперь он жаждал ее душу.

– И ты думаешь, это так легко? Взять и предложить сценарий?

– Нет, но…

– Прости, Энн, но тысячи людей обладают литературными наклонностями, представляешь, если бы каждый вздумал…

– Я не каждый! – Она села на кровати и прижала руки к груди.

Брайан, Брайан, что ты делаешь? Ты был так чуток только что, а сейчас удивительно слеп.

Неужели ты ничего не понимаешь?

Нет, понимает. Он сел рядом с ней и взял в ладони ее личико.

– Я не хотел обидеть тебя, – прошептал он с раскаянием. – Давай вообще забудем об этом, ладно? Какое это имеет значение сейчас…

Брайан потянулся к ее губам, и Энн моментально забыла обо всем, кроме этого мужественного, уверенного тела, в котором скрывался источник небывалого наслаждения.

Он сказал ей «забудь», и она послушалась, потому что не было для нее сейчас ничего важнее его.

7

– О, Энни, не ожидал тебя здесь увидеть!

Почему ты не сказала, что собираешься на каток? Я бы с удовольствием составил тебе компанию.

– По-моему у тебя уже есть компания, Джим, – слабо улыбнулась Энн.

Это была неудачная встреча. Брайан в последнее время был очень занят, готовясь к чемпионату, и она ходила после работы на каток, чтобы быть к нему ближе хотя бы чуть-чуть. Она наслаждалась воспоминаниями об их знакомстве, и меньше всего хотела видеть знакомых.

Особенно Джима Гаррисона.

– Ох, Сью не считается, ты же знаешь, – поморщился Джим, предварительно убедившись, что его спутница занята завязыванием шнурков на коньках и не слышит его.

– С каких это пор она не считается? – иронично спросила Энн.

Весь месяц Джим настолько усердно ухаживал за Сью, что об их отношениях вскоре узнали все в компании.

– Должен же я как-то отвлечься, раз ты не обращаешь на меня внимания, – развел руками Джим.

Энн прикусила губу. Сама напросилась.

– А как поживает твой фигурист? – поинтересовался Джим.

Брайан все время звонил ей на работу, и несколько раз трубку брал Гаррисон, так что он был в курсе их развивающихся отношений.

– Нормально, – сдержанно ответила Энн.

– Где же он? – Джим подчеркнуто оглянулся по сторонам, хотя прекрасно знал, что Энн одна.

– Готовится к чемпионату мира, – ответила Энн.

Гордость за Брайана переполняла ее в этот момент. Как красиво звучит – чемпионат мира…

– Ух ты, – присвистнул Джим. – Круто. Но тебе, наверное, от этого невесело. Всегда лучше, когда твой парень рядом, а не где-то там…

Джим неопределенно взмахнул рукой. Энн разозлилась.

– Брайан на тренировке, – отчеканила она. – И я вообще не понимаю, с какой стати ты лезешь в мою личную жизнь!

Она развернулась и покатилась прочь от Джима, проклиная его за длинный язык, а себя за вспыльчивость. Но что делать, если тебя задели за живое?

Первые две недели они с Брайаном не расставались. Энн считала минуты до новой встречи и твердо знала, что он делает то же самое.

Им было хорошо вместе, чем бы они ни занимались – ходили в кино, гуляли, сидели в ресторане, готовили еду или любили друг друга. Им нравилось сидеть, обнявшись, на скамейке в городском парке и наблюдать за тем, как последние листья облетают с деревьев. Они шептали друг другу разные влюбленные глупости и были счастливы.

Они разговаривали о чем угодно, молчали, прижавшись щека к щеке, ловя дыхание друг друга. Лежали рядом, едва дыша, потом приступ неистовой страсти сливал их воедино, лепя новую сущность, состоящую из двоих.

Но время шло, и однажды Брайан сказал ей виновато:

– Я не смогу встретиться с тобой завтра, Энн, я буду тренироваться.

– Весь день? – У нее пересохло в горле. Как она сможет продержаться без нею целые сутки?

– Да, – кивнул он. – Я и так потратил бессовестно много времени. Кэтрин очень злится на меня из-за этого.

Потратил очень много времени. Эта фраза прозвучала для Энн приговором. Неужели он уже сожалеет, что потратил время на нее?

– К-конечно, – пробормотала Энн, чувствуя, как глаза наполняются слезами.

Она стиснула зубы. Ни в коем случае нельзя расплакаться сейчас. Брайан может подумать, что она пытается надавить на него. Нет, он должен тренироваться, должен побеждать, ведь она с самого начала знала, кто он, и что лед значит для него больше, чем все женщины мира.

И с тех пор они встречались один-два раза в неделю. Иногда в выходные Энн присутствовала на его тренировках, ежась под испепеляющими взглядами Кэтрин. Один раз она видела белокурую Джен, которая, на ее взгляд, была чересчур любезна с Брайаном и груба с ней. Но все это было сущей мелочью по сравнению с пустотой, которая охватывала ее, когда ей приходилось ночевать одной. Энн было страшно. За короткие две недели она стала настолько зависимой от Брайана, что без него жизнь казалась ей скучной и бессмысленной.

Без него у нее ничего не было. Работа над сценарием перестала интересовать ее. Брайан совершенно прав, ей не удастся его пристроить, а значит, зачем тратить на него время? А у Брайана был его спорт, и Энн не могла не ревновать. Она чувствовала, что на катке он принадлежит ей не больше, чем любой другой женщине, и даже самые сладкие минуты любви были для нее отравлены осознанием того, что не она занимает главное место в его жизни.

×
×