Долгое ожидание, стр. 24

– О, господи, когда же все это кончится?

– Когда выяснится, почему убит Минноу, не раньше.

– Я уже пытался узнать это, навестив его вдову.

– Да?

– Она сообщила мне кое-что интересное. И я передал Логану содержание нашего разговора. Это произвело впечатление. Лицо его заострилось, на щеках заходили желваки.

– Куда мы едем?

– Пока со мной. Я занесу кое-что по одному адресу и отвезу вас к Гарднеру.

Он остановил машину у здания редакции и поднялся к себе. Я пошел купить сигареты, а когда вернулся, он уже сидел в машине.

– Куда теперь? – поинтересовался я.

– Я все еще занимаюсь делом убитой девушки. Поедем в столовую, где работает ее подруга. Дело в том, что эта девица мертвецки напилась и к вечеру исчезла из города. Так вот, может, она уже вернулась? Но оказалось, что она не вернулась.

Логану удалось выудить ее фотокарточку у управляющего столовой. На ней сбежавшая официантка была в бикини. Она оказалась совсем недурна собой. Разве что чересчур много косметики на лице, а в глазах слишком много глупости.

Я вернул Логану фотографию и откинулся на сиденье. Сегодня у меня был трудный день. Я закрыл глаза и незаметно для себя задремал. И во сне увидел очаровательную натуральную блондинку с огромными глазами, выражение которых не оставляло никаких сомнений в том, что она меня любит. Я протянул к ней руки, но она отступила назад, дразня меня и посмеиваясь. Я крикнул: «Берегись Вера, я все равно убью тебя!». И тут же проснулся от довольно сильного тычка в бок.

– Джонни! Приехали. С тобой хочет поговорить Гарднер. Дом и прислуга Гарднера нисколько не нарушали общего впечатления, производимого президентом банка. Он спустился к нам, элегантный и стройный, величественным жестом указал на удобный диванчик и придвинул коробку с гаванскими сигарами.

– Вы хотели поговорить со мной? – спросил я. Гарднер взглянул на Логана.

– Будет лучше, если все расскажет он. Логан согласно кивнул и закурил сигару.

– Вот что, Макбрайд, сейчас нам необходимо выяснить две вещи: кто убил Роберта Минноу и куда делись двести тысяч долларов. До вашего возвращения в город никто не сомневался, что именно вы совершили оба преступления. Теперь мы смотрим на это иначе. Роберт Минноу все свое время посвятил сбору материалов против преступной шайки, обосновавшейся у нас в городе. И как раз в этот период его внимание было отвлечено злоупотреблением самого обычного порядка: подлогом, в котором подозревались вы. И тут же его убивают. Ваше разоблачение укрепило подозрение полиции. Потом оно сменилось уверенностью. Однако в этом мошенничестве вполне могла быть замешана и Вера Уэнст. Похищенная сумма достаточно велика, чтобы отвести подозрение от истинной виновницы. Нам известно, что Вера Уэнст и Ленки Сорво, которого мы смело можем считать преступным элементом, оказались в самых дружеских отношениях. А затем Вера исчезла. Ее исчезновение молено объяснить двумя причинами. Возможно, она посвятила в эту историю Ленки и поделилась с ним деньгами, а он обещал ей защиту. С другой стороны, двести тысяч долларов – огромная сила. Если этой суммой ни с кем не делиться, ее вполне хватит на долгую роскошную жизнь. Весьма вероятно, что Вера забрала все до цента и исчезла из города, оставив Ленки с носом.

– Возможно еще, что Сорво прикончил Веру и прикарманил ее деньги, – добавил Гарднер.

– Меня больше устраивает первый вариант, – заметил я. – Сорво был в нее влюблен, а она неожиданно его бросила.

Гарднер пристально уставился на меня.

– Агенты моей страховой компании кое-что установили. Одно время Вера жила в главном городе штата, затем в Нью-Йорке. Последний ее адрес – маленький отель на Таймс-сквер, потом следы исчезают. По сведениям полиции, в это время произошло два самоубийства – утопились две девушки. Трупы не опознали, так что одна из этих несчастных вполне могла быть мисс Уэнст. Обе похоронены в общих могилах кладбища нищих, так что эксгумация ничего бы не дала. Но тогда непонятно, куда делись деньги, поскольку очевидно, что мисс Уэнст жила далеко не роскошно.

Я нахмурился.

– Таким образом, – продолжал Гарднер, – это дело вышло за пределы местного события. Страховая компания банка обратилась за помощью к ФБР. И поэтому я бы просил пока что прекратить ваши действия и не мешать расследованию, за которое сейчас взялись специалисты своего дела. Я покачал головой.

– Насколько я понял, специалисты будут искать убийцу украденные вещи. Но для меня это не самое важное. Мне надо доказать всему городу, что Джонни Макбрайд – честный человек. Так что все остается по-прежнему.

– Я понимаю ваши чувства, Джонни, – вздохнул Гарднер, – но поймите и вы меня. Я не желаю, чтобы с вами что-нибудь случилось, пока не выяснится правда.

Я взглянул на Логана:

– А что вы думаете по этому поводу?

– Присоединяюсь к Гарднеру.

– И если Вера виновата, пусть она ответит за это? Глаза его сверкнули.

– Да, если она виновна.

– Чушь! – заявил я и собрался добавить несколько крепких слов, но вдруг воочию представил себе ясную картину убийства… Поднявшись с кушетки, я спросил:

– Нельзя ли мне взглянуть на официальные отчеты поэтому делу?

Гарднер протянул конверт, в котором лежали официальные бланки. В них черным по белому было изложено все то, что я сейчас выслушал.

– О'кей, – буркнул я, возвращая конверт, – буду держаться в стороне.

Гарднер лично проводил нас до дверей. Усевшись за руль, Логан поинтересовался:

– Куда вас отвезти?

– В гараж, где стоит моя машина. Дальше справлюсь сам. Он привез меня в гараж и, прощаясь, сказал:

– Если я понадоблюсь, ищите меня в «Сиркус Баре». Но будет лучше, если, вы оставите меня в покое, потому что я собираюсь упиться в доску и предпочитаю это сделать в одиночку, понятно?

– Чего тут не понять, – кивнул я, – желаю удачи, – и направился к своему «форду», но сразу же вернулся. – Совсем забыл. Вы когда-нибудь слышали имя Харлан?

– Нет. А что, это важно?

– Может быть, не знаю.

– Ладно, проверим.

И он нажал на стартер.

Доехав до ближайшей закусочной, я немного перекусил, нашел телефонную будку и набрал номер Венеры.

– Это Джонни. Как тебе удалось сбежать вчера вечером? Голос ее звучал ровно и спокойно:

– Очень жаль, но боюсь, нам придется встретиться в другой раз.

– Неужели ты меня не узнала? Это я, Джонни.

– Если хотите, встретимся на следующей неделе. До меня, наконец, стало доходить.

– У тебя неприятности?

– Да, – в ее голосе не было и тени волнения.

– Большие?

Но и на этот раз она ухитрилась ничем не выдать себя.

– Даже очень.

– Копы?

– Нет… конечно, нет.

– Я осе понял. Вешай трубку. Буду у тебя через пять минут.

Я опрометью выскочил из будки и вскочил в машину. В доме Венеры было темно. Я взбежал по ступенькам и толкнул дверь. Она не поддавалась. Тогда я попытался открыть окно, но это удалось не сразу. В первые секунды я ничего не видел в темноте. Потом предметы стали обретать смутные очертания. Я постоял с минуту и, наконец, услышал доносившиеся сверху приглушенные рыдания женщины и злобные мужские голоса. Взлетев одним махом по лестнице, я пинком отворил дверь и сразу же увидел их – Сорво, Пакмана и Венеру.

Она лежала навзничь на кушетке, охватив голову руками, а Эдди пытался повернуть ее лицо к себе, чтобы снова ударить. Сорво наблюдал за этой сценой с гаденькой улыбкой.

Он увидел меня первым и, если бы не замешкался, извлекая что-то из кармана, то, может быть, успел бы отразить мой удар… Он отлетел в угол и растянулся на полу с глухим стоном. Эдди уставился на стекавшую по моим пальцам кровь. Затем, ощерив желтые зубы, бросился на меня. И тут я понял, что он как раз подходит ростом для тех аккуратных отпечатков на крыше здания у библиотеки. В его руке был зажат нож.

Я поступил так, как единственно было возможным поступить в данной ситуации: схватил с кушетки подушку. Лезвие ножа погрузилось в пух. Остальное было парой пустяков. Пакман попытался отскочить, но я выставил ногу, и он растянулся на полу. Я прыгнул ему на спину, завернул руку назад и одним движением сломал ее. Однако в следующее мгновение я услышал хриплый вскрик Венеры, и мой череп в третий раз за последнее время раскололся надвое.

×
×