Долгое ожидание, стр. 22

– Филадельфийский оркестр. Вы не возражаете?

Я не возражал. Странная это была женщина – мадонна из «квартала красных фонарей». Она закрыла глаза и сидела так, откинув голову на спинку сиденья и наслаждаясь классической музыкой. Прошло целых полчаса, когда, наконец, отзвучала последняя нота. Еще с минуту сидела она молча, словно впитывала в себя услышанное.

– Быть с вами – сплошное удовольствие. Я довольно сухо ответил на комплимент и спросил:

– Надеюсь, вы пришли сюда не для этого?

Она рассмеялась.

– Вы не слишком-то хорошо разбираетесь в женщинах, да?

– С меня вполне достаточно.

Она полезла ко мне в карман за сигаретами.

– Ладно, разберемся после. Пока что потолкуем о другом: вы ведь интересовались Верой Уэнст, не так ли?

Я кивнул.

– Так вот, я разговаривала с девушками, – она глубоко затянулась. – Две из них, как оказалось, хорошо с ней знакомы. Одна – бывшая подружка ее детских лет, а вторая познакомилась с ней, когда стала любовницей Пакмана, – он правая рука Ленки Сорво. Одно время они довольно часто встречались вчетвером, и между девушками установились дружеские отношения. – Она помолчала. – Нельзя сказать, что девушки охотно говорят на эту тему, но одно я узнала наверняка: не Ленки порвал с Верой, а наоборот, она с ним. Он чуть с ума не сошел со злости, а потом сделал вид, что разрыв произошел по его инициативе. Я не думаю, что Вера мертва. Просто она исчезла.

– Но почему?

– Тут может быть несколько причин, но мне этого выяснить не удалось. Если бы у нее в руках было что-то компрометирующее Ленки, она бы, конечно, так не поступила.

– Может, она кого-то испугалась?

– Все может быть, но бояться она могла только Сорво, никто другой не вынудил бы ее скрыться. Ведь Ленки по-прежнему хозяин в этом городе.

Головка у мадонны определенно работала неплохо. Я выбросил окурок и задумчиво произнес, глядя на нее:

– Если Ленки и в самом деле настоящий хозяин города… Она саркастически улыбнулась.

– Вы просто плохо знаете Сорво, дружок.

– Согласен, детка, но собираюсь узнать его поближе. Это будет второй великий этап моей биографии.

– А первый?

– Знакомство с Эдди Пакманом.

– Я бы желала при этом присутствовать.

– В самом деле?

Она серьезно качнула головой.

Я нажал стартер и развернул машину. С минуту мы ехали молча.

– И куда же мы направляемся? – наконец осведомилась она.

– На свидание с Эдди. В одно злачное местечко под названием «Корабль на мели». Вы знаете, где это?

– Если мы поедем по Ривер-роуд, то не заблудимся. Вы надеетесь увидеть там Пакмана?

– Возможно, – я включил радио, но на этот раз выбрал не симфонии Глюка, а джаз. – Кстати, как мне вас теперь называть?

Она сонно взглянула на меня.

– Выбирайте любое имя.

– Но ведь у вас есть настоящее!

– Было когда-то, дружок, но очень давно.

– В таком случае – Венера.

– Идет, приятель.

– Мое имя Джонни, Джонни Макбрайд.

– О'кей, Джонни, – глаза ее на секунду остановились на моем лице. – То-то мне ваша физиономия показалась знакомой. Впрочем, газеты вам не польстили.

Она просунула ладонь под мою руку и придвинулась поближе. На меня пахнуло запахом жасмина. Шелковистые волосы приятно щекотали щеку, но я ничего не имел против.

День тянулся как резина, и все еще не кончался. Линдсей, Такер, эксперты из Вашингтона, Логан с моей биографией. А кроме того, странное объявление в газете и непонятный совет по телефону.

Я легонько толкнул Венеру локтем.

– Спите?

Она сжала мою руку.

– Вы не знаете никого по имени Харлан? – спросил я. Сначала она не ответила, потом, наморщив лобик, взглянула на меня.

– Просто Харлан и все?

– Пока да.

– Я знала одну девушку из ревю. Одно время мы выступали вместе. Но это было ее сценическое имя, а настоящее мне неизвестно.

– Давно?

– Лет десять назад. Потом я оставила варьете, но иногда встречала ее имя в газетах.

– Не помните, как она выглядела?

– Как же, помню. Ей очень шла косметика. С гримом на лице она выглядела настоящей красавицей, а без грима – ничего особенного. Сложена неплохо, моего роста, волосы черные". Ах да, она была непроходимо глупой. Настоящая куколка, пока молчит, но стоило ей заговорить, как поклонники потихоньку смывались, конечно, кроме жаждущих более тесного общения.

– Она была когда-нибудь в Линкасле?

– Нет, насколько я знаю. По крайней мере, здесь я ее не видела.

– Может, это не та… А что если это мужчина или название местности.

– У меня где-то дома валяется фотография нашего хора в ревю, там есть и Харлан. Могу раскопать, если хотите.

Я поблагодарил ее и свернул за угол. Перед нами засияла вывеска «Корабля на мели». Собственно говоря, это и было нечто вроде поставленной на прикол яхты. Все столики оказались заняты, на танцевальном кругу толкались пары. Но самое привлекательное находилось на втором этаже, где стояли рулетки. Народу тут было еще больше, чем внизу.

Венера направилась прямо в бар, так что мне не оставалось ничего другого, как последовать за ней. Два виски с содовой обошлись мне в восемь долларов, но на деньги было наплевать – в моей заначке хрустели сотенные банкноты. Мы успели прикончить первые бокалы и заказали еще, как вдруг я заметил, что взгляды всех сидящих у стойки устремлены на нас. Я поглядел на Венеру. В машине она выглядела совсем недурно, но сейчас, в сверкании ярких огней, была просто ослепительна. Под легким жакетом у нее ничего не было. Соблазнительная ложбинка между холмиками упругих грудей могла любого заставить судорожно сглотнуть слюну. Да и все остальное, что угадывалось под тонким шелком, вызывало у мужчин, глазевших на нее, дрожь в коленках. К тому же, как я понял, они отлично знали ее, поскольку не брезговали заглядывать в тот квартал.

Покончив с выпивкой, мы поднялись наверх. Я разменял сотню и присел к столику. Венера толкнула меня ногой.

– Вон Ленки Сорво, видите?

– Вижу…

– Я вам не помешаю, Джонни?

– Нет.

Я-то увидел Сорво сразу, но он не заметил меня за спинами двух азартных дамочек.

– Меня интересует не Сорво, а Пакман.

– Его что-то пока не видно, – сказала Венера и целиком погрузилась в игру.

За десять минут я ухитрился продуть двести долларов, и мне это не слишком понравилось. К тому же я утомился, играя в прятки с Сорво, который все время поворачивался в мою сторону, точно чувствуя присутствие врага.

Я потянул Венеру за руку.

– Давайте лучше побродим по залу, может, наткнемся на Эдди.

Но она лишь мотнула головой: к ней пришел выигрыш. Глядя, как она сгребает фишки, я на секунду забыл про Ленки, и этого оказалось достаточно. Позади меня вырос какой-то тип.

– Шеф хочет вас видеть, – проговорил детина, положив мне на плечо руку.

Я прошел вместе с ним по длинному коридору и остановился перед запертой дверью. Парень дважды постучал, и она сразу распахнулась.

Ленки Сорво сидел за столом точно в такой же позе, как и в своей конторе. И как в прошлый раз, по обе стороны от него сидели двое: на сей раз лысый коренастый, с поросячьими глазками и прыщавый сосунок с огромным автоматическим пистолетом.

Ленки вытащил из золотого портсигара сигарету и спокойно произнес:

– Ну-ка, всыпьте ему.

Это было сказано небрежным мягким тоном, но у меня хватило времени обернуться и нанести сокрушительный удар в челюсть неожиданно появившемуся за моей спиной толстяку. Затем я с удовольствием лягнул его в пах, и когда он безжизненным мешком свалился на пол, выхватил у него из кармана пистолет. Теперь все преимущество было на моей стороне.

Сигарета выпала у Ленки изо рта. Лицо его исказилось от бессильной ярости.

– Ты, дружок, видимо, плохо воспринимаешь уроки, – улыбнулся я ему. – Сколько же раз задавать тебе трепку, пока не поумнеешь? В последний раз я спросил: где она? Может, хоть на этот раз ответишь?

×
×