Долгое ожидание, стр. 18

Белый дом на вершине холма был расположен на редкость удачно. Тот, кто построил его, видимо, учитывал, что в ближайшем будущем город подберется к самому подножью. Да и сейчас из окон должен был открываться отличный вид.

Я поднялся по ступенькам к табличке: «У. Миллер» и осмотрелся по сторонам в поисках цветочной кадки. Она находилась за колонной, и в ней действительно был ключ.

В холле тускло светилась лампочка, но света было достаточно, чтобы подняться по ступенькам наверх. Я нашел ванную комнату, скинул с себя одежду и встал под душ. Повязка на голове намокла и я выкинул ее, соорудив новую из бинта, найденного в аптечном шкафчике. Повесив одежду в стенной шкаф, я осмотрелся. Из ванной вели две двери. Открыв одну из них, я ощутил аромат женской спальни, поэтому осторожно прикрыл и заглянул в другую комнату. Здесь было получше. Я сбросил с себя полотенце, подошел к окну и распахнул его, глубоко вдыхая свежий ночной воздух. Желтая луна плыла по небосводу, освещая спокойный ночной город.

Я потянулся, нашарил позади себя постель, сел и, сунув в рот сигарету, чиркнул спичкой.

– А без одежды ты выглядишь намного лучше, Джонни! – послышался мелодичный женский голос.

Спичка обожгла мне пальцы и я поспешно отбросил ее в сторону. Но все же, прежде чем она успела погаснуть, успел разглядеть в уголке постели белое тело.

Луна игриво подмигнула мне, на мгновение задержавшись на нежных холмиках ее подрагивающих грудей.

– Прости, малышка, – прохрипел я. – Я думал… думал, что… здесь никого нет. Она грациозно потянулась.

– Так оно обычно и бывает, Джонни.

Я хотел встать и уйти, но она неожиданно протянула руку и коснулась меня кончиками пальцев.

И тут нас обоих захлестнула страсть. Мы сплелись в яростном порыве, и вся она была порыв и пламень, а я ни в чем не уступал ей. Наша схватка продолжалась не меньше двух часов, пока мы не заснули.

Она еще спала, когда я поднялся. Осторожно высвободив руку, на которой она лежала, я подоткнул под нее одеяло и направился на кухню. Кофе был горячий, а завтрак уже стоял на столике, когда послышались ее легкие шаги. Она была в легком красивом халатике, который ничего не скрывал.

– Доброе утро! А я хотела приготовить завтрак сама.

– Ладно. Ты была достаточно гостеприимной сегодняшней ночью, и я не хотел тебя будить. К тому же я тороплюсь.

– Торопишься? Дела в городе?

– Да. Жажду отыскать типа, который хочет меня прикончить.

Она подняла брови и вопросительно посмотрела на меня.

– Ну да, второе покушение, – пояснил я.

– Но кто же…

– Я и сам хотел бы это знать. Ты никогда не слышала о Вере Уэнст?

– Ну конечно! Это та самая…

– Которую я любил и которая так меня одурачила. Она заявила Гарднеру, что я попросил у нее расчетные книги, которыми мне не положено было интересоваться. Это специально, чтобы все свалить на меня, если она попадется. Так и получилось. Вера подделала расчетные книги, а расплачиваться за это должен я!

– Я знаю, что она работала в банке, а потом стала девушкой Сорво. А ты, в самом деле, уверен, что это ее рук дело?

– Уверен, конечно, но не имею никаких доказательств. Она потому-то и пропала, что испугалась. Если б я лучше разбирался во всей этой банковской чепухе, то многое сумел бы доказать.

Она снова вздернула брови.

– Но ведь ты…

– Я никогда не работал в банке, потому что я не Джонни Макбрайд. Ты вторая, кому я сообщаю об этом, и последняя, но факт, что Джонни Макбрайд мертв. Я всего лишь похож на него, как сиамский близнец.

Она застыла, широко раскрыв рот. Я дал ей время переварить услышанное, а потом кивнул, чтобы она продолжала есть, и рассказал всю историю до конца.

– Просто невероятно! Неужели до сих пор никто не заметил разницы между вами?

– Пока нет. И я собираюсь продолжить эту игру, пока не выясню, почему Джонни пришлось убежать отсюда. А рассказываю я тебе все это потому, что мне понадобится твоя помощь.

– Ник… ему ты скажешь?

– Ему нет, он слишком стар и не сможет мне ни в чем помочь.

– Ну ладно. Кстати, не называй его Попом. Он этого терпеть не может.

– Хорошо, запомню. Тебя же я попрошу вот о чем: помоги мне найти Веру Уэнст. Ты женщина и тебе легче навести справки. Поболтай со своими поклонниками в ресторане. Может быть, они что-нибудь о ней слышали.

– О'кей, Джонни… Уж разреши мне так тебя называть. Я сделаю все, что в моих силах. И, кстати, если хочешь взять мою машину, то пожалуйста. Я обойдусь другой, она в гараже.

– Благодарю, мисс, – я встал и направился к выходу. – Я поехал, и тебе лучше не ждать меня.

Она усмехнулась и показала язык.

Взяв в гараже двухместный «форд» черного цвета, я вырулил на улицу. Купив в ближайшем киоске газету, я убедился, что Логан сдержал свое слово. На первой странице «Линкаслских Новостей» красовались огромные фотографии, на которых были запечатлены копы, извлекающие со дна карьера трупы. В репортаже сообщалось, что ночью позвонил неизвестный и сообщил о двойном убийстве. Полиция немедленно приняла меры – трупы опознаны. Оба убитых – гангстеры средней руки из Чикаго. Один разыскивается за нарушение подписки о невыезде, а второй – по подозрению в мелких кражах в Филадельфии.

И это все. Свернув газету, я забрался в телефонную будку, набрал номер «Хатуэй Хаус», попросил к телефону Джека, и вскоре он держал трубку в руке.

– Это Джонни Макбрайд, Джек, – произнес я. – Не мог бы ты уделить мне несколько минут? Мне надо встретиться с тобой. Ответ прозвучал настороженно:

– Конечно, сэр. «Топпс Бар энд Грил», вы говорите? Ладно, буду через пятнадцать минут.

Бар находился в шести кварталах от отеля, и я оказался там раньше него. Он прибыл через пару минут. Я заказал нам кофе.

– Моя комната еще пустует?

– Конечно. Пару раз вам звонили, но себя не называли. Я протянул ему две десятки.

– Когда вернетесь, отметьте, что я выбыл, и рассчитайтесь за меня. В моей комнате найдете чемодан, выкиньте его. В отель я больше не вернусь. Он кивнул. Я подождал, пока отойдет официант, и спросил:

– Не могли бы вы оказать мне услугу?

– Если насчет женщин, то разумеется.

– Вы когда-нибудь слышали о Вере Уэнст?

– Ишь, куда вы теперь метите! – присвистнул он. – Это ведь одна из прежних девиц Сорво.

– Где она сейчас?

Глаза его вдруг потускнели.

– С того дня, как Сорво расстался с Верой, я видел ее всего один раз, на вокзале. Она тащила чемодан, и вид у нее был весьма озабоченный. Я помню, в тот вечер один из ребят Сорво провожал на поезд свою курочку, так она увидела его и бросилась бежать, потом вскочила в такси и умчалась. После этого я ее больше никогда не встречал.

– Она приехала или уезжала?

– Прибыла ночным поездом из Чикаго.

– А кого она так испугалась?

– Эдди Пакман, правая рука Сорво.

– Опишите мне ее.

– Ну… – он замешкался, припоминая. – В тот вечер на ней был плащ… Очень красивые волосы. Она носила их распущенными по плечам. Пожалуй, отлично сложена. Я никогда к ней не присматривался.

– О'кей. Ну, а если предположить, что она все-таки скрывается где-то в городе и никуда не уезжала. Где бы вы ее стали искать?

– Господи, да ей достаточно перекрасить волосы и полдела сделано. Она вполне может работать в прачечной и жить в меблированных комнатах. В этом городе можно спрятаться так, что никто не отыщет. Я знаю парней, которые ухитрились скрываться тут от ребят из ФБР. Те их так и не нашли.

– Ясно. Но почему она порвала с Сорво?

– Это мне неизвестно, – пожал плечами Джек. – Но только он никогда никого не держит при себе долго. А те, с кем расстается, не слишком-то жалуют его после этого.

– Понятно. Что ж… могла бы докатиться до публичного дома, как вы думаете?

– Это такой же возможный вариант, как и всякий другой. Во всяком случае, вы можете навести справки.

– Нужны рекомендации?

– Необходимы. Отправляйтесь на Эдем-стрит, 107, скажите тому мешку, который там распоряжается, что вы от меня, – он ухмыльнулся. – Впрочем, вы, пожалуй, и без этого недурно справитесь.

×
×