Иверь, стр. 45

От такого мы онемели. Я уже хотел согласиться, когда Атаири сказал, чтобы и эти подождали нашего решения.

– В чем дело? – спросил я, когда послы ушли.

– В Апрате. Это немедленная война, – уверенно сказал Атаири. – Они не потерпят нас на своем берегу, так близко от их крепостей.

– Откуда ты знаешь?

– Именно поэтому послы Апрата здесь, – спокойно ответил Атаири.

Мы помолчали.

– Они знают о желании речного народа сменить покровителя? – спросил Игорь.

– Конечно. Они знают даже о том, что вы делаете на рассвете, не говоря о своих соседях, – не глядя на него, ответил старик.

– У них шпионы здесь?

– Торговцы… – неопределенно ответил Атаири. – Их не остановишь. Они в каждом городе есть…

Я покивал, понимая двойственность ситуации, и сказал:

– О’кей… зови этих послов.

Спустя час мы удостоили их пятиминутной аудиенции. И вот что сказал Атаири, нами наученный:

– Мне прискорбно вам сообщить, уважаемые послы, что ни ваши требования, ни ваши послания в этом доме выслушаны не будут.

Он выдержал паузу, давая осознать крутость поворота.

– У нас есть неопровержимые доказательства, что ваши торговцы ведут разведывательную деятельность на нашей территории. Узнают, вынюхивают секреты нашего народа. Подкупают стражу и жителей. Мы бы простили это морскому народу. С ними мы почти в состоянии войны. Мы бы поняли это от речного народа: они нас боятся. Даже от Наема мы готовы были ожидать таких мерзостей. Но ваша повелительница знает закон богов. У вас есть месяц, чтобы принести нам ее официальные извинения на бумаге и тем языком, что общаются боги. Через месяц и ни днем позже, если не получим ее послания, мы высадим на ваши берега нашу армию. Мы сожжем ваш флот, как сожгли и потопили часть флота пассов. Мы разрушим ваши крепости, даже не подходя к ним. Наши корабли вы видели. Вы знаете, на что способно наше оружие. У вас есть месяц. Спешите. Аудиенция закончена. Стража…

Гвардейцы буквально выперли возмущающихся послов. Они-то пришли угрожать войной, в случае если мы возьмем под протекторат другой берег Иса. А тут им в лоб – мы готовимся к войне.

– Прекратить всю торговлю с Апратом до дальнейших указаний, – распорядился я.

Атаири поджал губы, но кивнул. Еще бы, треть наших доходов была от торговли с Ролли. Но когда-то надо начинать войну. Или не надо начинать ее никогда.

После этого речному народу было объявлено, что мы берем их под протекторат с ежемесячной уплатой ими дани в тысячу монет морского народа. Послы ушли довольные: у них только с рыбы доход в пятнадцать раз больше, по сведениям Атаири. А уж продажа диким западным племенам металлического оружия, сделанного, кстати, из нашего железа, дает им возможность арендовать всю нашу армию. Решили вдогонку послать требование о рекрутах. И это прожевали. Что такое триста молодых людей в год, которые и служить по обычаю будут на родной территории?

Вызвали шамана западных варваров. Объявили, что мы поставили месячный ультиматум Апрату и по его истечении сможем что-либо сказать. Кажется, шаман был доволен осложнением в наших с Апратом отношениях. Он убрался, сказав, что прибудет через месяц и три дня. Мы благосклонно кивнули.

Вызвали восточных лагги и без церемоний приняли их в состав империи, обложив налогом и предоставив защиту от поджимающего с северо-востока Наема. Вместе с послами направили две сотни пехотинцев для восстановления статус-кво на границе и основания гарнизонов во всех крупных селениях. Вместе с ними направили десять гвардейцев, поручив им командование. Пообещали, что выделим из арсенала орудия, как только нам доложат о готовности к их приему хотя бы одного города.

Четыре сотни пехоты направили в Ристу для посадки на десантный транспорт и переправы через Ис. К ним присовокупили двадцать орудий, столько же канониров и столько же помощников. Сотню гвардейцев для управления этим стадом и отдельного оперативного отряда. Старшим вызвался уже проявивший в моем походе по лесам Тирк… ну, тот самый… младший сын правителя Атиса. Он из первого полноценного выпуска и вполне заслуживал быть командиром. По крайней мере, не рубака бездумный, старается головой думать. Игорь тоже одобрил выбор и согласился съездить позже для проверки, как там будет служба нестись.

Последними мы вызвали пассов.

– У вас есть выбор, – сказал Атаири. – Перекрыть Ис для пиратов или терпеть наше присутствие в ваших водах.

Посол склонил голову.

– Вы, наверное, не понимаете… – начал он. – У нас на границе сейчас сто две тысячи латников. Сорок тысяч конных латников. И мы готовы их бросить на вас.

Воцарилась тишина. Я переваривал цифры. В том, что посол не врал, я был уверен на сто процентов. Так не пугают – не имея за собой сказанного. Даже положив половину из ручного оружия и расстреливая с капсулы, мы не остановим лавину, и она, пройдя по нашей земле, камня на камне не оставит. Игорь решился первым. Он выступил вперед и сказал:

– За ту угрозу, что вы только что произнесли… я, лично, налагаю на вас дань в размере пяти сундуков ваших денег.

Они с послом друг друга поняли. Посол повернулся и вышел.

Я тихо заметил Атаири:

– Вот теперь объявляй мобилизацию. Во все стороны гонцов, чтобы предупредить о начавшейся войне.

Атаири, казалось в шоке, вышел. Я повернулся к Игорю:

– Лучших на границу… Как только враги перейдут рубеж, пусть во весь дух мчатся сюда. Распорядок на оборону. Ты в капсуле. Или нет… У меня это лучше получится. Я в капсуле. Ты командуешь обороной Тиса. Атаири уже ушел… Передай ему: весь провиант, что проходит мимо нас, складировать на войну. Кто бы мог подумать… Сто две тысячи…

– И сорок тысяч всадников… – добавил в не менее пораженном состоянии Игорь.

К обороне готовились суматошно и не понимая, собственно, будет ли на нашей стороне местное население или нет. Мобилизация ко второй неделе собрала в Тисском лагере двадцать пять тысяч. Игорь начал эту толпу натаскивать и вооружать. Еще неделя прошла, и мы чуть не умерли безо всякого нашествия…

Всю ночь шли тренировки по ночным штурмам укреплений одним ополчением. Утром ко мне, только улегся поспать, запросился срочно прибывший посол пассов. Я лично всю ночь тренировался на капсульном симуляторе, привыкая вести бой в одиночку, и, конечно, был зол. Разбудить меня, только чтобы объявить войну? Да я бы голову ему оторвал, если бы не увидел… пять здоровенных сундуков с монетами. Ну ничего себе покер… Вызвал Атаири и Игоря.

Игорь, тоже спросонья, только и сказал:

– Я прощаю и вам, и вашему народу оскорбление. Торговля возобновится. Вашим торговцам компенсируют потери, связанные с подготовкой к войне, льготами при торговле.

Атаири присел перед сундуками и, пересыпая новенькие монеты из ладони в ладонь, спросил:

– Почему?

Я и Игорь поняли его.

– Он не мог врать, угрожая нам такой силой. Мы, по его понятиям, не могли врать, что готовы к стычке с ней. Ну, если мы не безумцы. И наше требование пяти сундуков монет говорило, что мы более чем готовы к войне. Именно мы, боги, как боги и требуем. Он понял, что ради мести мы отдадим империю, но порубим всех в капусту. И еще на их землю придем.

– Если вы не безумцы? – зачем-то спросил у меня Атаири. – Понятно…

Через неделю прибыли одновременно и посол Апрата, и шаман западных варваров для переговоров на высшем уровне. Посол передал письмо и быстро свалил.

– «Я не понимаю, что вы имели в виду, говоря о шпионской деятельности на вашей территории. Я никогда специально не вела разведки у вас», – читал я вслух Игорю. – «Это серьезное и обидное оскорбление. Ваше оскорбление не может быть прощено. Я объявляю вам войну. Тем более что вы вторглись в сферу наших интересов, взяв под покровительство речной народ. Я честь и совесть своего народа. Я защитница его и не позволю вам беспрепятственно захватить нас. Повелительница Апрата, архипелага Вернова, страны Роска, богиня Ролл».