Иверь, стр. 35

– Накорми солдат великого Прота, – отдала указания Ролли. – Сам пробуй каждый раз еду, чтобы они не боялись отравления. Накорми хорошенько. Им предстоит дальняя дорога.

Уж не долины ли Рога имеет она в виду?

Когда гвардеец ушел выполнять приказ, девушка отвернулась в сторону светлеющих вдали стен Ворот Иса. Какое-то время она молчала, думая о своем. Она даже слегка прикусила губу, явно испытывая некие сильные чувства. Может, ненависть к такому наглецу, что пришел и откровенно сказал, что отберет у нее все.

– Мы будем ждать, когда вы будете готовы нас завоевать. Хотя и не думаю, что у вас что-либо выйдет. Или что вы успеете. Противно-то как… И так кругом непонятно кто… – наконец сказала она с разочарованием.

Я только приподнял брови. Мне плакать хотелось, видя ее потерянное личико и расстроенные глаза. Она ждала друга, а получила неизвестно кого. Я смог только невероятными усилиями сдержаться и не сказать ничего лишнего, типа: «Я пошутил, что вы… мы никогда не посмеем…»

Она посмотрела мне в глаза, и я заметил слезы, так и не сорвавшиеся с ресниц.

– Простите, – сказал я. – Вы ждали дружбы, а приютили врага.

– Это неважно сейчас… – сказала она. – Скоро и нас, и всего этого уже не будет. Правда?

Я искренне сочувствовал ей:

– Мне жаль, что я вам поведал это. Иногда лучше умирать в неведении.

Она кивнула. Но не ответила. Галера повернулась кормой к крепости и начала набирать ход.

– Я надеюсь, вы спасетесь, – сказал я. – Если сможете, бегите к нам, когда начнется бомбардировка планеты. Я приму вас в капсуле.

Она грустно покачала головой и сказала:

– Я не ваша любовница, не ваш друг и не семья вашего друга. Спасайте их. Я буду со своим народом, для которого нет защиты, кроме повелительницы и богини. Мы сто лет воюем со всем миром. И мы еще не погибли. Ваш Единый бог на нашей стороне. Надеюсь, он не отступит от нас в самый страшный час. Если же нас минует страшная участь, то милости просим в очередь желающих нас захватить. До открытия военных действий ваши суда атакованы моим флотом не будут. Ниже по течению Иса не ходите. Там сфера наших интересов. Пойдете хотя бы торговым кораблем без моего соизволения, начнется война. Я сожгу со своих галер все ваши прибрежные города.

Я кивнул. Мне хватало забот на ближайшие полгода и без Апрата.

– Первое применение излучателя в войне со мной – и я пошлю против вас гвардию. Они у меня все с излучателями, – сказала она, глядя на алеющий закат, в котором купалась одна из лун.

– Согласен, – ответил я.

– Отлично. Объявите о нашем решении своим людям. Незнание не освобождает от ответственности. В данный момент мы не находимся в состоянии войны.

– И миром тоже не пахнет, – горько сказал я.

– Вы расстроены? – словно насмехалась она надо мной.

Я задумался:

– Да, наверное.

– Отчего? Вы сами рветесь к власти. Война и кровь – это неизбежная жертва амбициям…

Я кивнул, полностью с ней соглашаясь.

Она тоже кивнула слегка и, все так же перебирая четки, скрылась за дверьми в надстройке. Следом за ней зашел ее гвардеец. Наверняка любовник, подумал я отчего-то с ненавистью. Я вернулся к своим людям, которые прямо на палубе ели поданные им на подносах мясо и овощи. Вскочил на кера. Молча посидел, потом сказал им:

– Поели? Не успели? Ничего, дома поедим… Даром съездили.

Многие пожали плечами, мол, они и не сомневались. До берега оставалось меньше мили, когда на палубе снова появилась Ролли. Она посмотрела на меня, и я, не выдержав, аккуратно направил Толстяка к ней. Остановился, и кер бесцеремонно обнюхал правительницу Апрата. Фыркнул, замотав головой… и склонил перед ней голову. Мы улыбнулись: она мне, я ей.

– Даже если будет война между нами, – сказала она, – я буду с теплотой вспоминать этот вечер и вашего доброго кера.

Я чуть не завопил: «А меня?!» Но меня она не упомянула и лишь добавила:

– Если мы выживем после бомбардировки.

Она продолжала стоять рядом с моим кером, пока плоскодонная галера рывком не заползла на песок. Когда мои люди уже спустились по настилу на мелководье, я кивнул на прощание Ролли и последовал за ними. Низкая галера немедленно выбрала на борт сходни и мощным рывком снялась с мели. Я стоял на берегу, удерживая переминающегося на песке Толстяка, и смотрел вслед галере. Я так хотел на прощание увидеть эту девушку в голубой тунике. Помню, тогда я думал, что она мне просто понравилась. Ее мягкие манеры, ее трогательная незащищенность, ее глаза… Если бы кто сказал, что я банально влюбился… я бы рассмеялся. А может, и нет.

Словно смилостивившись надо мной, на корме появилось маленькое голубое пятнышко. Так далеко отошла уже галера. Но воображению и этого хватило. Мне грезилось, что она стоит у лееров и смотрит на меня, чуть грустно улыбаясь. И может быть, даже жалея, что мы с ней расстались так.

Начался сухопутный путь домой. Несколько стычек по дороге, как с речным народом, так и с лагги, дали мне понять, что противоположный берег от крепости правительницы Апрата населен не менее густо, чем ее берег. Возникла идея после всех приключений воздвигнуть здесь крепость. Особенно на случай войны с Апратом.

Дома я рассказал все Игорю. Он только покачал головой и сказал:

– Вот и ты влюбился. Один я до старости прохожу, так и не поняв, что это такое. А мне, кстати, немного осталось. Но ничего, мне и плотских утех хватает, – рассмеялся он.

– Если бы ты ее увидел, – поморщился я от его хохота, – то тоже бы втюрился.

Десантник ухмыльнулся и заявил:

– Знаешь, у меня редкий месяц на Земле отбоя от баб не было. Они на мне висли, словно взбесившиеся кошки. Я помню, что пару раз даже в казармы сбегал, когда уж очень надоедали.

– Да ты и здесь особо воздержанностью не страдаешь, – заметил я.

Он пожал плечами и, несмотря на то что было душно, подкинул дров в очаг. Мы по привычке валялись на полу и предавались воспоминаниям… Я изредка вздыхал, украдкой думая о Ролл. А Игорь, вопреки обыкновению, даже не издевался.

Во время моего отсутствия ничего особенного не произошло, кроме разве что присоединения к нам еще пары разбитых в пух и прах родов. Они были лагги и даже вроде тоже родственники Инты. Нас это мало волновало. Нас травмировало другое… Скоро начнется высадка десантной группы, а у нас только две сотни более или менее готовых к встрече бойцов. Ну, и ополчения около трех сотен. Остальные были раскиданы по дальним гарнизонам. Где брать воинов, кроме как в лесах, мы даже не предполагали. А Инта был против категорически. Вот что значит свободная воля вождя!

Через два дня, поручив Инте все неотложные дела, мы с Игорем поехали к капсуле. Ничего не придумывая, просто сказали, что едем на недельную поездку в горы. Максимум недельную. Скорее всего, вернемся через три дня.

Инта проводил нас до ворот внешнего заграждения и там попрощался.

До капсулы мы добрались без приключений и неприятностей. Только в поселке металлургов пришлось изрядно выпить с поселенцами за их труд и здоровье. Рабов среди поселковых я видел предельно мало. Это мое последнее указание давало знать. Каждого отличившегося на труде освобождать, а если он остается в поселке, то и платить ему достойно за труд. Платить пока еще в валюте морского народа. Как Раста там крутился, чтобы денег на выплаты найти, – отдельная история. Дошло до абсурда: часть освобожденных рабов смогла наладить контакты с северянами, что приходили из-за гор Утренней Влаги раз в месяц. Северяне с удовольствием скупали наше железо и расплачивались монетами морского народа, непонятно откуда у них бравшимися. Но… эти несколько в недавнем прошлом рабов брали себе ТАКОЙ откат за услуги, что я заподозрил Расту в нечистоплотности и воровстве. Но делать было нечего – платить мы были вынуждены, а поступления валюты пассов были жестоко малы. Свой монетный двор мы пока не могли открыть. Да и не очень хотели, пока не прояснилось до конца, начнем мы следующий поход или не начнем. Вот и вынуждены были терпеть такую ситуацию. Уезжая из поселка, я пообещал себе, что лично устрою в следующий раз ревизию в поселке.