Иверь, стр. 32

– Я признаю тебя, великий Прот. Но на колени не встану. Иначе мой бог сошлет меня куда подальше. Дальше звездных пределов и планеты Земля…

Мы ничем не выдали своего изумления. Какого изумления? Шока! Я сосредоточенно пытался понять, насколько еще может пересохнуть во рту.

– Кто твой бог? – спросил я, прочистив горло.

Посол достал из рукава своего наряда бумагу и протянул мне. Я сначала даже не понял, а потом спросил:

– Ты и читать, посол, умеешь?

– Да. Но этого языка я не знаю.

Игорь принял бумагу и протянул мне. Я рассмотрел начальные строки. Английский. Все понятно. Я сел в свое кресло за спинкой трона и в свете, бьющем из незадрапированной бойницы, прочитал:

«Мой дорогой Прот. Если ты читаешь эти строки, значит, ты тот, о ком я думала. Я предлагаю встречу. Учитывая, что я не твоя соотечественница или, тем паче, не родилась на Земле или колонии, я рассчитываю, что ты знаешь и местный язык, так как на английском мне чрезвычайно сложно изъясняться. Я прошу тебя прибыть в мой город. В свите не ограничиваю, понимая опасения за безопасность. Прошу только заранее не считать меня враждебной и не атаковать. Искренне заинтересованная во встрече Ролли».

Я дал прочитать Игорю. Когда он вернул бумагу, я заметил, что его взгляд словно окаменел. Движения его здоровой руки стали чуть резкими и грубыми. Я чуть помолчал.

– Кто это писал? – спросил я негромко у посла.

– Я должен убедиться, что вы прочитали верно. А посему прошу вас: прочитайте вслух последнее предложение.

Я поднял бумагу к глазам и прочитал:

– «Искренне заинтересованная во встрече Ролли».

Посол кивнул и сказал:

– Это письмо послала наша правительница – богиня Ролл.

– О’кей, – сказал я. – И что она передала на словах?

– Только это послание и предложение союза для обороны и ведения варваров к цивилизации.

Я отмахнулся рукой.

– Это не ко мне, а к правителю Тиса.

– Вы правитель Тиса, – чуть поклонившись, сказал посол.

– Это глубокая ошибка, – сказал я послу. – Я не посягаю на мирскую власть, а лишь помогаю ей.

– Нам придется ждать Инту Тисского? – разочарованно спросил он.

– Если вы хотите союза, то да.

– Но…

– Это правило. Оно нерушимо. Если правитель Тиса захочет моего совета, то я его дам. Но только после встречи с вашей правительницей.

Посол задумался и сказал:

– До Апрата восемь дней пути, если спешить.

– Значит, и совет мой услышит Инта не раньше, чем вернется, плюс шестнадцать дней.

– Мы будем ждать, – уверенно сказал посол. – Хоть у нас и есть приказ быстрее вернуться. Но другой приказ – без встречи с Интой не возвращаться – имеет больший вес, чем первый.

– Я посмотрю, что можно придумать, – сказал я и закончил аудиенцию.

Мы сразу отправили гонцов к Инте с просьбой немедленно прекратить поездку и прибыть в Тис в «больном» состоянии. Спустя пару дней он прибыл. Встречая его, я заметил, что и актер он неплохой. Инта еле держался в седле, и охрана его изредка поддерживала. Понятно, что вечером он совсем другой сидел в моей комнате, и я с Игорем изложил ему наши соображения насчет союза с Апратом. Он их выслушал и сказал, что подумает. Мы только головами покачали. Мол, думай сейчас. Он заупрямился. Мы надавили. Тогда он и выпалил:

– Вы утомили бедного правителя Тисского. Дайте с дороги отдохнуть.

Мы не поняли и попросили объясниться.

– Тебе, что ли, надо с женой посоветоваться? Или с Атаири? – спросил Игорь, не скрывая удивления.

– Нет и нет, – ответил он, и я понял, что он говорит честно.

– Тогда что?

– Во-первых, я сам хочу с ними встретиться. А во-вторых, я вас не понял.

– Чего ты не понял? – спросил Игорь.

– То вы за, то вы против.

– Мы тебе сказали и хорошие, и плохие стороны. А ты думай сам.

– Да не хочу я решать этот вопрос, – спокойно ответил Инта.

– Почему именно этот ты и не хочешь?

– Раз там замешана богиня, сами разбирайтесь, – попытался он спихнуть на нас решение.

– Вот нахал… – сказал Игорь.

– Сам такой, – огрызнулся Инта и собрался улизнуть к жене.

Вдвоем мы его удержали. Решили, что на аудиенции он отправит послов домой и вместе с ними меня. И предоставит мне конечное право решать вопрос о союзе. Но не о войне. Даже если меня что-то не устроит.

Глава 9

Аудиенция состоялась следующим утром. Сам Инта опять был «болен» и говорил с трудом.

Послы были довольны таким решением. Они засобирались в дорогу. Я тоже. Забрал из конюшни своего кера, отожравшего бока ввиду ненадлежащей выгулки, зато надлежащей кормежки. Пришлось наконец дать ему кличку – Толстяк. В охрану я себе взял десяток офицеров – бывших учеников Игоря. Они были в восторге, что сопровождают меня. Рассчитывали, что я буду разговорчив с ними. Они были разочарованы. До самого Иса я ограничился только необходимыми фразами. У меня не проходило ощущение, что я сам иду в ловушку.

Когда мы встали лагерем на берегу и разожгли сигнальный костер, я даже захотел повернуть назад, настолько меня пугала перспектива глупейшего плена. А когда на берег с подползшего корабля сбросили длинный помост, я даже хотел плюнуть и банально ускакать. Однако переборол себя и ввел кера на корабль. На корабле все немедленно встали наподобие «смирно» и командир витиевато разъяснил, какая ему оказана честь моим присутствием. Я грубо отшутился: мол, и мне будет честь, если он меня по дороге не утопит.

Меня разместили в единственной каюте капитана, и я даже не подумал отказаться или ночевать – а именно ночью мы отходили от берега – на палубе с моими бойцами. Спать на палубе среди нескольких метательных машин или в трюме среди буйствующих от качки керов я не желал совсем. По реке мы шли три дня. Высадились в крепости на берегу.

Это было не похоже на наш замок. Это была настоящая крепость со стенами, уходящими далеко в воду. Стены, забирая огромный кусок гавани, давали кораблям защищенный порт. Перед нашим кораблем резко опустились цепи, перегораживающие проход в гавань, и сразу за нами поднялись вновь. Я посмотрел на башни, в которых скрывались механизмы преграды, и не заметил на них пушек. Оставалась надежда, что пороха они еще не изобрели, а его состав неизвестен правительнице Апрата.

С пристани нас проводили во внутреннюю крепость и разместили в палатах одного из самых высоких зданий в округе. Мне выделили покои на самом верху, откуда открывался вид на всю крепость. За крепостными стенами я увидел большое поселение и подумал, что общее количество жителей в округе вряд ли меньше двадцати тысяч. Много, учитывая наши скромные достижения в Тисе.

Вообще, Апрат, как королевство, начинал меня разочаровывать. Я-то думал: все будет просто, – а тут вон… крепости, огромные людские резервы, технический уровень развитого Средневековья. Вид меня удручал. Еще больше меня удручало, что все это я видел через стекло. Стекло! Да еще какое – без единого изъяна.

Я допытывался у послов, сколько мы пробудем в крепости, и так и не получил внятного ответа. Сказав своим телохранителям, чтобы спали по очереди и в случае чего не стеснялись убивать, я проверил излучатель и теперь спал только с ним под подушкой. Так, кстати, я давно не высыпался. Первый раз за год на планете – настоящая постель и одеяло. Оно стоило того, чтобы прийти сюда и умереть.

Видя, что на третий день я начинаю готовиться к уходу, начальник стражи обратился ко мне:

– Великий бог Прот. Наша правительница повелела мне не мешать твоей воле оставаться или уходить. Она сказала, что я не могу помешать тебе, только потеряю людей, так нужных для крепости. Однако я прошу тебя повременить. Планы повелительницы изменились, и вы не поедете в Апрат. Вы с ней встретитесь прямо здесь, в Воротах Иса, со дня на день.

Я оценил его честность и, кивнув, спросил:

– Давно она знает о нашем приезде?

– С момента вашего прибытия. Мы передали сигнальными огнями, что послы вернулись с гостем.

×
×