Голос Рыка, стр. 43

Гладкову тоже хотелось приобщиться к успеху. Даже не из-за премии, которую наверняка дадут, хотя и она не помешает. Скорее в нем проснулся азарт охотника. Такой, какой бывает, когда толпой преследуют беглеца. В такие минуты даже самые отчаянные трусы бросаются в погоню. В стае, конечно.

– Вышка! – повторял Жора, вызывая охранника. – Борис, ответь!

Но ответа не было. Вместо него в динамике раздался непонятный хрип.

– Борька! – Жора занервничал, – Хачатуров, твою мать, отвечай!

Но тот молчал, и это, если вспомнить вчерашние события, весьма настораживало. Гладков повернулся, и растерянно посмотрел на Серикова, ожидая, что тот решит. Но Кокакола не знал, как ответить на немой вопрос подчиненного. С одной стороны, следовало немедленно выяснить, что происходит с Хачатуровым, а с другой – требовалось все внимание уделить нарушителю и схватить его во что бы то ни стало.

– Николай Николаевич, а вдруг там что-то произошло? – испуганно проговорил Гладков.

Сериков бросил взгляд на опустевший дисплей, потом на дежурного. В принципе тот прав, нарушитель никуда не уйдет, Артюха не позволит, а вот если, не дай бог, что-то случится со сторожем, Должанский с него голову снимет.

– Так, я пошел! – решился наконец Кокакола и открыл пирамиду с оружием. Вдруг он собственными руками задержит того, кто срамит весь его отдел? Николай Николаевич достал помповик и зарядил магазин. – Я к вышке! Ну, если что, не завидую я твоему Хачатурову!

Гладков не ответил. Да никто от него и не требовал ответа. Однако душа требовала действия, и Жора тоже решил вооружиться.

Он достал помповик, как и начальник, и зарядил. Но этого Жоре показалось мало, он нацепил кобуру и сунул в нее штатный VIIIM, лежавший до того в сейфе. Вот теперь он был в полной готовности!

ГЛАВА 13

Сериков бежал к вышке, не разбирая дороги. Можно было, конечно, воспользоваться обычной асфальтированной дорожкой, но Николаю Николаевичу так хотелось найти наконец того, кто опозорил его перед Должанским, что он помчался напрямик через кусты, тянувшиеся вдоль столовой, мимо которой лежал его путь. Здесь было темно, что очень затрудняло бег Кокаколы. Он несколько раз спотыкался о корни кустов, камни и прочие преграды, но ничто не могло остановить начальника охраны. С каждым шагом в начальнике отдела охраны крепла уверенность в том, что сегодня его ждет успех, мало того, триумф! А почему бы и нет? Артюха притащит того, кто перелез через забор, он самолично найдет и поймает ночного шутника! Найдет и заставит ответить за все!

Внезапно Сериков увидел, что кто-то неразличимый в темноте дергает ручку двери столовой. Опять? Ну это уже наглость! Вчерашнего налета им не хватило? Ну ладно, сейчас вы попляшете!

Кокакола неслышным шагом приблизился к злоумышленнику. Тихо, стараясь не щелкнуть, снял оружие с предохранителя. Ему было немного не по себе, это перед подчиненными приятно бахвалиться, а вот так, один на один с преступником, Николаю Николаевичу еще бывать не приходилось. Но заряд картечи, находившийся в стволе, мог остановить любого, и это Серикову придавало смелости. Правда, и стрелять не хотелось, объясняйся потом с милицией, журналистами, общественностью и прочими бездельниками, которые не преминут поднять шум.

Жаль, значит, придется действовать не так радикально.

– Эй! – крикнул он. – Ну-ка подними руки и встань на колени!

* * *

Толик, завидев знакомый забор, снизил скорость. Они с Паниным подъехали с северной стороны и направлялись к проходной. Уж если Лена и пришла на завод, то вряд ли она полезет через забор. А значит, поиски надо начинать отсюда.

Тень у забора Рыков увидел первым. Еще не веря себе, он слегка притормозил машину, и так ехавшую не слишком быстро, и включил дальний свет. Темная щуплая фигурка юркнула за дерево. Сергей Николаевич, молча сидевший всю дорогу, насторожился.

– Думаешь, она? Ленка? Почему она прячется?

– Она больна… – Рык знал: отец и без него понимает, что с его дочерью, но что-то надо было сказать.

– Эге, а это еще кто? – Панин подался вперед, вглядываясь в темноту. – Слушай, мне кажется, я видел еще кого-то! Они шли к ней! Нехорошо шли, крадучись!

Рыков и сам как будто что-то заметил в тени деревьев, росших вдоль улицы, и ему это не понравилось. Он не мог сказать, что именно, – мозг был занят управлением, – но вот какая-то сигнальная система, – какая, он и сам не знал, – подсказала, что в картинке, которую получил мозг, было что-то не то…

Резко затормозив, Толик выскочил из машины. Ему казалось, что он действует быстро, но Сергей Николаевич оказался еще быстрее. Он уже бежал к тому месту, где они с Рыком заметили первую тень. Толик понесся за ним. Если они не ошиблись и это Лена, то надо побыстрее ее перехватить! Тем более что были уже отчетливо слышны шаги тех, которых заметил Панин.

Топот ног, – а после того, как стали ясны намерения Рыка и Сергея Николаевича, шаги незнакомцев превратились именно в топот бегущих людей, – показывал, что вряд ли это друзья. Да их здесь просто и быть не могло!

– Лена! – Панин первым оказался у цели. – Лена, это я, твой папа! Ох… простите, я кажется, обознался!

Толик, подбежав, увидел, что это вовсе не Лена. В человеке, затравленно прижавшемся спиной к стене и испуганно озиравшемся по сторонам, он заметил что-то знакомое… Толик всмотрелся. Да это же Джавров! Елки-палки, как же он не догадался! Он же сам, можно сказать, направил его сюда.

– Юлий Иванович, это я, Рыков! – Крикнул он. Мы ищем…

Договорить ему не дали.

– Всем стоять! – раздался резкий оклик. – Руки на голову, мордой в забор! Ну, быстро!

Панин спокойно повернулся к незнакомцам. Он не только не поднял руки, но и демонстративно сунул их в карманы.

– А кто вы, собственно, такие? – с вызовом спросил он. – И по какому праву позволяете себе так разговаривать? Предъявите ваши документы или проваливайте!

– Я тебе сейчас такие документы предъявлю! – зарычал один из незнакомцев. Высокий и широкоплечий, он явно был лидером в парочке. В неярком свете ночных фонарей блеснул кавказский нос под темной шевелюрой. Второй был не такой массивный, но в нем тоже чувствовались сила и спортивная подготовка. – Лапы на стену! Кому сказал, не то…

В руке темноволосого появился пистолет.

– Служба охраны завода, – представился второй. – Прошу вас пройти с нами. Если вы непричастны к… Ну, короче, пошли, там разберемся!

– Да пошел ты! – Панин едва сдерживал гнев. – Здесь городская территория и плевать мне… на ваш завод!

– А я корреспондент газеты «Экологический вестник», – вмешался в разговор Джавров. – Я думаю, ваше начальство не захочет, чтобы завтра все журналисты писали о том, как сотрудники ФАЗМО хватают людей прямо на улицах. А что так и будет, это я вам обещаю.

Угроза Юлия Ивановича явно подействовала. На лице кавказца появилась растерянность. Ему совсем не хотелось стать причиной гнева начальства.

– Документы! – потребовал он.

– Морда от счастья опухнет! – прорычал Сергей Николаевич. – Пошли вы все на…

Назвать известный всем русскоязычным адрес Панин не успел – на территории завода раздался выстрел. За ним второй.

Охранники переглянулись. Пистолет вновь появился в руке темноволосого. Он наставил его на Сергея Николаевича и предостерегающим жестом поднял вверх левую руку.

– Все, базар окончен, – с угрозой проговорил кавказец. – Всем к стене!

Рыков, Джавров и Панин посмотрели друг на друга. Взгляд журналиста упал на Толика, его глаза удивленно расширились. Толик это заметил. Черт, у него же свое лицо, а Джавров его таким не видел. Но не менять же фэйс прямо сейчас!

Неподалеку как будто послышались шаги. Толик повернулся в ту сторону, еще не уверенный, что слух его не обманывает, но, бросив взгляд на насторожившихся охранников, понял, что так и есть, по улице кто-то идет. Один из охранников тоже повернулся и стал вглядываться в темноту.

×
×