Любовь с привкусом тайны, стр. 1

Аманда Браунинг

Любовь с привкусом тайны

ПРОЛОГ

Софи Антонетти вздохнула с неподдельным удовольствием. Ничто не предвещало того, что нынешний день изменит ее жизнь навсегда.

– Кофе! – воскликнула она с улыбкой, открывая глаза и заглядывая в потрясающие голубые глаза мужа. – Я знала, что не зря вышла за тебя замуж. Ты делаешь чудесный кофе, – поддразнила она его, и Лукас усмехнулся в ответ.

– Только кофе? – в его глазах появился чарующий блеск.

Вздыхая с удовлетворением сытой кошки, Софи погладила мужа по широкой груди. Секс с ним оказался самым захватывающим опытом в ее жизни.

– Ну ладно, ты также хороший любовник, – промурлыкала Софи, отодвигая Лукаса, когда тот потянулся к ней. – Но сейчас я хочу кофе!

Смеясь, Лукас отстранился, позволив жене сесть и застенчиво натянуть одеяло, чтобы прикрыть наготу.

– Я знаю, что там, – заметил Лукас, подавая ей чашку.

Софи наградила его кокетливым взглядом.

– Да, но в раскрывании подарка уже половина удовольствия.

– Верно, – согласился Лукас, вставая.

На нем было лишь полотенце, обернутое вокруг бедер. Он взял со стола большую коробку и свою чашку кофе.

– Что это? – полюбопытствовала Софи, раздумывая, не припозднившийся ли это подарок.

Они провели несколько счастливых дней, распаковывая многочисленные подарки после того, как вернулись из медового месяца на Сейшелах. Некоторые прибывали еще до сих пор.

Отставив кофе, Лукас поудобнее расположился на кровати.

– Свадебные фотографии, которые сделал для нас Джек, – сообщил Лукас.

Софи тут же поставила чашку в сторону и взяла коробку. Они уже давно получили официальные снимки, но ее знакомый Джек, фотограф, как и Софи, сделал для них собственный альбом. По его словам, фото в нем не очень-то традиционные.

– Позволь мне. Умираю, как хочу посмотреть их! – воскликнула Софи, разрывая упаковку и доставая содержимое.

Сняв еще одну бумагу, Софи достала, наконец, белый кожаный альбом.

Ее взгляд фотографа подсказывал, что Джек отлично потрудился, но скоро она позабыла о композиции и построениях кадра и, переворачивая страницы, начала вспоминать день свадьбы. Погода стояла чудесная. Светило солнце, на небе не было ни облачка. Все выглядели счастливыми, но не счастливее ее и Лукаса. Как и все мужчины, жених был одет в костюм. При взгляде на него у Софи екало сердце.

Они были знакомы недолго – всего-то несколько месяцев, – но оба с самого начала знали, что созданы друг для друга. Они познакомились на Бали, где проводили отпуск; до отъезда у Софи оставалось время лишь на короткий роман. Но она не знала, что Лукас вознамерился снова увидеть ее и тайно организовал все так, чтобы Софи сделала официальные снимки нового лондонского здания корпорации «Антонетти», которой владел отец Лукаса, а сам он занимал там должность исполнительного директора.

Софи не знала всего этого. Она была так шокирована, когда увидела его в первый день фотосессии, что споткнулась о порог, входя в его кабинет, и упала бы на пол, если бы он не подхватил ее. В тот самый момент Софи поняла, что влюбилась. Так сильно, что пути назад не было. Особенно когда он притянул ее к себе и взглянул прямо в глаза.

– Я не собирался говорить этого сейчас, но не могу больше ждать. Я люблю тебя.

– И я тебя люблю, – прошептала Софи в ответ.

Ее сердце пело от счастья.

Потом Лукас поцеловал ее, и для Софи ничто и никогда не казалось столь естественным, как тот поцелуй. Он не был страстным, но перевернул ее мир настолько, что никогда уже он не смог бы стать прежним. Да и сама Софи этого совсем не желала.

То было совершенно неописуемое чувство, которое возникало с тех пор всякий раз, когда Софи смотрела на Лукаса.

Головокружительный роман окончился шумной свадьбой – о такой девушка и не мечтала, но оба хотели, чтобы все присутствовали на ней и разделили их счастье. Шампанское лилось рекой, было сделано множество снимков, танцы длились всю ночь напролет. На следующий день молодожены на месяц улетели на Сейшелы. И теперь вот вернулись в реальный мир.

Фотографии живо напомнили о дне свадьбы. Вот Софи танцует с отцом. Он тогда сказал ей, что она очень красивая. На глаза ее навернулись слезы, как и в тот момент. Чудесные были дни.

– О, это же моя тетушка в той ужасной шляпе! – воскликнул Лукас, и Софи посмотрела на групповой снимок, который разглядывал ее муж.

Он был сделан в церкви, которая, слава богу, вместила всех гостей.

– Не помню, чтобы мы приглашали столько людей. Кто это? Он не из моих гостей, значит, видимо, из твоих.

– Где? – непонимающе спросила Софи.

– Вот, – Лукас указал на мужчину в задних рядах.

Софи посмотрела, на кого он показывал, и замерла. Нет! Боже, нет! Она узнала его, и вся радость исчезла, а душу сковал холод. Как он мог оказаться на ее свадьбе? Как она могла не почувствовать этого?

– Знаешь его?

Софи ощущала внутреннюю дрожь и изо всех сил пыталась побороть ее, чтобы, отвечая на вопрос, не вызвать у Лукаса никаких подозрений.

– Нет. Нет, не знаю. Наверное, это чей-нибудь парень или муж, которого мы никогда не встречали.

Софи порадовалась своей выдержке. Ее голос звучал ровно, почти естественно. Но внутри она все еще дрожала. И не хотела, чтобы Лукас заметил это и начал задавать вопросы. Хватит и того, что Софи сама себя мучила.

Взглянув на часы, она воскликнула:

– Господи, ты только посмотри, который час! Если мы не поторопимся, то опоздаем! – Она откинула одеяло и, встав с постели, надела халат. – У тебя же встреча с… липучкой. Ты знаешь, о ком я. Иди в ванную, я приму душ внизу.

Не оставив ему времени поспорить, она взяла одежду и поторопилась выйти. Оказавшись в ванной гостевой спальни, она закрылась на замок, бросила одежду на пол и, прислонившись к двери, сползла вниз, дрожа всем телом и прижав ладонь ко рту, чтобы сдержать стон, потом уронила голову на колени и обхватила их руками.

Почему сейчас? Хотелось бы ей знать. Прошло уже несколько лет с того момента, как Софи в последний раз видела этого человека. Она уже начала верить, что избавилась от него, но тот снимок доказал, как она ошибалась. Слезы ручьем потекли по щекам. Софи раскачивалась из стороны в сторону, ощущая почти физическую боль оттого, что он был тогда в церкви. Ждал. Наблюдал. И оказался на снимке, зная, что она увидит его и поймет, что он все еще поблизости.

В животе что-то перевернулось. Софи как раз вовремя склонилась над унитазом. Ее вырвало. Она вытерла рот и оперлась на стену. Дрожь прошла и, возможно, уже не вернется теперь, когда прошел первый шок.

Сердце ныло. Она посмела быть счастливой. Осмелилась смотреть вперед, а не в прошлое. И что? Ничего не изменилось. Гари Бенсон никуда не исчез. Подумать только! А ведь когда-то она считала его милым и добрым.

Софи было девятнадцать, когда они впервые встретились. Они учились на фотографов в одном колледже. Сначала он казался Софи нормальным, но прошло немного времени, и она поняла, что ошиблась. Гари оказался больным человеком, помешанным, увы, на ней. Софи разорвала их отношения уже после нескольких свиданий, потому что он требовал от нее невозможного. Гари считал, что она должна любить его. Ведь он любил ее. Он не принимал ответа «нет». Гари звонил в любое время дня и ночи, появлялся возле ее дома и просто стоял там, пока Софи не выходила и не прогоняла его.

Девушка подумала, что он, наконец, понял все, когда он перестал звонить ей, но вместо этого Гари начал преследовать и домогаться ее уже всерьез. Конечно, родные сообщили обо всем в полицию, но это не помогло, потому что он исчез до того, как его поймали. И появился в другом месте, в другое время.

Жизнь Софи стала кошмаром почти на два года, а потом все закончилось. Она так и не поняла почему. Со временем девушка начала верить, что он оставил ее в покое и перенес свое внимание на другую несчастную. Софи была благодарна Богу, что ее жизнь вернулась в нормальное русло.

×
×