Замкнутая цепь, стр. 1

Константин Якименко

ЗАМКНУТАЯ ЦЕПЬ

Примечание: все воинские звания зоувскунской армии заменены русскими аналогами, чтобы не загромождать текст словами, непонятными непосвященному читателю.

Сегодня я наконец принял решение.

Нет, на самом деле я принял его еще тогда, почти месяц назад. После того, как Икнор, мой адъютант, невзирая ни на что, вытащил меня из самой середины кровавого побоища — как потом оказалось, оттуда выбралась живыми всего четверть побывавших там людей. Я не просил его об этом, а подчиненные мне генералы даже не знали, что я забрался вовнутрь адской мясорубки — сами они ни за что на такое не отважились бы. По уставу я должен был наказать Икнора за невыполнение приказа, согласно которому ему полагалось находиться совсем в другом месте. Я уже почти сделал это — но тут вдруг до меня дошло, что же он совершил, абсолютно о том не подозревая.

Икнор избавил меня от нового звена, которое в очередной раз удлинило бы мою цепь.

Вот тогда я окончательно решил, что теперешняя жизнь должна стать последним звеном в цепи. Почти сразу я определил и то, кто же заменит меня и начнет новую цепь на смену моей. Но только сегодня я отбросил все сомнения на этот счет. Завтра состоится сражение, от которого, как думают некоторые, зависит исход войны. Многие могут не пережить этот день, поэтому больше нет смысла откладывать.

Мне наконец удалось спровадить из своего «кабинета» генерала Хайрта. Он долго и настойчиво выпрашивал у меня десяток дополнительных пушек для укрепления какой-то позиции на подчиненном ему фланге. Я спокойно, но не менее упорно объяснял и доказывал, почему не могу это сделать. Объяснения не возымели действия, так что пришлось напомнить ему о субординации и выставить за дверь. Хайрт всегда раздражал меня… может быть, тем, что он, несмотря ни на что, до сих пор искренне верил в нашу победу? Трудно сказать — во всяком случае, сегодня он раздражал меня еще больше обычного.

Икнор прибыл через полминуты. В этом парне, как казалось мне, не было ничего особенного — ни во внешности, ни в манере поведения, ни в стиле мышления. Заурядный офицер из средней семьи, прибывший на войну с избытком энтузиазма, но по мере нашего отступления все больше и больше его утрачивавший. Просто ему повезло оказаться в нужное время в нужном месте, не более того… Что ж, тем лучше. Почему-то мне не хотелось, чтобы моим последователем оказался выдающийся человек.

— Адъютант Камбран ждет ваших приказаний, главнокомандующий Эйгрен, — стандартно приветствовал меня Икнор, преданно глядя в глаза.

— Давай без титулов, Икнор. У меня ведь есть имя, ты еще его не забыл?

— Нет, главнокома…

— Просто Энгер, — перебил я. — Давай на время забудем, что я командующий, а ты мой адъютант, хорошо?

— Как вам будет угодно… Энгер.

— Вот и договорились. Икнор, что ты думаешь о генерале Хайрте?

— Ничего не думаю. Я никогда не имел с ним дел.

— Может быть, ты его даже не видел?

— Именно так. Не видел.

— Не удивительно, он совсем недавно получил звание и выдвинулся. Зато наглости этому паршивцу не занимать! Знал бы ты, как достал меня сегодня этот Хайрт, да и не только он…

Тут я умолк. Как-то иначе я представлял себе все это. Не так… Начинать такое дело с жалоб на генерала-выскочку…

«А не все ли равно, с чего начинать?»

Икнор промолчал — видимо, не знал, как реагировать на мои откровения. Я избавил его от ощущения неловкости:

— Ну, вот что, Икнор. Я тебя не просто так сюда вызвал. Хочу тебе кое-что показать.

«Показать? Можно и так это назвать, конечно…»

— Я буду рад посмотреть.

— Подожди минутку.

Я прошел в соседнюю комнату. Ключ лежал на своем месте в шкафу, где обычно — в последнее время я не старался прятать эту вещь, да и не от кого было ее прятать. В этот раз он выглядел как камень цвета морской волны, идеально вписывающийся в ладонь, с коротким выступом-кнопкой на конце. Взяв это с виду нехитрое устройство в руку, я ощутил привычную исходящую от него вибрацию. Сегодня я делаю это в последний раз… как странно для меня звучат эти слова — «в последний раз»!

— Опусти руки вниз и не двигайся, — сказал я Икнору, вернувшись в свой командный пункт.

Адъютант послушно замер на месте. Я тоже остановился. Вот он, тот самый момент, до которого я еще могу изменить свое решение — после же это будет невозможно. Действительно ли я хочу сделать то, что собрался сделать? Да, хочу! Действительно ли это нужно сделать именно сейчас? Да, сейчас! Что ж — вперед, старый солдат!

Я подошел к Икнору как можно ближе, разве что не прижимаясь к нему телом. Если он и удивился, то ему удалось это скрыть. Потом я сильно сжал в руке ключ и большим пальцем придавил кнопку.

«Все — пути назад нет!»

На миг комната превратилась в застывший негативный отпечаток самой себя, исчезнувший почти тот час же. В следующий момент на смену ему возник другой негатив, даже отдаленно не напоминавший предыдущий. Когда изображение приобрело нормальную расцветку, я смог рассмотреть Машину.

Сегодня она была не такой, какой я привык ее видеть в последнее время. Она приняла вид круглой металлической колонны, расположившейся в центре круглого же зала. Вверху и внизу к колонне подходили кабели разной толщины и цвета, некоторые из них тянулись от пола до потолка, переплетаясь, как лианы в тропических джунглях. Кое-где правильность цилиндрической поверхности нарушалась выпирающими из нее блоками прямоугольной или более сложной формы, выкрашенными в красный и зеленый цвета. Справа к Машине примыкал пульт; это было громоздкое и некрасивое сооружение, достававшее мне чуть выше пояса, с огромным количеством кнопок, снабженных странными надписями на смутно знакомом языке. Я почти сразу сумел выделить из них те, что не просто занимали место на панели, а на самом деле использовались для управления Машиной.

«Да уж, пожалуй, раньше она выглядела получше… Наверное, Икнор воспринимает ее именно так… да, скорее всего.»

Мой адъютант, замерев на месте, водил удивленным взглядом по всему помещению — на него, несомненно, Машина произвела впечатление. Я ждал.

— Что… это? — он наконец решился нарушить тишину священного места.

— Это — Машина, — я постарался вложить в слова все уважение к стоящей перед нами конструкции, чтобы Икнор смог прочувствовать, что это действительно Машина с большой буквы. Хотя, кажется, он уже прочувствовал это и без моей помощи.

— Я никогда не видел ничего подобного! — его восторг был совершенно искренним.

— Конечно, ты не видел. Эта Машина единственна в своем роде.

— И что же она делает?

«Давай же! Ради этого ты сюда и пришел, разве не так?»

— Я объясню тебе, что она делает. Но сначала попрошу тебя сделать кое-что.

Я поднес ключ к пульту. Не нужно было даже соприкосновения — Машина словно ощутила присутствие вблизи родного элемента. Пульт ожил — бутафорские индикаторы замигали разноцветными огнями. Я нашел кнопку, что открывала дверь, и легко нажал. Машина загудела; казалось, если приглядеться, то можно увидеть, как по кабелям текут потоки энергии. Затем колонна вздрогнула и распахнулась — ее часть с противоположной от пульта стороны отъехала вбок, открывая проход вовнутрь.

Я подошел к проходу. Внутри Машина выглядела пустой, стены равномерно светились ярко-голубым. Пол представлял собой множество вложенных один в другой кругов, по которым свет вновь и вновь перетекал от краев к центру. Потолка не было — только уходящая далеко вверх синева.

— Входи, — негромко сказал я Икнору.

Тот не двинулся с места.

— Ну же! Смелее!

— Нет… не надо… — он трусливо отводил глаза в сторону.

«Это естественно. Даже в таком диком виде эта конструкция опережает их на век. Самый обычный страх перед неизвестностью.»

— Подними глаза и посмотри на меня! — тоном приказа произнес я.