Миллиардеры предпочитают блондинок, стр. 66

Беседа с молниеносной скоростью перетекала из тревожащей в скучную.

– Потрясающе, – кивнула она, изобразив улыбку. – Если верить новостям, вчера у вас был тяжелый день.

– Не то слово. Слава Богу, ничего не пропало, хотя некоторые картины, вырезанные из рам, придется реставрировать.

– Простите, но мне кажется, что у вас полно забот. Почему же вы здесь?

Висканти откашлялся. Носи он очки, наверняка сейчас снял бы их и стал протирать стекла.

– Видите ли, все это довольно неловко, но буду откровенен. Я много лет в бизнесе и кое-что слышал. И знаю о вашей репутации, мисс Джеллико.

Рик заерзал на стуле.

– Нам всем известно, что отец Сэм – взломщик. Но это еще не означает, что она имеет какое-то отношение к…

– О, нет-нет. Я здесь не потому. Мне сказали, что вы работаете в качестве консультанта по охранным системам и что вы с блеском находите утерянные шедевры. Я… хотел спросить, может… вы возьметесь вернуть Ренуара, украденного восемь месяцев назад из запасника. Мы сумели не допустить шумихи, но наш страховщик уверен, что это сделал кто-то из своих, и поэтому отказывается платить.

Саманту словно громом ударило. Возврат утраченных шедевров. Она слышала о людях, работавших в этой области в основном по поручению страховых компаний. Но таких было немного, и работали они недолго.

– Как вы уже сказали, – вставил Рик, и его жесткий голос вернул ее к действительности, – Саманта – консультант по охранным системам. Она никогда никого не грабила и не вламывалась в чужие дома. Ни при каких обстоятельствах…

– Какая информация по воровству у вас имеется? – перебила она голосом, дрожащим от нескрываемого предвкушения. Иисусе! Сейчас она чувствовала себя, как во время очередной операции: тот же трепет, тот же пьянящий прилив адреналина.

– У меня имеется досье толщиной в два дюйма, которое я могу переслать вам, если потребуете. Музей готов заплатить восемьдесят тысяч долларов за возвращение картины. – Висканти перевел взгляд на Рика. – Я ни на что не намекаю, мистер Аддисон. Просто хочу знать, заинтересована ли мисс Джеллико в помощи музею или нет.

– Заинтересована.

– Саманта…

– Буду благодарна, если перешлете мне это досье сегодня же, – продолжала она, вставая. Температура Рика поднялась на глазах, даже не глядя на него, можно было это понять. Поэтому необходимо выставить обоих парней, прежде чем он взорвется.

– Вы получите все сегодня же днем.

Мужчины и Рик встали, и она повела гостей к входной двери.

– Рада была познакомиться, мистер Висканти. Я дам вам знать, что решу.

– Спасибо.

Сэм закрыла за ними дверь и вернулась на диван. Что сейчас будет?!

– Сэм! – процедил Рик, прислонившись к косяку. Синие глаза казались почти черными.

– Что?

– Мне это не нравится.

Она медленно выдохнула.

– Что именно тебе не нравится?

– Твое согласие работать на Висканти.

Так она и знала. Ему не терпится связать ей руки! Первое по-настоящему крутое занятие, которое она нашла себе в мире честных людей, и он тут же заявил, что ему это не нравится.

Саманта вскочила и угрожающе шагнула к нему.

– Жаль, что не угодила тебе, но я…

– Откажи ему, – резко перебил он.

– Что? Да ты, никак, спятил? Я не…

– Сядь.

– Я не соби…

– Сядь!

Она скрестила руки на груди и злобно уставилась на него.

Он ответил таким же злобным взглядом, но выражение его лица в отличие от ее собственного было непроницаемым.

– Прекрасно.

Она протопала к стулу, села и стиснула кулаки в надежде услышать очередной приказ. Уж тогда она ему покажет!

Рик сел на место Висканти.

– Я не собираюсь ничего тебе приказывать.

– Можно подумать, я нуждаюсь в твоем гребаном раз…

– Может, заткнешься и позволишь мне сказать то, что я пытаюсь сказать?

– Ну конечно, – саркастически бросила она. – Валяй, выкладывай.

– Спасибо. – Он вдохнул и медленно выдохнул. – Я знаю, как тебе этого хочется! Ты практически рвешься с цепи при мысли о грабеже ради доброго дела.

Он замолчал, ожидая, что она набросится на него, но она не собиралась давать ему этого удовлетворения. Он заявил, что желает высказаться, и она ему позволит. Ну, а уж потом выскажет все, о чем думает!

– Я просто хочу, чтобы ты немного подумала, – наконец добавил он. – Не сомневаюсь, что у тебя хватит ума и мастерства, чтобы добиться успеха. Но если ты вернешь Ренуара, поползут слухи. Об этом узнают другие музеи, люди, которых обворовали, и люди, которые их обворовали. – Он подался вперед, касаясь ее колена пальцами. – Ты сама говорила, что, идя против прежних собратьев по профессии, чувствуешь себя не в своей тарелке. Для тебя консультации по охранным системам – способ обойти и их, и закон.

– Да, я ставлю таблички «Вход воспрещен», – неохотно согласилась она. – Если они пересекают границу и попадают в руки полиции, сами виноваты.

Тут он прав. Нельзя так открыто злить грабителей – это прямая конфронтация. Кроме того, теперь ей придется решать, на чьей она стороне. Решать раз и навсегда. И Рик понял это, увидев, как взволнована она при мысли о столь рискованной работе.

– Bay! – тихо пробормотала она. – Это важный шаг.

– Именно.

Саманта долго смотрела в его красивое озабоченное лицо. Если она согласится на эту работу, старые коллеги непременно об этом узнают. Может, ей предложат новые дела, а может, и нет. Однако это уже значения не имеет. Возвратив похищенное один раз, она уже никогда не сможет вернуться к прежнему занятию. Рубикон будет перейден. Никто из грабителей не подумает довериться ей. Никто не осмелится с ней работать.

– Если я соглашусь, это может быть опасно.

Рик кивнул:

– Твою жизнь в настоящий момент трудно назвать скучной.

– Опасно не только для меня.

– Я это понимаю.

– И готов смириться.

– Решать тебе.

– Но ты готов смириться, – повторила она.

– Я бы очень тревожился, но да, готов смириться. Вопрос в другом: тебе эта работа по душе?

– Думаю, что да.

– Ты точно так думаешь?

Сэм закрыла глаза, ожидая, что ощутит неуверенность или страх при мысли о том, что отныне ее жизнь необратимо изменится. Но ничего не почувствовала. И снова открыла глаза.

– Я хотела бы получить эту работу, – тихо призналась она.

– Вот именно в этом я и желал убедиться, – сказал Рик, соскальзывая с кресла и становясь на колени у ее ног. – Потому что считаю, из тебя выйдет потрясающий представитель закона.

Саманта подпрыгнула, обняла его и крепко поцеловала в губы.

– Ты бриллиант чистой воды.

– Знаю.

Эпилог

Четверг, 14.21

– Но мы по-прежнему останемся консультантами по охранным системам, – объявил Обри Пендлтон, сидевший в приемной «Джеллико секьюрити» на Палм-Бич, штат Флорида.

– Да, это будет нашим основным занятием, – кивнула Саманта, вертя в руках банку диетколы. – Не каждый день попадаются шедевры, стоящие настолько дорого, чтобы музеи и законные владельцы были готовы заплатить огромные деньга за их возвращение. И не каждый день их крадут. – Она пожала плечами: – Мы можем не получить других подобных заданий. А если получим, я прошу тебя быть готовым ко всему.

Обри улыбнулся своей обаятельной улыбкой южанина.

– Весьма волнующе, мисс Саманта. Мы будем кем-то вроде Робин Гудов.

– Скорее вроде бандитов и грабителей, – скептически произнес Стоуни со своего места на диване.

– Я никого не прошу голосовать, – отрезала Саманта. – Но если тебе не нравится, сарказм тут неуместен. Просто скажи прямо, и все.

– Мне интересно знать, что ты собираешься делать, если все сработает и тебе позвонит человек, лишившийся хрустального черепа работы индейцев майя. Или чего-то в этом роде. Возьмешься за дело?

Она знала, что он имеет в виду. Хрустальный череп – это ее работа. И если теперь она заберет его у человека, купившего череп у нее и Стоуни, значит, приобретет кучу врагов, не говоря уже об озлобленных бывших коллегах.

×
×