Плетение, стр. 4

– Разумеется, это не все. Как насчет «Риа»? Вашего хлопка по лбу? Насчет слова «балда», в конце концов…

– Роан, не сейчас. Ну, расслабилась я в кампании старого друга, не стоит же на меня давить из-за этого и вытаскивать на свет белый все подряд. Не торопите события, и, если я действительно смогу вам доверять, то вы все узнаете.

– И все-таки… «Риа»?

Арианна вздохнула.

– Так меня называла Ольга Валль. И так я разрешаю называть себя моим друзьям. А сейчас, давайте пойдем к нашему «бездушному».

Когда они спустились на этаж, Арианна удивленно закрутила головой.

– Странно… А где весь персонал?

– Смотрите – указал Роан, на лежащее в кресле тело.

Не сходя с места, Арианна сотворила диагностирующее плетение, и облегченно выдохнула:

– Жив, просто в обмороке. Но почему?

Из стены показалась голова Сейса, который выглядел несколько смущенным.

– Кажется, это я всех распугал, и в обморок отправил. Пошел посмотреть на вашего «бездушного». Риа, у нас проблемы. Душа изначально была, но ее удалили. Полностью, даже кусочка не оставили, чтобы восстановить можно было. Так что вечером вы оба должны быть у Диггов. Я смогу убедить ребят вам помочь.

Глава 2

– Ну? – требовательно произнесла Арианна.

– Вне всякого сомнения, это Риттер Вэйн. Между прочим, тот еще тип. В свое время был политиком, и даже руководил целым регионом, но, после того, как проиграл связке «Раут-Стерн», и потерял все свое влияние, скатился до бизнес-афер. Посадить его за это так и не смогли, в конце концов, мозгами обделен не был, но и особо широко не разворачивался. Понимал, что стоит ему взяться за что-то серьезное, как Совет мигом спустит на него всех, кого только можно.

– Да уж, – фыркнула она – как любила повторять иногда Ольга – «Не воруй. Правительство не любит конкурентов».

Роан встрепенулся.

– У вас есть что-то, что подтверждает незаконную деятельность кого-то из членов Совета?

– Нет. Хотя на Шеона я уже давно стараюсь что-нибудь найти. Вернемся, пожалуй, к нашему «бездушному».

– А дальше-то и не слишком много известно. Последний раз он серьезно «засветился», когда занялся добывающей промышленностью. Компания добывала промышленные аккумулирующие кристаллы малых размеров, но потрясающей емкости. История закончилась с взрывом довольно крупной партии кристаллов.

Арианна задумалась, явно что-то припоминая, и слегка усмехнулась.

– После этого, – продолжил Роан, от которого не укрылась усмешка Дебаф – он осел где-то в Бересе, и открыл там небольшой антикварный магазин. Правда, говорят, что по большей части он там продавал довольно современные подделки, но достоверно никто еще не выяснял.

– Любопытно. А что он сам на эту тему говорит?

Нойрам недоуменно посмотрел на нее.

– Извините, леди Дебаф, но он вообще, пока что, не сказал ни слова. Вы же сами слышали.

– Мы просто не спрашивали. Сейчас он как растение, по сравнению с вами или со мной, но с мыслительными процессами все в порядке, с речевым аппаратом тоже, так что я не вижу препятствий тому. Чтобы он нам ответил. Он, конечно, не обращает внимания на все, что с ним происходит, но…

Она быстро подошла к Вэйну, вздернула его подбородок вверх, и, поймав его взгляд, отдала четкий, холодный приказ.

– Ты ответишь на наши вопросы. В твоем магазине продавались подделки?

Вэйн смотрел сквозь нее.

– Отвечай на вопрос!

Он сфокусировал взгляд на ней, и ответил:

– И что с того?

Отступив на пару шагов, член Совета повернулась к следователю.

– Мне даже интересно, пока его душа была еще при нем, у него были хоть какие-то намеки на совесть?

– Сомневаюсь.

– Тогда он не слишком изменился.

Нойрам усмехнулся.

– А как, вообще, выяснили, что у него нет души?

Арианна отмахнулась.

– Незадолго до схлопывания демонического пространства клиника лечила сына одного демона от «каменной болезни», и тот, в оплату, модифицировал защиту на клинике таким образом, что она стала учитывать всех посетителей по душам. Ну, это помимо остальных моментов, как ношение любой формы оружия, немедленная диагностика пересекающего пределы клиники и оповещение соответствующих Целителей, и так далее. Когда он вошел, система защиты пометила его особой меткой, и забила тревогу всем приписанным к клинике Целителям. Когда все примчались, то кто-то из наших Целителей, у кого было любимым хобби копаться в древностях, опознал метку как «отсутствие души», во время последней войны с демонами те так помечали свои трофеи, которые считали законными. Проверка выявила то, что души действительно нет, и меня выдернули прямиком из зала Совета. Честно говоря, я даже была благодарна, поскольку очередная речь Шеона уже начинала нагонять на меня сон.

– Все понятно. С человеком, опознавшим метку, я еще побеседую, а пока перед нами стоят три классических вопроса.

– Какие?

– Кто, где и зачем. Ну, или если не «зачем», то с каким мотивом.

Дебаф посмотрела на Роана, и неуверенно спросила:

– А может он сам в курсе?

– Сомневаюсь. И даже если в курсе, то не факт, что он нам расскажет. Я скажу своим людям с ним поработать и выжать из него все, что только смогут. Пусть даже память просканируют, если потребуется.

Целитель скривилась.

– Сканирование памяти недопустимо. Это всю его психику наизнанку вывернет.

– Для того, чтобы это произошло, он должен обладать душой, а так процедура просто отложится в его памяти и не более того.

Последовало долгое обдумывание, после чего она, нехотя, согласилась:

– Пожалуй, вы правы. А как будете узнавать «кто» и «где»?

– Загружу стационарный аналитический деинг Совета, пусть ищет мне всю информацию по душам, их извлечению, и всем связанным вопросам. После чего уже сам просмотрю информацию, и на основе выкладок деинга и собственного чутья, буду раскручивать дело. Заодно заставлю деинг выдать мне максимально точную информацию о нем, чтобы найти все места, где он бывал. Времени уйдет много, но… По крайней мере, смогу сходить с вами к Диггам.

– Что?

– Меня позвали, помните? Кроме того, мне нужно вручить чете Авенаро приглашения. И я, после того, как вы меня накормили этими «пельменями», просто не могу не отплатить вам той же монетой, и не накормить вас чем-нибудь экзотическим, а, по слухам, Боунс Дигг изумительно готовит какое-то экзотическое блюдо, которое называют «пирогом».

Арианна усмехнулась.

– Это Ольга Валль его научила. Меня тоже пыталась, но так и не вышло. По ее словам, тут надо на интуиции все готовить, а не по точному расчету ингредиентов.

– То есть Дигги были знакомы с ней? И Дайрусом?

– С Дайрусом они даже вместе учились в Университете. По крайней мере – в одно и то же время.

Роан покачал головой.

– Иногда мне кажется, что весь наш мир крутился вокруг Дайруса Клауда. Куда не сунусь – нахожу его следы, хотя и странные какие-то. Вроде ничего такого особенного, но чутье не умолкает.

Дебаф слегка приподняла бровь.

– Нойрам, вы уже второй раз упоминаете свое чутье. О чем вы?

Он рассмеялся.

– Вы еще не знаете этой истории? Меня и старшим следователем Совета сделали именно из-за нее.

Он огладил усы, и продолжил.

– Когда я только поступил на работу в полицию, сразу после Академии в Надоре, меня в тот же день вызвали в дом свежего покойника. Прибыл на место как раз в тот момент, когда дом осматривали на предмет улик, которые могли бы указать на то, что это не естественная смерть, а убийство. Мой непосредственный начальник оглядел все, сказал мне написать, что смерть наступила от естественных причин, и поехал домой, но я, почувствовал, что все не так, и вместо этого открыл дело об убийстве. Кроме шуток, я действительно почувствовал несостыковку. На следующий день на меня наорали, и чуть не уволили, пока я не выдал сгоряча, что это совершенно однозначно убийство и ничем иным это быть просто не может. Начальство потребовало доказательств, и я, все в том же запале нашел ту несостыковку, которая меня уже целые сутки мучила.