Пятьдесят оттенков синего, стр. 41

– Конечно, – с улыбкой ответила я, освобождая ему место между мной и Нарой.

Взяв стул от соседнего столика, мужчина присел рядом с нами и, окинув взглядом нашу четверку, представился:

– Давайте знакомиться, прекрасные девушки. Я – Ашас Рефин, следователь отдела по контролю за убийствами.

Мы все четверо переглянулись.

– Что привело вас к нам в Центр? – спросила Ара.

– Как вы уже догадались, я здесь по работе. У нас в городе произошло несколько отравлений… биорином.

Я потрясенно выдохнула. Редкое вещество, которое производится в Центре как прививка от вируса. В больших дозах может убить. Но…

– Оно же все подотчетно и выделяется на душу населения. Невозможно достать, – покачала головой Мира.

– А его можно сделать самому? – выдвинул версию следователь.

Все сидящие за столом повернулись ко мне, а я задумалась.

– При наличии домашней лаборатории и навыков производства это возможно… Но зачем такие сложности? – поразилась я.

– Мы думаем, человек, который, используя биорин, убил уже нескольких людей, немного изменил его и теперь ставит опыты на людях. Этот сумасшедший считает, что нашел лекарство от вируса.

Девочки посмотрели на меня, а я вспомнила исследование, на которое мы с Уотерстоуном решились. Конечно, мы не испытываем свои препараты на людях, но тоже идем в некотором роде на крайности.

– Я никогда не работала с биорином и не проводила исследований в этой области, – посмотрела я прямо в глаза Ашасу.

– Алена, я уверена, тебя и не подозревают… – начала Ара.

– Тебя уже проверили. Обыск позволишь или мне подавать заявку на разрешение в суд? – прервал подругу следователь.

– Позволю, – пожала плечами я.

– Но, по сути, это предосторожность. Проверяют всех в Центре, особенно тех, кто работает с этим препаратом. Еще мне необходимо добраться до кадровой базы данных.

Нара кивнула.

– Я помогу. Разрешение от начальника Центра вы получили?

Следователь кивнул, и подруга, посмотрев на часы, поманила его за собой.

– Ты знала? – спросила меня Мира.

– Нет, – мрачно ответила я.

– Думаю, никто не знал, – печально добавила Ара. – Просто дольше в секрете это, видимо, не удержать, и сейчас будут предпринимать жесткие меры расследования.

Я была с ней согласна. Значит, тем больше поводов у нас с Алексеем найти решение проблемы с вирусом, чтобы никто из-за этого больше не надумал убивать людей.

Перехватив Уотерстоуна у двери в столовую, я сказала ему только одно слово:

– Согласна.

Глава 18

Алексей Уотерстоун

Стояла глубокая ночь, Центр был пуст и погружен в темноту, весь, кроме нескольких комнат. В одной из них, в медпункте, был я. Привела меня сюда не болезнь, а нужда, и, найдя необходимый препарат, я вколол его себе в вену.

– Забавно. Не буду спрашивать, что именно ты себе вводишь, – послышался от порога голос.

Обернувшись, я увидел следователя, по вине которого провожу ночь на работе, а не с Аленой. Я и так не чувствовал к нему симпатии, а сейчас и подавно.

Бросив ему ампулу, я ответил:

– Это обычное обезболивающее, можешь проверить. Оно никак не связано с твоим расследованием.

– Обезболивающее? – приподнял брови Ашас.

– У меня зуб болит, а теперь еще и голова.

– Не рассказывай мне сказки, – хмыкнул террианин. – Это сильный препарат, его хватит, чтобы все тело сделать ватным.

– У моей расы просто слегка немеет, – скривился я. – И откуда такие познания в фармацевтике у следователя, никак не связанного с медициной и вирусологией?

– Моя профессия многому учит, в том числе и распознавать ложь, – прищурился следователь.

– Я кажусь тебе подозрительным? – спросил я прямо.

Несколько секунд помолчав, Ашас качнул головой.

– Нет, с тобой все ясно.

Теперь настала моя очередь прищуриться. Спрашивать о его догадках я не стал, просто напомнил:

– Ты, когда к ней будешь приближаться, не забудь те слова, что я сказал тебе на пороге столовой, и твое здоровье будет целее.

Широко улыбнувшись мне, следователь пошел по коридору, бормоча себе под нос слова песенки:

– Ты попался в мои сети, хотя в них ты и не метил…

Я прикрыл глаза, обезболивающее почти не помогало, а тут еще и этот…

– Чтоб поймал тебя капкан и наставил много ран…

Алена Ионова

Никаких действий от Уотерстоуна после своих слов я так и не дождалась. Желание, к которому даже как-то привыкла, не отступало, и я чуть не плакала от отчаяния.

Приняв холодный душ, попыталась отвлечься просмотром фильма, но в каждом мужском персонаже я видела его, в каждой реплике слышала намек на нашу непростую ситуацию.

Я уже довела себя до нервного тика, когда звонок в дверь заставил меня вздрогнуть. Неужели он? И, едва створка двери отъехала в сторону, меня затопило облегчение – он!

– Рада меня видеть? – спросил, входя, Уотерстоун.

– Угу. Прям только о тебе и думала, – проворчала я, втайне радуясь.

– Я чувствовал и поэтому приехал. С этими убийствами и расследованиями меня совсем задергали.

Я сочувственно кивнула.

– Ужинать будешь?

– Конечно, голоден как волк. С обеда ни крошки во рту.

Бросив взгляд на часы, я отметила, что уже поздний вечер.

– Ты что, только из Центра?!

– Да, и скоро вновь туда вернусь. Твоя подруга из отдела кадров вообще оттуда не уходила. Следователь вцепился в нее как цирийский саблезуб и третирует, гоняя по базе данных.

Я только покачала головой и отправилась заказывать еду, а в это время из комнаты прорвался Зяпа и бросился к Уотерстоуну. Тот перехватил его в прыжке и, всучив в лапы что-то сладкое, закрыл в ванной.

– Я смотрю, ты учишься на ходу, – подмигнула я.

– Да, но для начала…

Он за затылок привлек меня к себе и впился в губы с удивительной для его спокойствия страстью. Жадно отвечая на поцелуй, я горела, и мне показалось, что драг немного дрожит.

– Теперь еда, – произнес он, оторвавшись от меня, и прошествовал в комнату.

А я, держась за стенку и еле переставляя ноги, поползла к кухне. Облизав губы, снова почувствовала вкус поцелуя и, прикрыв глаза, чуть не застонала, по телу разлилась болезненная слабость.

Через пятнадцать минут я сидела в комнате, а Алексей отодвигал от себя пустую тарелку.

– Зачем ты сегодня приехал? – решила я прощупать почву.

– Поесть, – хитро посмотрел на меня драг.

– Врешь, – прищурилась в ответ я.

– Вру, – согласился драг. – Нам нужно обсудить, как с этого момента будет проходить наше общение.

– Ну-у-у, – протянула я. – Ты будешь приходить ко мне, или у тебя…

– Алена, мы же не тайные любовники, которым лишь одно надо.

Я не могла с ним не согласиться, хотя мне сейчас, стыдно признаться, нужно только одно. Но не говорить же ему об этом?

– Что ты предлагаешь?

– Мы будем вести себя как типичная пара.

– Что?! – не поверила я своим ушам.

– Алена, как ты определишь норму проведенного вместе времени? А что, если одного секса недостаточно? Что, потом все опыты по новой?

Я сглотнула.

– Нас могут увидеть.

– Значит, будем сидеть у меня дома и проводить время вместе.

Была у меня пара мыслей, как мы его проводить будем, но я промолчала.

– Хорошо, – пробормотала я.

Тело откликнулось горячей волной, и я, подавив стон, заметила:

– Но на работе наши отношения останутся неизменными. Не стоит забывать, что в Центре не поощряются близкие отношения между сотрудниками.

Драг только молча пожал плечами, соглашаясь.

– Тогда договорились. Видеться будем у меня или у тебя? – задала последний вопрос я.

Алексей осмотрелся и возмущенно ответил:

– У меня, конечно!

– Тоже мне, – пробурчала я, рассматривая руки, и упустила момент, когда драг поднялся.

Не успела опомниться, как он снова взял меня за затылок и крепко поцеловал. Когда наши губы разомкнулись, я чуть не заплакала.