Лавина, стр. 67

23

Иногда, доказывая друг другу, какие, мол, они храбрые, мальчишки одного с И.В. возраста забираются на восточный край Голливуд-Хиллз, в Гриффит-парк, и, выбрав наугад шоссе, проезжают парк насквозь. Проделать этот путь невредимым – все равно что сразиться с Горцем: ты мужчина уже потому, что так близко рискнул подойти к опасности.

И разумеется, они видят только то, что открывается в просветах улиц. Если ты въезжаешь в Гриффит-парк, чтобы покуролесить, и наталкиваешься на указатель «ПРОЕЗДА НЕТ», то сразу понимаешь: сейчас самое время развернуть папочкин «аккорд» и гнать домой, газуя так, чтобы тахометр зашкаливало.

Ну, конечно. Въехав в парк по указанной мафиози трассе, И.В. видит перед собой указатель «ПРОЕЗДА НЕТ».

И.В. не первый курьер, которому выпало такое задание, поэтому она уже слышала о том месте, куда направляется. Это узкий каньон, в который ведет одно-единственное шоссе, а на дне каньона поселилась новая банда. Все называют их Фалабала, ведь именно так они разговаривают друг с другом. У них есть собственный язык, и звучит он как полная тарабарщина.

Главное сейчас – не думать, какую глупость она совершает. Принятие правильного решения – с учетом приоритетов – где-то тут, среди таких пунктов, как «получать достаточное количество никотиновой кислоты» и «написать бабушке в благодарность за миленькие жемчужные серьги». Здесь важно только не отступать.

Граница территории Фалабалы отмечена пулеметными гнездами. И.В. это представляется излишним. Но, впрочем, у нее никогда не было разногласий с мафией. Сохраняя лицо, она лениво подкатывает на скорости миль десять в час. Вот тут самое время пугаться и впадать в панику, если она вообще собирается это делать. Подняв повыше цветной факс «РадиКС» с голограмкой редиски, который удостоверяет, что она – ей-богу – здесь для того, чтобы забрать важную посылку. Впрочем, на таких ребят это никогда не действует.

Но с этими срабатывает. С дороги убирают моток бритвенной ленты, и, даже не снижая скорости, она проскальзывает внутрь. Вот тут-то она понимает, что все будет хорошо. Эти люди просто делают бизнес, как и все прочие.

Ей не нужно спускаться в сам каньон. Слава богу. Через несколько поворотов она выезжает на открытую площадку, обрамленную деревьями… и словно оказывается в сумасшедшем доме на свежем воздухе.

Или на фестивале психов. Или еще где.

Тут несколько десятков человек, и никто из них совершенно за собой не следит. Все они одеты в лохмотья того, что некогда было вполне приличной одеждой. С полдюжины стоят на коленях на бетоне, крепко стиснув перед собой руки, и бормочут обращения к невидимым существам.

На багажнике разбитой колымаги установлен старый, сданный кем-то в утиль компьютерный терминал. Черный монитор затянут сетью трещин, словно кто-то запустил в него кофейной кружкой. Толстяк в красных подтяжках, которые свисают ему до колен, водит руками по клавиатуре, наугад нажимая клавиши, и несет вслух какую-то бессмысленную тарабарщину. Позади него стоит парочка, заглядывает ему через плечо, а иногда пытается просунуть руки, чтобы самим тюкнуть по клавише, но толстяк их отталкивает.

Еще группка людей, раскачиваясь и хлопая в ладоши, поет «Счастливого странника». Поют с чувством. И.В. не видела такого детского ликования ни на чьем лице с тех пор, как в первый раз позволила Падали стащить с себя одежду. Но это иное ликование, на лицах людей за тридцать с сальными или немытыми волосами оно кажется болезненным.

И наконец, мужик, которого И.В. про себя окрестила Верховным жрецом. Одет он в некогда белый халат с логотипом какой-то компании в районе Залива. Мужик кемарит на заднем сиденье выпотрошенного минивана, но когда И.В. выезжает на площадку, вскакивает и бежит к ней – И.В. непроизвольно ощущает в его движениях какую-то угрозу. Но по сравнению с остальными он кажется почти обычным, здоровым и подтянутым психом – из тех, что обретаются под кустами.

– Ты здесь, чтобы забрать чемоданчик, да?

– Я здесь, чтобы забрать посылку. Я не знаю, что это за посылка, – отвечает она.

Отойдя к одной из разбитых машин, Верховный жрец отпирает крышку багажника и достает алюминиевый чемоданчик. Выглядит он в точности так же, как тот, который Скрипучка достал прошлой ночью из «БМВ».

– Вот твоя посылка, – говорит он, подходя к ней. И.В. инстинктивно отступает на шаг назад.

– Понимаю, понимаю, – ухмыляется он. – Я страшный гад.

Мужик ставит чемоданчик на бетон и подталкивает его ногой. Подпрыгивая на случайных камешках, чемоданчик скользит к И.В.

– Спешить с доставкой незачем, – говорит он. – Может, останешься, выпьешь чего-нибудь? У нас есть «Кул-эйд».

– Хотелось бы, – улыбается, стиснув зубы, И.В. – Но у меня страшный диабет.

– Ну, тогда можешь остаться, погостить в нашей общине. Мы расскажем тебе уйму интересного. Это может просто перевернуть твою жизнь.

– У вас на бумаге что-нибудь есть? Что-нибудь, что я могла бы взять с собой?

– Хе-хе, боюсь, нет. Почему бы тебе не остаться? Ты как будто и вправду симпатичная девушка.

– Извини, парень, но ты, кажется, принимаешь меня за биксу, – говорит И.В. – Спасибо за чемодан. Я поехала.

И.В. начинает отталкиваться от бетона, изо всех сил набирая скорость. По пути к свободе она прокатывает мимо молодой женщины, бритой наголо, одетой в грязный и затасканный туалет от Шанель. С бессмысленной улыбкой женщина протягивает руку, машет ей.

– Привет, – говорит она. – Ба ма зу на ла аму па го лу не ме а ба ду.

– И тебе того же, – отзывается И.В.

Несколько минут спустя она на пуне летит по I-5, направляясь в Долина-лэнд. После Гриффит-парка И.В. слегка не по себе, координация у нее ни к черту, едет она расслабленно и старается не напрягаться. В голове у нее крутится песенка – «Счастливый странник». Это сводит ее с ума. В печенках уже засела.

Возле нее раз за разом притормаживает большое черное пятно. Если бы он ехал чуть быстрее, искушение загарпунить его было бы велико, такой он большой и железный. Но она все равно без напряга может выдать лучшее время, чем эта баржа.

В черном автомобиле опускается окно со стороны водителя. Это тот малый. Джейсон. Он просто голову высунул наружу, ведет вслепую. Ветер на пятидесяти милях даже не топорщит его загеленную стрижку.