Лавина, стр. 56

19

– Это было проделано не мечом, – говорит Хиро. Он в шоке от увиденного и не в состоянии удивляться, только не отрываясь смотрит на труп Лагоса. Эмоции, вероятно, возьмут свое позже, когда он, приехав домой, попытается заснуть. Пока мозг словно оторван от тела, как будто он закинулся большой дозой, и потому Хиро так же хладнокровен, как Скрипучка.

– Да ну? Как вы определили? – спрашивает Скрипучка.

– Удар мечом быстрый и проходит сквозь предмет. Как, скажем, когда отрубаете голову или руку. Человек, убитый мечом, выглядит иначе.

– Правда? Вы многих людей убили мечами, мистер Протагонист?

– Да. В Метавселенной.

Они еще несколько минут стоят молча, разглядывая труп.

– Не похоже на стремительный удар, – задумчиво произносит Скрипучка, – скорее на очень мощный.

– Ворон с виду довольно силен.

– Это точно.

– Но, думаю, при нем нет оружия. Жутики обыскали его пару часов назад, он был чист.

– Ну, значит, он где-то его позаимствовал, – говорит Скрипучка. – Глюк, знаете ли, бродил по всей концертной площадке. Мы за ним присматривали, потому что боялись, что он выведет Ворона из себя. Он все расхаживал, выискивая наилучшую точку для съемки.

– Он был просто начинен аппаратурой наблюдения, – говорит Хиро. – Чем выше с ней поднимаешься, тем лучше она работает.

– Поэтому он, в конце концов, забрался на эту насыпь. И очевидно, убийца знал, где он находится.

– Пыль, – говорит Хиро. – Проследите за лазерами.

Внизу Суси К конвульсивно вертится вокруг свой оси, и тут от его лба карамболит пивная бутылка. По насыпи проносится пучок лазеров, ясно видимых в поднятой ветерком пыли.

– Этот тип, наш глюк, пользовался лазерами. И как только он поднялся сюда…

– Они выдали его местонахождение, – подхватывает Скрипучка.

– И тогда Ворон пришел за ним.

– Ну, мы же не утверждаем, что это был именно он, – говорит Скрипучка. – Но мне нужно знать, не сделало ли это лицо, – он кивает на труп, – что-нибудь, что натолкнуло бы Ворона на мысль, будто ему грозит опасность.

– Тут что, групповая терапия? Кому какое дело, кажется ли Ворону, что ему угрожают?

– Мне, – мрачно отрезает Скрипучка.

– Лагос же был просто горгульей. Пылесосом, засасывающим информацию. Я не думаю, что он участвовал в настоящих тайных операциях… Если бы участвовал, то не расхаживал бы в таком прикиде.

– Тогда почему, по-вашему, Ворон так нервничал?

– Наверное, ему не нравится находиться под наблюдением, – говорит Хиро.

– Да, – отзывается Скрипучка. – И вам следует об этом помнить.

Тут Скрипучка зажимает рукой ухо, чтобы лучше слышать бормочущие в наушниках голоса.

– И.В. видела, как это произошло? – спрашивает Хиро.

– Нет, – несколько секунд спустя бормочет Скрипучка. – Но она видела, как он отсюда сматывался. Она следует за ним.

– Зачем ей это делать?

– Думаю, вы ей велели что-то подобное.

– Я и подумать не мог, что она сорвется за ним следом.

– Но она же не знает, что он кого-то убил, – говорит Скрипучка. – Она просто позвонила сказать, что его видела: он на «харлее» едет в Чайнатаун.

Тут Скрипучка внезапно бросается вниз по насыпи. На обочине трассы ждут с включенными моторами пара машин Стражей Порядка.

Хиро бежит следом. После стольких боев на мечах он в великолепной форме, и ему удается нагнать Скрипучку, когда тот еще только-только подбегает к машине. Как только водитель открывает электрические замки дверей, Хиро, воспользовавшись тем, что Скрипучка отвлекся, садясь вперед, пулей залетает на заднее сиденье. Повернувшись, Скрипучка глядит на него с усталым отвращением.

– Я буду вести себя тихо и никому не помешаю, – обещает Хиро.

– Только одно…

– Знаю. Не связываться с Вороном.

– Вот именно.

Скрипучка еще несколько секунд свирепо на него смотрит, потом поворачивает и жестом приказывает водителю трогать. Нетерпеливо вырвав из принтера в приборной доске десять футов распечатки, Скрипучка начинает просматривать сообщения.

На этой длинной бумажной ленте Хиро замечает множество фотографий важного Жутика, бородача, которому Ворон отдал чемоданчик. На распечатке он назван «Ти-Боун Мерфи».

Есть там и снимок Ворона. Это не портретный снимок анфас, Ворон пойман в движении. Качество ужасное. Снимок сделан с помощью какой-то оптики высокого разрешения, которая вымывает цвет, понижает контрастность и увеличивает зерно. Изображение, похоже, обработали, чтобы сделать его четче, но от этого оно стало еще более зернистым. Номерной знак мотоцикла – просто размытая облатка, потерявшаяся в свечении задних фар. Байк сильно кренится, так что коляска летит в нескольких дюймах над землей. Но у байкера словно нет шеи. Его голова или, точнее, темный мазок на ее месте становится все шире и шире, пока не переходит в плечи. Определенно, Ворон.

– Откуда у вас тут фотография Ти-Боуна Мерфи? – спрашивает Хиро.

– Он за ним гонится, – отвечает Скрипучка.

– Кто гонится за кем?

– Ну, ваша приятельница И.В. – далеко не корифей радиоэфира, но, насколько можно судить по ее сообщениям, их видели в одном и том же месте: они пытались убить друг друга, – говорит Скрипучка. Голос у него приглушенный и безучастный, как у человека, получающего в наушники последние сводки.

– Несколько часов назад они заключили какую-то сделку, – задумчиво говорит Хиро.

– Тогда чего удивляться, если сейчас они пытаются убить друг друга.

Как только они въезжают в предместье Чайнатауна, преследовать «шоу Ти-Боуна – Ворона» становится намного проще: от одной машины «скорой помощи» до другой. Через каждые пару кварталов – налицо кучка полицейских и санитаров, свет прожекторов и кашель радио. Стражам Порядка остается только переезжать от одной сцены к другой.

На месте первого же происшествия на тротуаре лежит мертвый Жутик. Из его тела вытекает в канализационный люк река крови в шесть футов шириной. Вокруг стоят санитары, курят, попивают кофе из пластиковых стаканчиков и ждут, когда Стражи Порядка закончат измерять и фотографировать и позволят увезти тело в морг. Никаких трубок внутривенного вливания, никакого медицинского мусора, никаких открытых врачебных чемоданчиков – никто даже не пытался что-либо сделать.