Лавина, стр. 117

42

Когда Хиро на своем мотоцикле в пять утра поднимается на перевал, городок Порт-Шерман, штат Орегон, внезапно раскидывается перед ним во всей своей красе: сполох желтого логло, зажатый в узкой подковообразной долине, в незапамятные времена выдолбленной в скальной породе огромным ледником в эпоху геологического куннилингуса. По окраинам, где город переходит во влажный лес, он лишь слабо присыпан золотом, которое густеет и становится все ярче по мере приближения к гавани – узкому и длинному фьорду, похожему на зазубрину, глубоко врезавшуюся в береговую линию Орегона. Тут берет начало черная океанская впадина, которая тянется до самой Японии.

Приятно снова вернуться в цивилизованные земли после ночной гонки по северным дорогам. Слишком много там вооруженных бейсбольными битами тупиц, слишком много придурков, Стражей Порядка и конных канадских копов.

Даже с расстояния в десять миль и с высоты в еще милю зрелище ему открывается малоприятное. На небольшом расстоянии от гавани Хиро различает несколько красных пятен. Лучше бы на их месте были желтые. Ему ужасно хочется увидеть что-нибудь зеленое, голубое или пурпурное, но здесь, похоже, нет кварталов, омытых столь изысканным неоном.

Впрочем, ему будет не до изысков.

Съехав с трассы подальше, Хиро отыскивает плоский камень на открытом пространстве, что должно исключить внезапное нападение, и, натянув гоглы, входит в Метавселенную.

– Библиотекарь?

– Да, сэр.

– Инанна.

– Персонаж шумерской мифологии. В более поздних культурах известна как Иштар или Эстер.

– Добрая богиня или злая?

– Добрая. Любимая богиня.

– Она имела какие-либо дела с Энки или Ашерой?

– В основном с Энки. В разное время она и Энки были то в дурных, то в хороших дружеских отношениях. Инанна также известна как хозяйка всех великих ме .

– Я думал, ме принадлежали Энки.

– Принадлежали. Но Инанна отправилась в Абзу, крепость на воде в городе Эриду, где Энки хранил ме, и заставила Энки отдать ей все ме . Именно так ме и были выпущены в мир.

– Крепость на воде, говоришь?

– Да, сэр.

– И как отнесся к этому Энки?

– Он с радостью ей их отдал, по всей видимости, потому, что был пьян и одурманен красотой Инанны. Протрезвев, он попытался погнаться за ней и отобрать ме, но она его перехитрила.

– Давай попробуем семиотический подход, – бормочет Хиро. – Плот – крепость на воде Л. Боба Райфа. Именно там он хранит все свое добро. Все свои ме . Пару дней назад Хуанита поехала в Асторию, откуда было проще всего попасть на Плот. Думаю, она пытается провернуть аферу Инанны.

– В другом известном шумерском мифе, – говорит Библиотекарь, – Инанна спускается в подземный мир.

– Продолжай.

– Она собирает воедино все свои ме и достигает храма, в котором правит Эрешкигаль, богиня Смерти. Инанна путешествует под чужим именем и проникает в храм обманным путем, но всевидящая Эрешкигаль легко разгадывает обман. И все же Эрешкигаль позволяет Инанне войти в свой чертог. Когда Инанна вступает в храм, с нее срывают одежды, украшения и ме, а саму ее нагую приводят пред очи Эрешкигаль и семи судей подземного мира. Судьи «обращают на нее свой взор, взор смерти; по их слову, слову, которое терзает дух, Инанна обращается в труп, гниющее мясо, которое подвешивают на крюк на стене», перевод Кремера.

– Великолепно. А за каким чертом ее туда понесло?

– Как пишет Диана Волькштейн, «Инанна отбросила… все, что совершила в жизни, пока не была обнажена, и при ней не осталось ничего, кроме воли к возрождению… благодаря своему путешествию в подземный мир она приобрела познания в мистериях смерти и возрождения».

– Ах вот как. Надо думать, у истории есть продолжение.

– Гонец Инанны ждет три дня, а когда по истечении этого срока она не возвращается из подземного мира, отправляется просить помощи у богов. Никто из них не соглашается ей помочь, кроме Энки.

– Выходит, нашему приятелю Энки, богу-хакеру, приходится вытаскивать ее задницу из ада.

– Энки создает двух людей и отправляет их в подземный мир спасти Инанну. Посредством их магии Инанна возвращается к жизни. Она возвращается из подземного мира, а за ней следует воинство мертвецов.

– Хуанита отправилась на Плот три дня назад, – говорит Хиро. – Время ломать коды.

«Земля» все еще висит так, как он ее оставил, держит «под лупой» Плот. В свете вчерашнего разговора с Чаком Райтсоном не так трудно распознать участок, присоединенный правосами, когда «Интерпрайз» пару недель назад проходил мимо ВРКиКа. В центре – пара огромных советских сухогрузов, притертых друг к другу, а вокруг – кораблики поменьше. Большая часть плота – мертво-бурая, органическая, но эта секция – сплошь белый стеклопластик: прогулочные яхты, угнанные у богатых пенсионеров-отдыхающих ВРКиКа. И таких тут сотни.

Сейчас Плот уже отошел от Порт-Шермана, поэтому, решает Хиро, там и обретаются верховные жрецы Ашеры. Через несколько дней Плот подойдет к Эвреке, потом пройдет мимо Сан-Франциско, потом мимо Л.А. А яхты правосов служат связующим звеном между штаб-квартирой культа и материком.

Отвернувшись от Плота, Хиро скользит взглядом по океанским волнам к Порт-Шерману, чтобы там произвести рекогносцировку.

Вдоль всей береговой линии протянулся полумесяц дешевых мотелей с желтыми логотипами. Хиро просматривает их в поисках русских названий.

Ничего сложного. Вот прямо посреди полумесяца – «Спектр 2000». Как подразумевает название, в нем есть весь спектр номеров – от шкафчиков, в которых закрываешься, бросив монетку в щель, до роскошных апартаментов в пентхаусе. И множество номеров снято людьми, чьи фамилии оканчиваются на выдающие славян с головой «ов» и «овский». Солдаты спят в вестибюле – разложены по шкафчикам подле своих АК-47, а жрецы и генералы поселились в просторных номерах повыше. Хиро на мгновение задумывается, что может делать с «Волшебными секс-пальцами» священник Русской православной церкви Пятидесятницы.

Апартаменты в пентхаусе сняты неким джентльменом по фамилии Гуров. Мистер КГБ собственной персоной. Вероятно, слишком большой трус, чтобы оставаться на самом Плоту.