Мой убийца, стр. 7

— Ну и как? — осведомилась Марта.

— Он сам забрал эти проспекты и проявил к машинам незаурядный интерес.

— Выходит, он на что-то надеялся или что-то затевал. — Она принесла кофе, датские пирожные и поставила все на столик.

— Кто знает? Может, он просто хотел показаться заинтересованным человеком.

Я взглянул на часы: первый час. Усталость сковывала мои члены, поэтому я встал и потянулся за шляпой.

— Мы действительно провели прекрасный вечер, — заметила Марта. — Не правда ли, Джо?

Она очутилась в моих объятиях с улыбкой на устах и с каким-то облегченным вздохом. И произошло это с такой простотой, будто мы давние любовники. Когда я наконец разжал объятия, я почувствовал, что она немного дрожит. Через пару секунд Марта приоткрыла глаза и взглянула на меня.

— Моя маленькая Джиджи, — проронил я.

— Не надо вспоминать этого старого имени. И потом — я совсем не маленькая.

— Ну, тогда большая Джиджи, — поправился я. — И не смотри на меня свысока, иначе я тебя укушу.

— Начальству запрещается кусать подчиненных, — парировала она.

Я улыбнулся.

— До завтра? Только после обеда. До обеда я должен быть в бюро.

* * *

Возвращаясь домой, я увидел на углу Бенни Лоферта, который разговаривал с какой-то потаскушкой. Я направился к ним через дорогу, и, когда я был еще на середине улицы, они неожиданно замолчали.

— Повернуться и положить руки на стену! — приказал я. — Ты знаешь, как это делается.

Надменность в его глазах уступила место ненависти. Он сплюнул и медленно повернулся. Я ускорил этот процесс, легонько подтолкнув его. Несколько запоздалых прохожих остановились неподалеку и оживленно зашептались. В окнах домов появились любопытные лица. Я тщательно ощупал Бенни, потом попросил показать удостоверение и нарочито медленно вернул его. После этого я разрешил ему вновь повернуться ко мне мордой.

— Что все это значит? — возмутился он. — Вы же знаете, что я не ношу оружия.

— Ребятки, побывавшие за решеткой и поддерживающие старые контакты, всегда вызывают подозрение. И ты должен это знать. Что ты здесь делаешь?

— Пришел навестить подружку.

— Какую подружку?

Он указал пальцем на девушку, жевавшую резинку. Ее взгляд метался от меня к нему и обратно. Я показал на ее сумочку.

— Дайте взглянуть. Кто вы, где вы живете и так далее... Докладывайте.

— Послушайте...

— Вы уже сидели, мисс?

По ее глазам я понял, что да. Но понял я и другое, что она больше не хотела сидеть. Девушка вытащила из сумочки удостоверение, из которого следовало, что ее зовут Паула Ли, и квитанцию за квартиру, из которой можно было узнать, что живет она неподалеку. Я знал, что она из себя представляет, но не захотел продолжать игру и вернул ей документы. Она с благодарностью взглянула на меня, после чего со злобой уставилась на Лоферта.

Завтра все узнают об этом инциденте. Лоферт был одним из крупнейших гангстеров центральной части города. Временами они наведывались в наш район, но не хотели, чтобы об этом знали жители. После того как Лоферт и девушка ушли, я некоторое время постоял на месте, а потом, решив не спускаться в подземку, подал знак проезжавшему мимо такси.

Вся операция заняла у меня пятнадцать минут. Через пять минут я уже открывал дверь моей квартиры. Мне показалось, что я возвращаюсь в совершенно другой мир.

Глава 4

Позавтракав в кафетерии при полицейском управлении, я прошел в свой кабинет и занялся повседневной работой. Особое поручение тоже имело свои прелести. В этом случае можно все дела, которыми ты занимаешься, передать другому человеку и сконцентрироваться на одном.

Незадолго до обеда ко мне пришел Мак Бриссон с двумя чашками кофе в руках. Он поставил их на мой стол и устало плюхнулся в кресло.

— Что вы делали в воскресенье? — поинтересовался я.

— Занимался канадским делом. Сейчас оно лежит в отделе по расследованию убийств.

Я нахмурил лоб и покачал головой, так как не мог припомнить, что это за дело.

— Нападение на денежный транспорт в Монреале. Полтора миллиона долларов...

— Каким же образом оно у нас очутилось? Мак взял кофе.

— Не у нас, — пробурчал он. — А у меня. Вы — счастливчик, и вам не нужно работать. Оба охранника убиты. А обоих гангстеров, напавших на транспорт, смогли проследить до Ниагарского водопада и оттуда до Буффало. Полагают, что они хотят податься в Нью-Йорк.

— Ну, вот вы их и схватите. Вы хоть знаете, кто они такие?

— Одного знаем, это Чарли Дэнси. Его частенько видели с гангстерами из Бруклина. А один из полицейских опознал его по фотографии разыскиваемых преступников, которую видел уже давно, и сообщил нам это имя за несколько секунд до смерти.

— Что же, меньше работы для вас.

Мак поднял чашку, отхлебнул кофе и снова поставил чашку на стол.

— Не больше, чем у вас, не так ли? — Он попытался скрыть улыбку. — И потом, еще кое-что...

— Что именно?

— Недавно я совершенно случайно был в кабинете инспектора. Судя по всему, вы кому-то сильно навредили. По этому поводу уже пошли разговоры.

— Я еще этого не заметил.

— Какое-то время вы, видимо, и не будете замечать. Они ждут результатов вашей работы. — Мак откинулся на спинку кресла и потянулся в карман за сигаретами.

Но сигарет у него не нашлось, и он с упреком посмотрел на меня, поскольку я не предложил ему своих. — А как вообще идут дела?

— Пока я еще ничего почти не знаю. Вы же знаете, как это бывает. Я видел лишь Бенни Лоферта. Мак кивнул.

— Собственно, я и пришел к вам, чтобы поговорить об этом. Наши ребята сказали мне, что в том районе часто бывают Лоферт, Бимиш, Уилл Фатер и Стив Лютц.

— И все — высокооплачиваемые наемные убийцы?

— Угу. Все, кроме Лютца, снимали комнаты. Благодаря им квартал приобретает более благопристойный вид.

— Вчера вечером я поставил Лоферта к стенке и проверил, нет ли у него оружия.

— Да, мы об этом слышали. Сообщил дежурный полицейский. Вы уже познакомились с ним? Приятный парень, совсем еще новичок. Только что кончился испытательный срок. Посылает такие донесения, словно рассчитывает, что их будут читать грядущие поколения или сам президент. Он с удовольствием сообщил бы нам, сколько людей плюнули на тротуар в течение часа.

— Ничего, оботрется. Все мы были такими.

— Да... — Мак встал и взял свою чашку. — Но этих людей мы возьмем под контроль, и если что-то узнаем, то сразу вам передадим.

— О'кей! Большое спасибо за кофе.

Когда Мак ушел, я вновь уткнулся в бумаги. Рассортировал их, пометил каждую, а потом вызвал Кассиди, чтобы он раздал их соответствующим работникам. Покончив с этим муторным делом, я позвонил Марте и договорился, что мы встретимся в два часа. К этому времени она должна приготовить обед.

* * *

Воскресный день на улице — это день мира и спокойствия. Недельная битва достигла своего апогея в субботу вечером и ночью, а в воскресенье утром противники оттянули свои войска назад и освободили на некоторое время поле боя. Но следы битвы еще можно было заметить. Осколки пустых бутылок, поблескивающие на свету, пятна на стенах домов, которые остались после пьяных компаний, и опрокинутые бочки с отбросами, лежащие на боку.

Движения почти не было. Парни в воскресное утро обычно чувствовали себя неспокойно и поэтому, как правило, не играли на центральных улицах в футбол. Прогуливались лишь девчонки и девушки, пожевывая резинку и размахивая сумочками. В воскресный день они хотели казаться благородными, а парни пытались сойти за взрослых мужчин. И все это происходило на фоне грязных фасадов и вонючих подворотен.

В трех заведениях я осведомился насчет Эла Ризе, и, когда мне ответили, что он еще не появлялся, я попросил передать ему, что я его разыскиваю, чтобы задать головомойку. В час дня бары были еще пустыми. И во всех трех барах шла утренняя уборка: пахло сыростью и мазью для натирки полов. Я намеками дал понять, что Ризе занимается наушничанием для полиции. В этом районе на такие вещи смотрят довольно косо, если не сказать больше. Теперь, во всяком случае, они должны будут играть со мной в мою игру. Я должен убедить их, что грубый и жестокий коп возвратился в родной район навестить девушку, которую знал с детства. И до тех пор, пока они мной не интересовались, мне тоже не было до них дела. Меня не интересовало, чем они занимались. Но если кто-нибудь осмелится встать мне поперек дороги, то берегись, братишка!

×
×