Мой убийца, стр. 3

Выражение ее глаз свидетельствовало о том, что ее мысли витали где-то далеко-далеко.

— А Ларри... Ты слышишь меня? Что ты о нем знаешь?

— Наш вождь Бешеный Конь, — тихо произнес я. — Нет, я ничего о нем не слышал: он тоже куда-то исчез. Правда, во время войны мы встретились однажды, но были в тот момент чересчур пьяными. Можешь себе представить, что это была за встреча.

— Вы были странными братьями, Джо. — Она поджала ноги. — Кто, собственно, был из вас старше?

— Он.

— Вождь по кличке Бешеный Конь, — повторила она. — Да, интересные были времена. Только за то, чтобы жить, надо было бороться. Отлично помню, что обед был роскошью, которую не всегда можно было себе позволить.

— А что с твоей семьей, Марти?

— Родители умерли, а Сэд учится в университете на врача-стоматолога.

— Вы все еще живете в старом доме? Марта кивнула.

— По каким-то глупым причинам я все время забывала переехать. Дом принадлежал нашим родителям, и это оказалось как нельзя кстати, поскольку обучение Сэда стоит много денег. — Она опять улыбнулась. — И насколько мне известно, теперь он станет штабом нашей операции.

— Да?

— Необходимо купить еще одну кушетку, где мы могли бы присесть и поговорить.

— Это не столь важно. Купи лучше холодильник побольше.

— Ты говоришь как настоящий легавый. Думаешь не о душе, а о поганом брюхе.

— Так оно и есть, — усмехнулся я. — Ну а теперь давай снова возьмемся за эти бумаги. Я должен основательно с ними ознакомиться.

— Слушаюсь, лейтенант!

— В шесть часов я распорядился, чтобы нам притащили несколько сандвичей, а в десять часов вечера я наконец положил папки с делами на полку. Выключив вентилятор и сунув револьвер в кобуру, я предложил:

— А теперь пойдем выпьем кофе. Настоящего крепкого кофе, от которого не пахнет картоном, как здесь.

Марта надела куртку и взяла сумку.

— Работа закончена, лейтенант?

— Точно.

— Хорошо... Ну, тогда здравствуй, Джо.

Я не мог удержаться от улыбки.

— Неудивительно, что ты сделала карьеру. Ты просто пример прилежания.

Марта взяла меня за руку.

— Ты очень милый, Джо. Где мы будем пить кофе?

— Где-нибудь поблизости.

* * *

Кофеварка выглядела как огромная урна. Рэй сумел подобрать подходящее место для своего заведения. Мы взяли свои чашки и направились к единственному столику в углу.

— Да, не много же мы узнали, — заметил я.

— Если не считать биографии — Какое-то мгновение Марта помолчала, а потом сказала. — В этом деле нужна хитрость, Джо Кое-что выглядит довольно странно.

— Ты помогала собирать материал? — осведомился я.

— Да... А что, чувствуется женская рука?

— Временами мне встречались цветистые фразы.

— Они так и хотели. Хотели знать каждую мелочь, так как причины могли быть заложены в прошлом. Другого объяснения этим убийствам они обнаружить не смогли.

Я легонько подул на кофе и поднял глаза на Марту.

— Давай-ка обобщим все еще раз.

Мокрым дном чашки она печатала круги на столе.

— Во-первых, оружие. Во всех случаях применялся один и тот же револьвер 38-го калибра.

— Что еще?

Марта действительно хорошо знала дело. Она перечислила мне множество деталей, на которые я не обратил внимания.

— Всего один выстрел... но смертельный. Это позволяет предположить, что тут действовал профессиональный убийца. Только Дуг Китхон стал исключением из этого правила. Но его застрелили, когда он убегал. Смертельным оказался первый выстрел, остальные были для страховки. Еще одно свидетельство профессионализма.

— Правильно, это общая деталь, но не общий знаменатель. Давай играть сообща, и тогда ты поймешь, что я имею в виду.

На какой-то миг она задумалась, но потом в ее глазах блеснуло понимание.

— Ты и я... Мы оба знали всех, не так ли?!

Это было скорее утверждение, чем вопрос.

— Странно, да?

— В известной степени да. Поэтому нам и поручили дело.

— Но ты это поздновато заметила, так что тебе никогда не стать сержантом.

— Я тебя не понимаю.

— Тогда я подожду, пока ты поймешь.

Глава 2

Сидя за письменным столом, я поднял глаза на Марту и вновь подивился ее росту и дивному оттенку волос. Я спросил себя, почему такая эффектная женщина посвятила себя полицейской службе, ведь с ее внешностью она могла завоевать полмира. Свежесть молодости уступила место пышной зрелости, сделав ее еще прекраснее и желаннее.

В ответ на мой нескромный взгляд она спросила:

— Занимаешься досужими размышлениями?

— Почему ты так решила?

— Слишком самодовольный вид.

— Это не часто бывает. Дай мне немножко понаслаждаться.

На ее лице медленно проявилась улыбка. Видимо, она разгадала мои мысли.

— Дай-ка я немножко подумаю, ладно?

Секунды, последовавшие за этим, показались мне годами. Это было словно поездка в прошлое, которое опять стало прорисовываться.

— О чем ты думаешь?

— О том времени, когда тебя еще называли Большой Свиньей, потому что ты непременно решил стать полицейским. И о том времени, когда ты подрался из-за меня с Полаком Ицци.

— Мы подрались не из-за тебя.

— Из-за меня, — продолжала настаивать Марта. — Это было в тот вечер, когда я шла из книжной лавочки, а Полак хотел напасть на меня у магазина Штрауса.

Я расхохотался, так как сразу все вспомнил. Даже физическую боль, которую он мне причинил.

— Он меня тогда здорово отмолотил, Марти.

— Еще бы, — улыбнулась она. — Зато мне удалось удрать. Я ведь тебя еще не отблагодарила за это. А может, отблагодарила?

— Нет.

— Ну, тогда спасибо тебе, Джо.

— Не стоит благодарности. Мы же не из-за тебя подрались. Просто он наехал своим старым «Паккардом-120» мне на ногу, а ты случайно проходила в это время мимо.

— Перестань кокетничать, Джо. Вы подрались из-за меня.

В дверь постучали, и вошел сержант Мак Бриссон.

— Что-то вы поздновато засиделись, — улыбнулся он нам.

Я пожал плечами.

— Дело пора заканчивать. А где остальные материалы?

— Все в нем, — показал он на пухлый конверт. — Предположения самые разные, но вполне возможно, одно из них и верное. Вы же знаете, как это бывает.

— Да.

— Мне сделать сообщение?

— Да, но короткое. Присаживайтесь. — Я откинулся в кресле и заложил руки за голову. — Ну, начинайте.

Мак откусил кончик сигары и закурил. Пахла сигара отвратительно, но это тоже было неотъемлемой частью полицейского участка, и с этим приходилось мириться.

— Вы, конечно, знали всех убитых: Рене Миллс, Химми Шапиро, Нэнси Таккио и Дуг Китхон.

— Я знал их еще детьми.

— Вы читали заключение баллистической экспертизы в деле Дуга Китхона?

Я покачал головой.

— Снова то же самое оружие. То есть черт действительно вырвался из преисподней. Кроме Китхона, все остальные хорошо знакомы полиции. Но Дуг был чистеньким. Брайан жаждет видеть прогресс в этом деле. Обо всех остальных полиции известно все, вплоть до того, в каких штанишках они ходили в школу. Но если вы сможете установить между этими жертвами какую-нибудь связь, значит, вам повезет больше, чем мне. Вы уже посмотрели их биографии?

— Да.

— И что при этом обнаружили?

— Ничего нового. Всего лишь освежили старое... А что вообще слышно об этом?

— Ну... — Он нагнулся вперед, вытащил из конверта какую-то бумагу, быстро прочитал ее и вновь засунул в конверт. — Ну, их знал дежурный полицейский Мак-Нейл. Рене Миллс и Таккио до последнего месяца жили вместе, а потом он выставил Нэнси за порог. Мак-Нейл знал, что Миллс был сутенером и имел несколько девчонок, которых разместил в квартирке над лавочкой дядюшки Джонса. Он знал, что Нэнси, до того как его прикончили, зарабатывал на жизнь воровством. Но оба вели себя тихо, к ним трудно было придраться. Поэтому их оставили в покое.

×
×