Мой убийца, стр. 10

Открыв дверь, он мгновенно понял, с кем имеет дело. Коротко кивнул и сказал:

— Входите, молодой человек.

— Хэлло, Ральф.

Это был крупный и сильный мужчина, который даже теперь носил свой ночной халат с такой выправкой, с какой носил когда-то форму копа.

Тихо прикрыв дверь в спальню, он провел меня на кухню и показал на стул.

— Жена спит очень чутко, — произнес он и сел по другую сторону стола. — Да... вас я не знаю, но тем не менее вы кажетесь мне знакомым. — Я хотел было достать свой значок, но он отмахнулся:

— Кто вы, я знаю — Меня зовут Джо Скаплон, — ухмыльнулся я. — И вы пару раз наградили меня вашей дубинкой, когда я еще был мальчишкой.

— Ах, вот оно что! — воскликнул он. — И над чем же вы сейчас работаете?

— Выполняю особое поручение отдела по расследованию убийств. Вместе со мной работает Марта Борлиг.

— Ну, этот отдел позволяет себе всякие шутки — Несколько секунд он внимательно рассматривал меня, а потом нагнулся немного вперед, скрестил руки на столе и осведомился:

— Речь идет о четырех убийствах?

— Ла... Вы можете помочь мне?

— Если бы мог, я бы уже давно сообщил об этом. Здесь, кажется, никто ничего не знает.

Его глаза продолжали внимательно наблюдать за мной.

— В этом деле есть интересный момент, — сказал я — Я подозревал, что вы заговорите об этом. Вы имеете в виду Лоферта и компанию?

— Да. Что вы думаете по этому поводу?

— Они тут совсем не к месту. В районе имеются мошенники, карманники, несколько проституток, короче говоря — мелочь. И странно, что в этот район начинают проникать гангстеры. Ведь здесь совсем нет денежных людей.

— Но тем не менее они здесь. И тому должна быть веская причина.

Каллаган откинулся на спинку стула и посмотрел в потолок.

— Есть у меня кое-какие мыслишки на этот счет.

— Какие?

Он посмотрел на меня в упор.

— Вы помните парня, которого звали Гус Уайлдер? Он удрал в Толедо еще до того, как смог что-либо показать против клуба Гордон-Сабито — Видел письма и читал отчеты в газетах. Ральф кивнул.

— Он жил тут пять лет, в двух кварталах отсюда вниз по улице Его брат и сейчас еще жив. С ним все в порядке. Имеет химчистку. Но мне кажется, они наблюдают за ним на тот случай, если к нему заявится Гус.

— Зачем это им может понадобиться?

Каллаган усмехнулся.

— Есть вещи, о которых вы часто забываете. Клуб Гордон-Сабито оказал им однажды большую услугу. Вот и может статься, что эти люди хотят показать свою признательность, наблюдая за Уайлдером. Ведь если он заговорит, им придется туго.

— Да, вполне подходящая версия, — согласился я, потом поднялся и задвинул стул.

— Но я еще в форме, — заметил он.

— Да, поэтому прошу вас, прислушайтесь, что говорят люди. А если вам что-нибудь понадобится, обратитесь к Марте Борлиг. Но никому не говорите, что она служит в полиции.

— Договорились, Джо.

— И большое вам спасибо.

— Не за что.

Я пожелал ему спокойной ночи, спустился вниз, поймал такси и поехал домой.

* * *

Мой утренний доклад был готов в девять часов, и я передал его Маку Бриссону.

— Пойдете со мной пить кофе? Я встречаюсь с Мартой внизу в ресторане.

— Нет времени. Ведь у меня на шее висит монреальская история. Эксперты по баллистике уже дали свое заключение: в Монреале применялось то же оружие, что раньше в Виндзоре при ограблении банка. А через три дня после истории в Монреале тем же оружием был убит хозяин бензоколонки в Утике.

— Но это же не наш штат — Знаю. Но недавно это оружие нашли в подземке и сдали в наше управление, причем без отпечатков пальцев. Вероятно, оно где-нибудь зарегистрировано и подброшено в подземку с определенной целью. Конечно, это может быть просто ловкий маневр, чтобы сбить нас со следа, а преступники в это время сидят где-нибудь в другом городе и посмеиваются в кулачок. Тем не менее мы обязаны принять участие в этом деле.

— А из награбленного что-нибудь всплыло?

— Ни цента. И это будет трудно определить, поскольку крупных купюр, номера которых переписаны, было очень мало. Они действуют так же, как и в деле Бринкса: держат деньги под замком и ждут, пока все не успокоится. А потом начнут тратить.

— Ладно, желаю вам успеха.

Но Мак, казалось, не слышал меня. Покачав головой, он выглянул в окно.

— Странный это был случай. Ограбление банка не удалось, потому что в это время в банке присутствовали четыре детектива, которые хотели получить деньги по чекам. Вот они и испортили всю премьеру господам гангстерам. Но зато в Монреале было продумано хорошо. Кто-то работал над ним более недели и разработал все в мельчайших деталях.

— А может быть, человека с револьвером завербовали в последнюю очередь? — высказал я свое предположение. — Так сказать, для усиления.

— Все может быть. Но дело нехорошее, что-то тут не так. В свое время мы получили известие из Канады, что там что-то затевается. Два месяца назад там были обнаружены два гангстера, и их выслали из страны, как нежелательных иностранцев. А в день нападения в четырех милях от места происшествия был обнаружен брошенный кем-то американский автомобиль. Эту машину за неделю до налета украли в Детройте. В общем, одно переплетается с другим. Возьми, например, человека с револьвером... Предположим, что он крадет машину в Детройте, едет на ней в Виндзор, чтобы ограбить банк, но терпит фиаско. Тогда он ограничивается делом в Монреале, бросает машину и испаряется. И в тот же день тамошняя полиция получила из одного мотеля известие, что там украдена машина с номерным знаком штата Нью-Джерси. Кстати, в этом отеле проживало много американских туристов и бизнесменов.

— Все, конечно, можно подогнать и таким образом, — заметил я. — Только здесь есть одно «но»: такие дела, как в Монреале, не организуются за одну неделю, и особенно в тех случаях, когда человек вынужден скрываться в связи с предшествующим, хотя и неудавшимся ограблением.

Мак уже собрал все свои материалы и сунул папку под мышку, когда в кабинет вошел дежурный полицейский и протянул ему бумагу. Мак пробежал донесение глазами, нахмурился и взглянул на меня.

— Украденная машина с номером штата Нью-Джерси была найдена в Бронксе.

— Малыш, возвращайся домой, — ухмыльнулся я.

— Выходит, он воспользовался подземкой, бросил там оружие, чтобы его не нашли при нем, и отыскал где-то прибежище. Но где?

— Почему бы вам не попытать счастья в «Рице»? — мгновенно предложил я.

* * *

Марта уже поджидала меня. На столе дымился горячий кофе, стояло печенье, а перед ней лежал раскрытый блокнот. Мы поздоровались, и она сказала:

— И каковы результаты?

— Ты знаешь, что сообщила Мэри? Что Рене Миллс проговорился, будто ожидает много денег.

— Вот как?

— И я слышал это не только от Мэри. Его, например, видели с большой пачкой денег, когда он расплачивался со своими кредиторами. Долги его были двух-трехмесячной давности. Он заплатил и за квартиру, и в продовольственном магазине, и даже попытался подъехать к Элен Генри, которая дарит свою жгучую любовь только тем, у кого куча денег. Ко всему этому он еще купил целый ящик шотландского виски, за который расплатился наличными.

— А что дальше?

Марта закрыла блокнот и добавила:

— Ведь в течение нескольких лет он жил на деньги двух девчонок, которые снимали квартиру над магазином дядюшки Джонса. Конечно, получал он не много, ведь это был единственный источник его существования. А потом неожиданно прогнал обеих девчонок и заявил, что больше не желает иметь с ними дела.

— Когда его убили, при нем не было ни денег, ни шотландского виски.

— Странно.

Я передал Марте содержание своей беседы с Ральфом Каллаганом, и она кивнула. Видимо, она подумала то же самое, что и я.

— Возможно, он-то и прятал Гуса Уайлдера за большие деньги.

— Можно узнать, и знали ли они раньше друг друга и имели ли какое-нибудь общее дело.

×
×