Мой убийца, стр. 1

Микки Спиллейн

Мой убийца

Глава 1

Я нерешительно вылез из машины, остановился и посмотрел наверх, на темные окна квартиры. Холодный дождь бил по стеклу, превращая его в темное зеркало — злобный глаз на фоне темного, отвратительного дома. Все происходящее казалось каким-то нереальным.

Там, наверху, за этим окном, я должен убить себя...

Там, наверху, я должен понять, как чувствует себя человек, который знает, что смерть его совсем близко. Там я должен познать чувство безмятежности и полного покоя.

Я вытащил из кобуры пистолет.

Дверь дома... Вторая дверь, в коридор... За ней зияющая пустотой лестница.

Подняться на один этаж... потом прямо...

Я уже видел себя лежащим на полу со слегка приоткрытыми глазами, с отвалившейся нижней челюстью. Без сознания... И разумеется, без всяких угрызений совести. Ничего бы не осталось. Только смерть.

Вытоптанная дорожка у меня под ногами... Какой-то затхловатый запах...

По старой ребяческой привычке я перескочил через первую ступеньку и стал считать следующие.

Еще четыре... три... две... Я на площадке.

Дверь находилась ярдах в трех от лестницы. Но я не спешил... Не спешил прикоснуться к смерти.

Медленно дотронулся я до дверной ручки, взвел курок револьвера. И внезапно почувствовал, как все это глупо и жалко Я вспомнил, как все началось. Собственно, у этой истории было два начала. И последнее было первым. В эту секунду я остро ощутил, как проста и нелепа эта история.

* * *

Я прибыл на место уже через десять минут после убийства. Полицейский из патрульной машины еще опрашивал последних свидетелей, которые слышали выстрел и этот крик красной совы. Якобы они видели и машину. Там уже были и капитан, и инспектор, и специалист из лаборатории, которого я встречал уже не в первый раз. Когда я вылез из машины, фотограф еще делал свои последние снимки, чтобы потом было легче идентифицировать убитого.

В тот момент, когда я подошел к трупу, врач уже закончил свои дела. Он спрятал инструменты в чемоданчик и вздохнул.

— Что с ним? — осведомился я.

— Две пули в грудь и одна в затылок. С такими ранами никто не выживает.

— Он успел что-нибудь сказать?

Врач покачал головой.

— Ни слова... Я сразу понял, что его ожидает, и попытался сделать все возможное, чтобы вытянуть из него хоть словечко. Но у меня ничего не получилось.

— Жаль.

Врач еще раз тяжело вздохнул и поморщился.

— Этого следовало ожидать. — Он окинул взглядом ряд домов, словно примеривая к себе их каменные громады. — Здесь все может случиться. Весьма подходящее место для преступлений.

Я промолчал и перевел взгляд на убитого. Кровь залила все лицо, так что опознать его было невозможно. Лежа вот так, на тротуаре, он казался маленьким и жалким, хотя можно было ожидать, что обстоятельства возведут его в ранг героя. Я взглянул на него еще раз, покачал головой и задумался. Но прежде, чем успел сосредоточиться, я услышал, как меня кто-то настойчиво окликает.

— Джо! Эй, Джо! — махал мне рукой капитан Оливер. Его рука с зажженной сигаретой описала в темноте огненный круг. Я подошел к нему и поздоровался. Капитан представил меня какому-то мужчине. — Это инспектор Брайан, Джо. Лейтенант Скаплон...

Брайан протянул мне руку и крепко пожал. Это был высокий широкоплечий полицейский, который дослужился до инспектора, начав с простого патрульного.

— Олди рассказал мне о вас, Джо. Поэтому я вас сюда и вызвал.

— А я-то удивился почему.

— Вы, кажется, хорошо знакомы с этим районом города?

— Я родился в двух-трех кварталах отсюда. Район паскудный, я его знаю.

Инспектор пыхнул сигаретой и поинтересовался:

— А что вы знаете о жизни этого района теперь? Прежде чем ответить ему, я мысленно спросил себя, а зачем, собственно, ему это надо знать, но поскольку так и не нашел ответа, то сказал правду.

— Очень немного.

— Вы знали убитого?

— А вы его уже опознали?

— Еще нет. Мы ждем результаты идентификации отпечатков.

Странное чувство охватило меня, и я никак не мог от него избавиться. Я повернулся, вновь подошел к трупу, внимательно взглянул на него и вернулся к инспектору.

— Можете не дожидаться результатов идентификации. Я знаю этого человека.

— И кто же он? — спросил Оливер.

— Дуг Китхон. Мы вместе с ним выросли.

— Ты уверен? Я кивнул.

— Абсолютно уверен. Некоторое время он ухаживал за моей сестрой. Приятный парень, не бездельник.

Инспектор выкинул окурок и заявил:

— Приятных парней не пристреливают подобным образом.

— И тем не менее я утверждаю, что это был честный парень.

— Чепуха! — Глаза инспектора стали вдруг холодными и колючими.

— На этом углу полицейский пристрелил моего отца. Перепутал его с кем-то и думал, что тот вооружен. А у отца был с собой только термос.

— Ну и что из этого следует?

— Я хочу сказать, что Дуг Китхон не был гангстером. Я знал его.

— Зачем же он очутился на улице в 4.30 утра?

— А вы уже осмотрели труп, инспектор? — жестко спросил я.

— Бегло...

— Ну, в таком случае вы, наверное, нашли его рабочий жетон. Он работал в ночную смену на верфи и возвращался домой.

— Этого я не учел, — признался Брайан, улыбнувшись. — Здесь, в районе, происходит что-то странное. Четыре убийства за последний месяц. Жестокие, но хорошо продуманные. И все убийства, кажется, не имеют между собой связи, кроме той, что совершены они в одном районе. Поэтому нам необходим человек, который хорошо знает эту местность.

— Вы имеете в виду меня?

— Вы же сказали, что знаете район и людей.

— Только старожилов. Много воды утекло с тех пор, как я здесь жил. И времена сейчас другие...

— Да, времена другие, но мы не хотим, чтобы тут стало еще хуже.

— Еще хуже... — передразнил я его.

— Четыре убийства, и три из них из одного и того же оружия. Это уже плохо, а может быть и хуже. — Он сунул руку в карман и вытащил оттуда карточку. Протянув ее мне, щелкнул бензиновой зажигалкой. На карточке были написаны имена. — Вам знакомы эти люди?

Взглянув на список, я коротко проронил:

— Да.

— Что вы можете о них сказать?

— Тогда мы были детьми и ходили в одну школу. Я был немного старше остальных.

— Но связь все-таки была?

— В какой-то степени... Все умершие жили в одном узко ограниченном районе.

— И потом их всех поочередно прикончили в течение месяца.

Я отдал ему карточку.

— На это мне нечего сказать. Брайан широко улыбнулся.

— Зато вы "можете помочь.

— Вы что, серьезно?

Брайан чуть не порвал рот в улыбке — Для вас это будет пустяковым занятием. На этой улице живет ваша подружка. Все будет выглядеть вполне естественно.

— Но у меня нет подружки!

— Значит, будет в скором времени. Вы знали ее с детства. А что касается людей, то они подумают, что вы встретились случайно и возобновили дружбу.

— Послушайте, инспектор, я не желаю впутывать женщину в такое грязное дело.

— Думаю, что захотите, когда ее увидите.

— Серьезно?

— Ее зовут Марта Борлиг... Припоминаете?

Я смутился.

— Да.

— Сейчас она работает в уголовной полиции, но об этом не знает ни один человек. И никто не должен знать.

— Кажется, вы узнали про меня все, что только можно.

— Мы давно работаем над этим делом, Джо. А теперь слушайте меня внимательно. Случай этот мелкий, но с нехорошим душком. Если бы речь шла об обычных гангстерах, нам было бы намного легче. Все убитые были обыкновенными гангстерами... Тьфу! — поправился он. — Они были обычными гражданами, а граждане не любят, когда перед их окнами совершаются убийства. Они много работают и желают спокойно отдыхать, поэтому в подобных случаях на полицию всегда сыплется много жалоб.

×
×