День пистолетов, стр. 26

Но никто из них не поддался на этот трюк. Они понимали, что находятся в таком же невыгодном положении, что и я. Если они разом бросятся на меня, то только помешают друг другу, а вызвать смертельный огонь на себя не хотелось никому.

Неожиданно мое внимание привлек какой-то слабый отсвет метрах в трех левее и дальше от меня. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что это светится циферблат часов на руке одного из бандитов.

Я сунул пистолет в кобуру, привстал на четвереньки и бесшумно направился к этому месту. Прикинул примерное расположение головы и шеи противника, собрал все свои силы и, распрямившись, словно пружина, взлетел в воздух и упал на спину врага. Мои руки сомкнулись на шее противника. Несколько мгновений мы ожесточенно боролись, потом я завалился на бок и, словно щитом, закрыл меня от двух своих товарищей.

В то же мгновение я почувствовал, как его тело содрогнулось от пуль, попавших в него, и почти сразу же мускулы под моими руками обмякли. Я сунул руку за пазуху, но кобура была пуста. Первый раз я поступил так небрежно и в результате лишился оружия. Я быстро пошарил вокруг и неожиданно наткнулся на пистолет своего врага. Это был «ТТ».

Сдвоенная вспышка выстрелов на мгновение осветила комнату, и я дважды выстрелил по направлению ближнего противника. Глухой стук головы об пол донес до меня весть, что пули попали в цель.

И сразу же последний оставшийся в живых парень стал беспорядочно стрелять в мою сторону. Но все пули принял в себя его же мертвый приятель. Я лежал за импровизированным щитом и считал выстрелы, Мне очень хотелось, чтобы в живых остался Миннер. Но кто бы он ни был, а патроны у него довольно быстро кончились. И, словно в подтверждение этого, я услышал сухой металлический щелчок бойка. Быстро встав на ноги, я подошел к столу и, нащупав лампу, зажег свет.

Алексис Миннер лежал на полу в углу комнаты и судорожно шарил левой рукой в кармане. В руке у него был зажат пистолет. Вероятно, он искал запасную обойму, но, увидев направленное в его сторону пистолетное дуло, замер на месте.

— Тайгер Мэн! — прошептал он ошарашенно.

— Руки из кармана! Быстро! — рявкнул я, После некоторого раздумья он медленно вытащил руку и показал мне пустую ладонь. Страх смерти в его глазах сменился надеждой и тоской.

— Я обладаю правом дипломатической неприкосновенности. Вы сейчас находитесь в моей квартире, — произнес он, заикаясь.

— Зато у меня в руках оружие, и я нашел деньги в сушильном шкафу, которыми вы расплачивались с наемными убийцами. Моими убийцами! Но я опередил их.

— Не понимаю, о чем вы говорите, — произнес Миннер.

— Бросьте, Миннер. Вы совершили слишком много ошибок. Если вы вернетесь к себе живым, ваши собственные люди вас же ликвидируют. У вас остался последний шанс. Говорите! Скажите мне, кто нанял убийц? Кто ваше доверенное лицо в ООН? Это женщина? Кто она? Это...

Я не успел закончить.

Миннер, как кошка, взвился в воздух и метнулся ко мне. Я с сожалением выстрелил ему в голову. Пуля настигла его в самом начале прыжка и откинула назад. — Жаль, — пробормотал я.

Этот парень оказался крепче, чем я думал. По сути дела, это было самоубийство от отчаяния. Он понял, что игра проиграна и решил покончить со всем прежде, чем я заставлю его заговорить.

Мне оставалось сделать еще одно.

Я взял оружие своих противников, пройдя в ванную, набрал в рукомойник воды и сделал из каждого пистолета по одному выстрелу. Пули, опустившиеся на дно, я забрал с собою. После этого я стер с пистолетов отпечатки своих пальцев и вложил их мертвым владельцам в руки. После недолгих поисков я нашел свой «кольт» и сунул его в кобуру.

Впервые в жизни мне так повезло. Я расправился с тремя опасными врагами, даже ни разу не выстрелив из своего оружия, В квартире найдут три трупа, перестрелявших друг друга, очевидно, из-за денег, которые полиция найдет в сушилке. Во всяком случае, на этот раз я окажусь в стороне от допросов. И смогу спокойно нанести свой решающий удар.

Я собирался уже было протереть все предметы, которых касались мои руки, когда мое внимание привлек звук полицейских сирен. Кто-то из жильцов, привлеченных стрельбой, успел сообщить в полицию.

Мне ничего не оставалось делать, как через кухонное окно выбраться на пожарную лестницу и быстро спуститься на землю.

Была полночь, когда я добрался до дома полковника Корбинета. Я позвонил ему из телефонной будки и заручился разрешением на визит. Он был дома один и еще не ложился в постель. В большом кабинете стоял письменный стол, шкаф с картотекой и закрытая стеклянная витрина с оружием. Атмосфера комнаты живо напомнила мне о старых добрых временах. Полковник в пижаме и халате варил кофе.

Я рассказал ему о происшедшем, После недолгого раздумья он позвонил кому-то, а потом подытожил:

— Вы оказались правы, Тайгер, — он произнес это явно со смешанным чувством радости и растерянности на лице. — А что вы собираетесь делать теперь? — Покончить с Видором Чарисом, — не медля ответил я.

Когда я возвращался, мое внимание привлекла машина, вывернувшая из-за угла, Зловещее предчувствие острой иглой кольнуло мое сердце. Я мешком упал за мусорными баками. В тот же момент раздался треск автоматического пистолета, Из черного лимузина выскочил мужчина с пистолетом.

Мы выстрелили одновременно. Пуля противника сорвала шляпу с моей головы. Мой выстрел был точнее. Пуля попала в плечо, и он выронил пистолет. Его прикончили компаньоны, открыв ураганный огонь. Раздался звук сирены, и мои преследователи резко развернули машину, спасаясь от полиции. Когда они проезжали мимо, я метнул заготовленный в лаборатории шарик. Он сработал безотказно. Сильный взрыв разметал по сторонам осколки. Полицейская машина остановилась посреди улицы.

Мною никто не интересовался.

Глава 13

И все же в воскресенье я дождался Чариса в кинотеатре. Он быстро увлекся фильмом, но тут к нему подошел мужчина и передал записку. Прочитав ее уже в фойе, Чарис чиркнул зажигалкой и оба направились к двери.

Я дал им фору десять секунд.

Чарис и его спутник поймали такси. Я в другой машине последовал за ними, Они остановились на пустынной улице и вошли в трехэтажный дом. Я выждал пару минут и потом, перейдя улицу, вошел в подъезд, Через чердак и крышу я приблизился к окну третьего этажа. Они оба находились в скупо обставленной комнате.

Из их разговора по телефону я только уловил слово «Селвик». Тут же Чарис вышел и куда-то уехал на автомобиле.

Я впрыгнул в комнату через окно и вскинул руку, ловя на мушку испуганное лицо противника. Я не промахнулся в круглоротого.

Через пятнадцать минут я стоял перед дверью квартиры Эдит Кейн. Открыв дверь, Рондина буквально задохнулась при виде меня. В ее глазах плескался страх и что-то еще. Однако, как всегда, она была прекрасна — так прекрасна, что на какое-то мгновение мне даже жалко ее стало убивать, И тут меня осенила догадка, что Селвика могла вызвать Гретхен на сеанс позирования. Значит, их решили захватить врасплох прямо в студии. После окончания «работы» Селвик и Гретхен замолчат навсегда, а сцена будет обставлена так, что их смерть будет похожа на самоубийство двух несчастных влюбленных. И завтрашнее заседание в ООН с треском провалится, Не мешкая, мы с Рондиной возвратились к дому Гретхен. Она позвонила, назвалась, и дверь открылась. Не раздумывая, я толкнул Рондину на Гретхен, и они обе упали в коридоре. А посреди комнаты с пистолетом стоял Видор Чарис. Я вскинул свой «кольт», но он опередил меня. Резкая боль обожгла мне бедро. Следом выстрелил я. Между глаз Чариса возникла красная дыра, и затылок его взорвался красно-серым фонтаном.

Я подошел к Рондине, рывком поднял ее с пола и с размаху швырнул на низкую тахту, как раз напротив кресла, в котором полулежал Селвик. Правый рукав его был закатан, и на сгибе локтя виднелись две крошечные точки от уколов.

×
×