День пистолетов, стр. 20

— Благодарю вас за предупреждение. Гофта захлопнул справочник и отошел к будке. Я подождал, пока он незаметно исчезнет и, в свою очередь, поднялся наверх. У запертой двери Телбот все еще отбивался от нападок какого-то слишком упрямого репортера.

Наконец и он ушел разочарованный. Тогда я подошел к Телботу и представился:

— Тайгер Мэн, мистер Телбот.

В его глазах мелькнули веселые огоньки.

— Я слышал о вас, сэр. Чем могу служить?

— Мне хотелось поговорить с Эдит Кейн.

— В данный момент она занята.

— Скажите ей, что я здесь, и тогда она наверняка выйдет. Подумав недолго, он кивнул и сказал:

— Хорошо, подождите.

— Благодарю, — кивнул я ему.

Через минуту дверь открылась, и в коридор вышла Эдит Кейн. У нее был встревоженный вид, а длинные, красивые пальцы нервно теребили поясок платья. Она, как всегда, была очень хороша собою, но чувство неуверенности и страха явно тяготило ее. Что это? Страх передо мной, который видел ее насквозь, или же это страх перед ее начальством за допущенную ошибку?

— Привет, Рондина! — произнес я негромко. Ее ноздри едва заметно затрепетали, и, заметив мою улыбку, она быстро опустила глаза.

— Мистер Телбот передал, что ты хочешь поговорить со мной?

Оглядевшись, она вдруг заметила, что мы не одни, что вокруг в коридоре снуют люди, и это открытие, казалось, ее немного успокоило.

— Я только хотел сделать тебе комплимент, Рондина. Все было проделано великолепно. Момент выбран подходящий.

— О чем ты говоришь?

— Не надо прикидываться, крошка, — я победно улыбнулся. — Сегодня вечером я выйду на след твоих хозяев.

— Моих хозяев?

— Не разыгрывай из себя непонимающего ребенка. Я вызвал тебя, чтобы предупредить. Позаботься о том, чтобы с Бертоном Селвиком не произошло ничего серьезного, иначе ты поплатишься за это сразу и без всякой отсрочки. Ты поняла меня?

Она не успела мне ответить, как позади нее открылась дверь и на пороге появилась Гретхен Ларк.

— О, добрый день, мистер Мэн!..

— Привет, — сказал я. Посмотрев на Эдит, она сказала:

— Мистер Селвик хочет поговорить с тобой, Эдит. Рондина молча проскользнула мимо нее в комнату и скрылась с моих глаз.

— Как он себя чувствует? — спросил я у Гретхен. Она облегченно вздохнула.

— К счастью, хорошо. Настолько хорошо, что опять начинает командовать. Это был легкий приступ его старой болезни... Врачи прописали ему постельный режим, но ему так трудно подчиниться, Он опять на ногах, хотя мы и пытаемся удержать его, убедить, что он должен щадить себя. Это будет нелегко.

— Представляю себе.

Она посмотрела на меня, удивленно подняв брови.

— А что, собственно, вы здесь делаете?

— Я просто сторонний зритель.

— Но сюда проникнуть не так-то просто.

— Рука руку моет... Скажите, вы чем сегодня заняты?

— Жаждущего мужчину ничто не может остановить!

Она весело рассмеялась.

, — Позвоните мне после работы. Может быть, что-нибудь и придумаем...

Я кивнул, и она вернулась обратно в комнату. Я хотел повидаться с ней, но не только по той причине, о которой намекнул ей. Мне нужно узнать заключение врача, а как бывшая медицинская сестра Гретхен могла дать мне точный ответ.

На улице уже темнело, Небо было сплошь затянуто низкими тучами, и в воздухе чувствовалось приближение скорого дождя, а на востоке горизонт был тревожно багровым, и до меня изредка долетали глухие раскаты грома. Я поймал такси и отправился к станции метро на 6-й авеню. Без пяти минут шесть я спустился вниз и вошел в телефонную будку. Сняв трубку, я уперся локтем в стенку будки около аппарата таким образом, что мой локоть надавил на рычаг. Я стоял таким образом до тех пор, пока не раздался короткий звонок таксофона. Я убрал локоть. Низкий баритон, раздавшийся в трубке, мог принадлежать только одному человеку — Эвансу, из нашего Нью-йоркского бюро. Я назвал ему пароль, и он тут же ответил:

— Относительно Видора Чариса мы имеем только одно указание, полученное от кассирши кинотеатра, где идут фильмы на иностранных языках, — Какое именно?

— Кассирша опознала руку с изуродованным указательным пальцем одного из зрителей, покупавших недавно билет. На его руке она заметила так же кривой красный шрам. Сначала кассирше показалось, что человек указывает пальцем, но потом она поняла, что этот палец у него просто не сгибается.

— Описание личности неизвестного?

— Она заметила только руку.

— Ну что ж, все же хоть какая-то зацепка.

— Сегодня в этом кинотеатре начинается показ русских фильмов, который продлится три дня.

— Хорошо, — ответил я. — Я лично займусь этим.

— Есть еще кое-что...

— Да?

— Сегодня днем из Лондона звонил Питер Джонсон, Они завершили проверку семейства Кейнов и не нашли ничего подозрительного, Что же касается погибших членов семьи, то это расследование было очень нелегким. У людей имеется естественное нежелание говорить что-либо о мертвых. Однако им довольно быстро удалось разыскать фронтовых друзей Вернона и даже очевидцев его гибели. У Вернона на счету было девять сбитых самолетов противника. Он был командиром звена, неоднократно награждался орденами. Его сбили над Дувром. Его труп был опознан и похоронен в семейном склепе Кейнов.

О Диане Кейн тоже удалось узнать не слишком много, Она получила обычное воспитание и была довольно своенравной девушкой, о ней вспоминают с явной неохотой. Во время войны она добровольцем вступила в женский вспомогательный корпус. По утверждению ее бывшей подруги, она сделала это исключительно из любви к независимости и жажде приключений. Она оказалась в числе семидесяти погибших женщин во время налетов немецкой авиации.

— Известно, о каком женском корпусе идет речь?

— Нет. Тогда они еще не существовали официально. Они собрали деньги и устроили для рабочих в доках кухню. Джонсону удалось разыскать одного рабочего, служившего тогда в порту. Он сообщил интересную деталь: эти женщины жертвовали войне не только свое свободное время. Их патриотизм заходил так далеко, что они не останавливались и перед интимной близостью с теми, кого обслуживали. Это важно?

— Для вас, может быть, и нет, — сказал я. — Но для семьи, ставящей превыше всего девичью честь, — важно. По крайней мере они могли обрадоваться ее гибели. Во всяком случае, переправьте свой отчет в центр...

— Уже сделано. Вам еще нужно что-нибудь?

— Пока нет.

— Отлично. Кстати, есть кое-какие перемены. Эрни Бентли перебрался в мансарду, где раньше жил Колдуэлл. Вы знаете его адрес?

— Да.

— Мы полностью реорганизуемся и теперь все пойдет через него. Кроме прочего, он будет заниматься и специальным снаряжением. Его номер телефона остается прежним.

— О'кей! И большое спасибо.

Я повесил трубку.

Итак, мы напали на след. Иностранец в чужой стране решил посмотреть фильм на родном языке. Он нарушил основные законы своей профессии, но тоска по родине оказалась сильнее этого.

Диллинджер совершил в свое время точно такую же ошибку и поплатился за это.

Я позвонил Туми в отель и сказал, что собираюсь организовать засаду в кинотеатре и попросил его ждать в отеле моих распоряжений в случае, если понадобится помощь. Ему явно не понравилось, что я отправляюсь на задание один, такова уж была моя привычка. Я попросил Туми посидеть в моей комнате на тот случай, если позвонит Уотфорд или еще кто-нибудь. Я пообещал ему время от времени и самому звонить, чтобы узнать о новостях.

Программа в кинотеатре «Гренобль» начиналась в половине восьмого, а касса открывалась в семь, так что в моем распоряжении оставалось еще более получаса. Я решил, когда сеанс начнется, пересесть в последний ряд. Если Чарис придет, то он так же, как и я, не станет рисковать и идти по проходу. Так что все будет зависеть от того, кто первый увидит своего противника.

На случай, если Чарис пошлет вперед себя сообщника, я уселся в такси и направился в Гринич-Вилледж. У дома Гретхен я попросил шофера немного подождать, а сам поднялся на третий этаж и позвонил в квартиру Ларк.

×
×