День пистолетов, стр. 17

— Это банда профессиональных убийц. Два дня назад они прибыли к нам на самолете. Слежки за ними установлено не было... Мы не предполагали, что дело так повернется...

— Будет ли полиция продолжать расследование? — спросил я.

— В данном случае мы вынуждены подчиниться ей, — с язвительной усмешкой произнес мужчина. Я с улыбкой взглянул на него.

— Но ведь Мартина Грэди — нет! Мне показалось, что он сейчас лопнет от злости. Его лицо побагровело, и он с размаху грохнул кулаком по столу.

— Черт побери этого Грэди и всю вашу банду! В один прекрасный день я всех вас засажу за решетку. Мы молчали некоторое время, потом я сказал:

— Я запрашивал у вас информацию по Эдит Кейн. Что вам удалось узнать?

— Практически ничего! — ответил Уотфорд устало. — У нее безупречная репутация.

— С вас будет достаточно и того, что она — убийца! — произнес я, вставая.

— Чья убийца? — спросил плотный мужчина.

— Это долгая история, мистер, и это только моя личная история, — заметил я.

— А разве у вас есть выбор?

— Вряд ли, — ответил я.

— Опасность еще не миновала вас, Тайгер. Они наверняка попытаются еще раз и более успешно.

— Конечно. Но на этот раз я постараюсь оставить одного из них немного подольше в живых, чтобы он успел мне кое-что рассказать. А теперь я попрошу вас об одолжении.

— Вы зависите от нас, мистер Мэн, а не мы от вас.

— Если вы так считаете, то мне наплевать на ваше сотрудничество. Это только лишний раз доказывает, что вы слишком тупы для нашей совместной работы.

Уотфорд хладнокровно проглотил оскорбление, взглянул на своего партнера и спросил меня:

— Что вам нужно на этот раз?

— Чтобы за Эдит Кейн постоянно наблюдали все 24 часа в сутки, с постоянной сменой наблюдателей и с проверкой всех ее контактов и связей.

— И как долго это будет продолжаться?

— Я думаю, недели хватит.

— А вам известно, — заметил Уотфорд, — что для этого нужны люди и деньги?

— Если у вас есть средства поддерживать правительство Тито и посылать пшеницу России, то, думаю, можно отыскать пару тысяч для защиты собственной политики.

Они замолчали, потом Уотфорд спросил:

— Что мы получим за это?

— Мою помощь, — я выжидающе посмотрел на них. — Вы согласны?

— Хорошо. Значит неделю, — сказал плотный мужчина.

В отель я вернулся пешком, затесавшись в гущу толпы и раздумывая над положением дел.

События развивались неплохо, кое-что уже начало проясняться, но самое спелое яблоко еще не пряталось в листве.

Это был очень ловкий прием со стороны противника использовать наемников, не подставляя таким образом под удар своего человека. Рондина избегала возможного опознания своей личности, а предпочитала все еще дергать за ниточки марионеток;

Сначала была первая попытка покушения на меня, после нашей неожиданной встречи. Именно тогда она и могла наверняка убить меня, если бы поставила это дело как следует. В тот момент я работал без прикрытия и просто убивал время перед очередным заданием. Позже, перед тем как нанести второй удар, она установила наблюдение за моим отелем. «Хвост» мне удалось стряхнуть только благодаря тому, что я проникся планами Рондины. В обычном случае, после первого же покушения я наверняка сменил бы отель, но мне необходимо было заставить Рондину сбросить маску и раскрыться.

Второе покушение провалилось благодаря моей предусмотрительности — я заранее снял комнату на таком этаже, где можно было свободно перебраться из одного номера в другой, который был снят тоже на мое имя. Эта старая привычка уже не раз выручала меня из беды.

В конце концов, не зря же моя Фамилия вот уже три года стоит у противника в списке "Б", Сейчас они перенесли меня в список "А" — в список приговоренных к немедленному уничтожению.

Наверняка по просьбе Рондины для выполнения приговора был выделен Видор Чарис, Хорошо, что мы скоро встретимся — у нее на совести был один мой друг, у него — тоже.

Когда я вернулся в отель, у портье на мое имя лежало сообщение от Чарни Корбинета. Он предлагал мне встретиться с ним в два часа возле университетской библиотеки.

Я взял такси и направился к библиотеке. Около входа к машине подошел Корбинет. Я сказал:

— Привет, полковник! Новости есть?

— Сейчас узнаете. Мы едем в британское посольство. Я назвал шоферу адрес, и мы поехали дальше. Я поглядел на полковника вопросительно, но он промолчал и только указал на спину шофера. Все было ясно без слов.

Добравшись до посольства, я расплатился и последовал за Чарни в здание. Его здесь знали, После небольших формальностей мы поднялись в кабинет, заставленный мебелью красного дерева и кожаными креслами. Не успели мы присесть, как в комнату вошли три господина с папками в руках. Они коротко представились.

Одного из них я узнал. Это был Винсент Харли Кейз, которого я встретил с Рондиной в ресторане.

Он произнес с характерным шотландским акцентом:

— О, Тайгер Мэн! Мы уже знаем друг друга через одну нашу общую знакомую, Чарни искоса взглянул на меня.

Мы уселись за низкий столик. Папки были раскрыты и Чарни начал говорить, указывая на меня. Очевидно, что англичане ждали его одного и не были готовы к моему появлению.

Полковник сказал:

— Господа, в связи со сложившейся ситуацией, я должен передать на ваше рассмотрение некоторые факты. Не вдаваясь в подробности, могу только сообщить, что в данном случае мистер Мэн является моим помощником.

Они коротко переглянулись, очевидно пришли к общему согласию, и Винсент Кейз покачал головой.

— У нас нет возражений, сэр. В конце концов, вы здесь с официальной миссией и наши правительства должны сотрудничать.

Чарни коротко взглянул на меня, и я не стал прерывать его, повинуясь его безмолвному приказу. Меня устраивало, если он еще раз остановится на некоторых деталях. Потом я легко мог изложить англичанам общую картину. Кроме того мне хотелось выяснить, как далеко он может зайти, какой властью он располагает.

— Как вам известно, — начал Корбинет, — вчера мы принимали вашу делегацию и обсуждали совместные шаги в отношении одного предстоящего дела в ООН. Так вот, вы получили неверную информацию, — он выдержал паузу и оглядел всех троих, — Час назад наши доверенные люди в русском посольстве узнали и сообщили, что советская делегация при ООН осведомлена о наших мнимых намерениях. И созвала срочное заседание, чтобы парировать наш проект резолюции, который мы, якобы, подготовили для Генеральной ассамблеи. Было принято решение, что наш настоящий проект будет обсуждаться позже, в весьма ограниченном кругу лиц, чтобы не допустить утечки информации. Вы, господа, примите участие в этом совместном заседании двух наших делегаций. Оно состоится через сорок пять минут, а о месте проведения я сообщу вам несколько позже. Выдержав короткую паузу, Корбинет продолжал:

— На ближайшее время перед нами будет стоять еще одна не менее важная проблема: это найти и уничтожить канал, по которому происходит утечка информации из ООН.

После короткого обмена взглядами мужчины кивнули, и высокий тощий тип взял слово:

— Какую роль в этом деле играет мистер Мэн?

— у вас есть что сообщить, Тайгер? — спросил меня Чарни. Даже сейчас меня не покидало чувство, что это лишено какой-либо реальности.

— Не в обиду вам будет сказано, господа, — заметил я, — но мне хотелось бы, чтобы вы еще раз перепроверили свой персонал в ООН, — Мистер Мэн., — повысил голос Кейз. Я поднял руку.

— Мы со своей стороны сделаем то же самое. Я знаю, что вы уже все самым тщательным образом проверили, но, к сожалению, это придется сделать еще раз.

— Должен ли я понимать это так, что у вас есть какие-то серьезные подозрения? — удивился Кейз.

— Да. В отношении мисс Эдит Кейн. Морщины на его лбу разгладились, а глаза яростно засверкали, — К счастью, Мистер Мэн, я очень хорошо знаю эту семью.

— Насколько хорошо вы знаете Эдит?

— Очень хорошо. С детских лет! Теперь он был полностью в моих руках.

×
×