День пистолетов, стр. 14

В подобных случаях никогда не надо убегать с места происшествия. Всегда следует идти медленно и неторопливо, На такого человека никто не обратит внимания.

Я подошел к трупу нападавшего, быстро обшарил карманы, забрал бумажник и спокойно свернул в боковую улицу.

Сирену первой полицейской машины я услышал только тогда, когда вышел на Таймс-сквер.

Я поймал такси, доехал до ближайшего оживленного перекрестка и там вылез.

На станций метро я зашел в туалет и внимательнейшим образом осмотрел бумажник и его содержимое. Там было тридцать два доллара в мелких потертых купюрах и больше ничего. Ни одной бумажки или следа документов. Даже водительских прав не было.

Я уже было собирался выбросить бумажник, но тут обнаружил в нем секретное отделение, в котором находилась тысячедолларовая банкнота, новенькая, хрустящая, Я сунул ее в карман вместе с остальными деньгами, а пустой бумажник, выйдя на платформу, незаметно бросил на рельсы.

Поднявшись наверх, я купил в ближайшем магазине бутылку кока-колы и выпил ее в честь благополучного избавления от опасности.

Глава 9

Час спустя, из телефонной будки, я позвонил в Лондон и связался с Питером Джонсоном, руководителем Лондонского отделения ЦРУ в прошлом и одним из членов нашей организации в настоящем.

Пару дней назад я просил его навести справки о судьбе Рондины. Группа Джонсона состояла из четырех человек. Они уже несколько месяцев скучали без работы и весьма обрадовались полученному заданию, Правда, Джонсон сразу же предупредил меня, что рассчитывать на блестящие результаты не стоит.

Однако от него я услышал довольно интересную историю.

При расследовании судьбы Рондины, он столкнулся с неким французом, бывшим партизаном. Тот сообщил, что, по слухам, Рондина дважды совершала побег из тюрьмы, но ее ловили и, в конце концов, расстреляли. Правда, полной уверенности в этом у француза не было, а проверить эти слухи теперь уже было невозможно.

Если эти сведения были верны, то для Рондины не составило большого труда сменить личность. Для этого существовало множество возможностей. Так или иначе, но настоящая Эдит Кейн исчезла, а ее место заняла Рондина и стала работать дальше под этим превосходным прикрытием.

Я попросил Джонсона расследовать этот случай дальше и повесил трубку.

Следующий мой звонок был Мартину Грэди по секретному номеру. Я ждал не меньше пяти минут, пока он подойдет. Как всегда, он не назвал себя, когда разговаривал по телефону.

— Это Тайгер, — сказал я.

— Что, срочное дело? — его голос, как всегда, звучал спокойно: вежливый, безразличный тон дипломата, однако в нем чувствовалась власть, которая за ним стояла.

— Да, — ответил я. — Мне нужна помощь. Официальная секретная служба начала охоту за Видором Чарисом. Ноя должен опередить ее. Чарис находится где-то поблизости.

— Я сейчас же свяжусь с Нью-Йорком. Как я смогу потом поговорить с вами?

— Завтра, в 18 часов по номеру... — я продиктовал ему номер таксофона. — Это телефонная будка на станции метро на 6-й авеню.

Линия разъединилась, и я повесил трубку.

Через минуту придет в действие тайная могущественная машина и начнет делать то, что не под силу даже правительству. По секретным каналам в самые высшие и самые низшие слои общества пойдет циркуляр с именами и описаниями внешности, и тысячи людей, даже не подозревающие, на кого они работают, станут держать глаза и уши открытыми, чтобы заслужить высшую награду. И эта невидимая сеть, поддерживаемая властью денег, будет работать, и завтра к 18 часам принесет реальную добычу.

Кое-что в разговоре с Мартином Грэди показалось мне весьма странным. Как правило, он лично ни с кем не разговаривал и никому не звонил. Он дал строжайшее распоряжение связываться с ним только по обычным каналам. Интересно, почему же на этот раз он не удосужился отчитать меня за такое нарушение субординации, как связь с ним по секретному номеру телефона? Неужели дело обстояло настолько серьезно? Или может быть наоборот?..

В нашей игре была замешана еще одна второстепенная фигура, с которой мне хотелось бы познакомиться поближе. Теперь у меня для этого было свободное время.

Я набрал номер телефона Гретхен Ларк. Прошло довольно много времени, прежде чем она сняла трубку. Она произнесла «алло» таким контральто, что у меня тоже перехватило дыхание, как и у нее, словно она бежала к телефону с другого края города. Мне показалось, что я оторвал ее от чего-то очень важного. Я назвал себя, и она весело рассмеялась в ответ.

— Тайгер?.. Человек с забавным именем. Вы меня вытащили из ванной, и я сейчас еще совершенно мокрая.

— Так вытритесь, — Не могу. У меня нет под рукой полотенца.

— Значит, вы стоите у телефона голая и мокрая?

— Вы знаете, Тайгер, хотя у меня нет видеотелефона, но сейчас у меня такое чувство, что вы меня разглядываете.

— Совершенно верно. И могу описать вас во всех деталях.

— Лучше не надо. Я рассмеялся.

— Это вас очень волнует?

— Мне кажется, что вы не ошибаетесь. А откуда вы раздобыли мой номер телефона? Его ведь нет в телефонном справочнике.

Я не стал ничего выдумывать, а просто сказал:

— Для ковбоя, который стремится к своей девушке, не существует преград.

— Фи, мистер Мэн, вы ведь только что встречались со своей девушкой.

— С Эдит мы просто друзья. У меня и в голове нет мысли, чтобы претендовать на что-то большее по отношению к этой женщине.

— Тайгер, у меня такое чувство, что вы собираетесь сделать мне безнравственное предложение!

— Вы совершенно правы.

— А как же Эдит?

— Я ведь звоню вам, моя крошка, а не Эдит.

— Все ясно! Вы с ней поссорились, — Я никогда не ссорюсь с красивыми женщинами. Я просто хотел пригласить вас в один ночной клуб.

— Что это за клуб?

. — Весьма забавный. И вообще мне хочется просто поболтать с красивой женщиной.

— Значит вы звоните... просто так?

— Просто так!

— Вы заинтересовали меня, Тайгер. Пожалуй, я пойду с вами.

— Голая?

— Нет. Я оденусь, но если вы поторопитесь, то, пожалуй, успеете еще застать меня без... платья.

— К сожалению, я слишком далеко от вас и, прежде чем доберусь до вас, вы успеете одеться.

— И все же... Я не буду торопиться.

Я остановился на том же месте и расплатился с шофером такси, откуда в прошлый раз наблюдал, как Бертон Селвик заезжал за ней. Но на этот раз я вышел из машины, пересек улицу и нажал кнопку звонка против ее фамилии. Через секунду раздался ответный зуммер, и замок двери негромко щелкнул.

Гретхен Ларк жила на верхнем этаже в просторной студии со стеклянной крышей. Она действительно не очень торопилась с процессом одевания. Женщине вообще нужно два часа, чтобы привести в порядок лицо, но достаточно двух минут, чтобы натянуть платье. Лицо Гретхен было самим совершенством, что же до остального, то оно заключалось в короткой полупрозрачной блузке свободного покроя.

— Привет, человек-тигр, — произнесла она с улыбкой, открывая дверь.

Я улыбнулся в ответ, обнажив при этом острые белые зубы хищника.

— Привет, бэби!

На стенах студии висели картины, написанные, в основном, маслом. Всюду лежали свернутые холсты, и на двух мольбертах стояли незаконченные еще работы, укрытые от посторонних глаз покрывалами. Несколько картин были весьма неплохи, но, в основном, это были первые шаги дилетанта.

— Необычный стиль, — заметил я глубокомысленно, — И не очень ходкий.

— Главное, чтобы вам это доставляло удовольствие.

— У меня имеется множество других способов доставить себе удовольствие.

Она вызывающе улыбнулась мне. Потом произнесла самым невинным тоном:

— Вы хотите посмотреть, как я буду одеваться? Тогда пойдемте.

— Нет, благодарю. Здесь гораздо интереснее. И поторопитесь, дорогая...

Она насмешливо улыбнулась.

— Я так и знала, что вы спасуете — она указала на холодильник, — Можете пока выпить пива.

×
×