Русские идут, стр. 1

Сергей Соболев

Русские идут

Описанные в романе события являются авторским

вымыслом, любые совпадения случайны.

«В чем украинцы и русские совершенно

не различаются, так это в любви к спорам.

Поспорить – это наше».

Леонид Кучма, из книги «Украина – не Россия».

«Всякое царство, разделившееся в самом себе,

опустеет, и дом, разделившийся сам в себе, падет».

Евангелие от Луки, 11.17.

«Смажене м’ясо дичини пiд соусом по-кримськi.

Готiвка в вашiй присутностi. Гарнiр

по побажанню. Цiна вiд 79 грн».

Выдержка из меню киевского ресторана.

ГЛАВА 1

ПРЕЛЮДИЯ К ГАЗАВАТУ

Киев, бизнес-центр «Милениум»,

17 декабря, 18.30.

В коридоре административной части здания громко хлопнула дверь одного из служебных кабинетов. Мимо двух женщин в униформе, которые только еще собирались приступить к уборке офисных помещений, – а пока что судачили о чем-то своем возле кабины лифта – пронесся мужчина лет тридцати пяти, в цивильном темном костюме, с рацией в руке. За начальником охраны обьекта, на ходу вдевая в рукава форменную куртку «жовто-блакитного» окраса, поспешал коллега из «НАФТОГАЗА», которого в это здание привели его служебные дела.

– Гэть! – гаркнул старший охранник. – В сторону, мать вашу!

Мужчины проскочили мимо слегка опешивших женщин… Миновали кабину лифта… Начальник дежурной смены охраны резко продернул «индкарту» на датчике возле двери, за которой находится «парадная» лестница. Затем в темпе – перескакивая через две-три ступени – смайнался с третьего этажа на первый. Возле турникета, на который смотрит одной из двух своих застекленных стен размещенный в просторном фойе здания ЦПСОН, [1] его уже дожидались двое младших коллег (эти были одеты в темные цивильные костюмы, со служебными «визитками», прикрепленными поверх нагрудного кармана пиджака).

– Ну?! – старший уставился на ближнего к нему «охоронця». – Чего рты раззявили?! Кто звонил?! Кто из вас с ним разговаривал? Где эта… «бомба»?! Почему на меня звонок не перевели?!!

Один из охранников показал рукой, в которой была зажата портативная рация, на тонированное – и прозрачное в одну сторону – стекло, за которым находится помещение «диспетчерской» с мониторами следящих телекамер и пультом охранной сигнализации.

– На «пульт» прозвонили, но… по нашему городскому номеру! – Сотрудник взглянул на наручные часы. – В шесть двадцать пять если быть точным! Звонил аноним… мужик! Но какой-то голос у него такой гугнявый… типа «синтезированный»! Не представился, кстати!

– Так это ты с ним общался, Вадим? – нетерпеливо спросил старший. – Что сказал «аноним»?

– Значит так… «Это – „Милениум“? – спрашивает. – Бизнес-центр на Владимирской?». Я ему ответил: «Да. Это – „Милениум“. А кого вам надо?». «А это… охрана?» – интересуется. Я в ответ: «Да, цэ пульт охороны. А що вам потрибно? Чи – хто??!». Вот! А он… на «мову» – не перешел! «У вас на паркинге – говорит – стоит заминированный автофургон! Синего цвета. Я не шучу! Так что, того… шевелите мудями»!! И после этого бросил трубку!..

– Так и сказал – «заминированный»? – переспросил «нафтогазовец».

– Ну да. Я хотел на вас, Николаич, разговор переключить, но…

– Дежурному по городу сообщили о ЧП? – перебил его старший.

– Да сразу же! Петро побежал на паркинг! Ну а мы вас тут дожидаемся!..

Охранники, включая примкнувшего к ним «нафтогазовца», выскочили через автоматические двери главного входа на улицу. Погода стоит тихая, небольшой минус, в воздухе кружат редкие снежинки. Свернули сразу направо, побежали вдоль паркинга, мимо высоких, сочащихся изнутри мягким янтарным светом окон ресторана «Da Vinci fish club» (это престижное, известное и за пределами украинской столицы заведение занимает часть первого этажа модернового бизнес-центра «Милениум»). Оператор «пульта», наблюдающий за ними благодаря внешним телекамерам, скомандовал по рации: «Левее от входа в ресторан! Там… туда, где Петро!».

– Эй… панове… сюда! – окликнул их коллега, сумевший первым обнаружить на паркинге подозрительный транспорт. – Ось… дывысь, Миколаевыч… оцэ, майбуть, та сама тачка!!

Действительно, почти посередке ближнего к зданию ряда разнокалиберных легковых авто, обнаружился темно-синий грузовой автофургон, на бортах которого отсутствуют какие-либо надписи.

– Чья машина? – старший осторожно потянул ручку со стороны водителя, но дверца оказалась запертой. – Где шофер? Петро?! Вадим?! Чужая тачка на паркинге?? Какого хрена, спрашивается?! Как это вы… не усмотрели?!

– Э-э-э… Николаич… у «немчуры» нашей очень похожий транспорт! – Вадим обернулся и показал на здание, в котором держат свои офисы представители многих известных и малоизвестных фирм и компаний, связанных с ТЭК и нефтегазовым транзитом. – Ну вот тех… с четвертого этажа… с «Джи-газа»!

– И у «газпромовской» структуры… у ихней «дочки»… тоже имеется разьездной микроавтобус синего цвета, – напомнил другой сотрудник, вооружившийся фонариком. Он посветил внутрь кабины через тонированные стекла, но что за груз находится в салоне… вот этих важных деталей ему разглядеть не удалось. – Похожий же транспорт!

– У них – «мерсовские» микроавтобусы! – процедил старший. – А это… это же «форд-транзит»… мать вашу так!!! Вы что, слепые?! У вас же есть следящие телекамеры… Оппа! – он присел на корточки и уставился на табличку с госномерами. – Вот только этого мне еще не хватало.

Грузовой фургон, напичканный взрывчаткой, – если верить позвонившему в «Милениум» анониму – имел российские госномера.

Выпрямившись, старший поднес к губам портативный «кенвуд».

– «Пульт», ответьте Первому!

– На связи!

– Свяжись с оперативным дежурным по СБУ! [2] Минутку!.. ты нас видишь?

– Да, наблюдаю! Я тут смотал ленту… Ровно в шесть вечера появился этот фургон – со стороны Софийской площади! Водитель сразу вышел… и… и… куда-то подевался!

– Раньше о таких вещах надо докладывать! – рявкнул старший смены. – Звони в «бэзпэку»! И продублируй сообщение на пульт дежурному по УВД!

– Что сказать?

– Есть вероятность, что в фургоне – взрывчатка! Пусть шлют саперов. Кинолога с собакой! И побольше народа для оцепления!! Когда доложишь… Гм… Будем эвакуировать людей из здания!

– Командир! – один из сотрудников дернул его за рукав форменной куртки. – Может, попробуем взломать кормовую дверку?! Или… высадим лобовое?!

– Я т-те… высажу! – старший покрутил у виска. – Умом тронулся?! Эй, панове… а ну кончай щупать дверцы! Отойдите все от тачки! А не то…ежели грохнет, так и мокрого места от нас не останется!! Не-е… даже и не думайте… внутри может быть «растяжка»!.. Всё, ждем «спецов» и саперов!!

Старший «охоронец» облизнул пересохшие губы. Случалось всякое. В минувшем году, например, пару-тройку раз звонили с угрозами – но не в сам бизнес-центр, а в милицию. Тоже грозились взорвать «бомбу» в «Милениуме». Телефонного «террориста» удалось вычислить: им оказался молодой парень, которого одна из фирм-арендаторов за какую-то провинность вычистила из штатов… Но нынешний случай… Нет, не похоже, чтоб это было делом рук какого-то психа. Тут ситуация просто из ряда вон!

Он резко обернулся и посмотрел на «обьект», за безопасность которого – равно как и работающих здесь людей – ему надлежит отвечать по роду служебной деятельности. Одно из самых красивых деловых зданий украинской столицы, суперсовременный комплекс, в котором арендуют помещения для своих контор местные филиалы крупнейших энергетических компаний мира. Самый центр города, старинная Владимирская улица: отсюда рукой подать и до комплекса Кабмина, и до Крещатика… и до здания СБУ. Да и штаб-квартира «Нафтогаза Украины», главного героя и поставщика новостей всех последних недель, – расположенная на Богдана Хмельницкого 6 – находится всего в нескольких минутах езды отсюда.

вернуться

1

Центральный пункт систем охраны и наблюдения.

вернуться

2

Служба безопасности (бэзпэкы) Украины.

×
×