Бриллиантовый джокер, стр. 1

Сергей СОБОЛЕВ

БРИЛЛИАНТОВЫЙ ДЖОКЕР

Все описанные в романе события являются авторским вымыслом, всякие совпадения — случайны.

ГЛАВА 1

ВОТ ОНА БЫЛА И НЕТУ…

Всю последнюю неделю апреля в Вильнюсе проходила грандиозная международная тусовка. «Випов», разнообразной чиновничьей челяди, журналистов и спецслужбистов в литовскую столицу в связи с проводимыми здесь саммитами НАТО и «НАТО-Россия» понаехало столько, что местные гостиницы едва справлялись с наплывом заокеанских и европейских гостей.

Меры безопасности, как водится нынче — беспрецедентные. По существу, весь исторический центр города, где в основном проходила череда официальных мероприятий, был плотно, надежно перекрыт. Проход и проезд — только по спецпропускам. Местным жителям настоятельно посоветовали не открывать окна, — даже зашторить их! — и не выходить на балконы. И на то были веские причины: снайперы, рассредоточившиеся на крышах жилых домов районе проспекта Гядиминаса и новых высотках Бизнес-центра, тщательно отслеживали через оптику выделенные для наблюдения сектора, обращая внимание на любую подозрительную личность, на любой появившийся в поле зрения транспорт, на любую щель, через которую в охраняемую «зеленую» зону способна извне просочиться какая-нибудь мразь, отвязные антиглобалисты, к примеру, или — здесь стоит постучать по дереву — наемники международного террора…

Местные спецслужбы, понятно, работали на пределе. Пахали практически круглосуточно: и обычная «криминальная» полиция, и «дорожники», и, само собой разумеется, сотрудники Департамента госбезопасности Литвы (ДГБ). Неудивительно, что преступный элемент в эти дни попритих, а кривая правонарушений по столичному городу стремительно пошла вниз…

Но вот наконец «тусовка» разъехалась, «дорогие гости» убрались прочь вместе со сворой пиарщиков и полчищами секьюрити. Виленчане получили обратно свой прекрасный старинный город, по которому теперь можно было передвигаться, как твоей душе угодно. Многие полицейские, работавшие едва не круглосуточно, отправлены начальством в краткосрочные отпуска. Гостиницы, кафе и рестораны Старого города, буквально наводненные в предыдущие дни агентурой и сотрудниками, переодетыми в штатское, лишь на второй день после завершения Форума стали полностью доступны простому люду, ну а сами «шпики» куда-то исчезли, испарились.

Примерно в пять вечера послышался перезвон колоколов; в воздухе пахло набухшими почками, весной и свежими булочками с корицей; все вернулось на круги своя и каждый стал заниматься тем, чем он обычно зарабатывает себе на жизнь…

* * *

Мужчина, только что припарковавший свою перламутровую «лагуну» на приватном паркинге расположенного в Старом городе отеля «Нуратис», заглушил двигатель, неспешно отстегнул ремень безопасности, после чего, оставаясь в кресле, осенил себя крестным знамением: раз, другой и третий… На вид ему около тридцати; рост чуть выше среднего, короткие, довольно темные волосы, нос с легкой горбинкой; под живыми, пытливыми глазами залегли тени — следствие двух подряд бессонных ночей. Компанию в этой поездке ему составила девушка — или, если угодно, молодая женщина — лет двадцати пяти, с темно-каштановыми вьющимися волосами и сочными, как спелая вишня, губами. Выглядит она заметно свежее спутника, потому что, во-первых, ей удалось урвать в дороге несколько часов сна, а во-вторых, успела немного подправить make-up, благо сумочка с косметичкой у нее всегда при себе. Одежда на них добротная, функциональная, но не так, чтобы дорогая — все вещи приобретены в разных антверпенских магазинах для «мидлов». Короче, внешность у пары «форинов» [1], прибывших в Вильнюс по каким-то своим делам, вполне европейская; и только если хорошенько присмотреться, можно предположить, что в их жилах течет какая-то толика горячей южной крови…

— Спасибо тебе, святой Герген, — вполголоса произнес мужчина, невольно прислушавшись к тихому перезвону храмовых колоколов. — Кажется, все прошло гладко… ни одна легавая собака в нашу сторону даже не посмотрела!

Женщина, улыбнувшись сочным, чувственным ртом, успокаивающее коснулась его горячей руки:

— Ну а я что тебе говорила, Левон! Пока ты со мной, тебе ничего не грозит! Идем скорее в отель, милый… умираю, как хочу принять душ!..

Они неспешно выбрались из салона. Мужчина механически проверил, хорошо ли, надежно ли закреплена на поясном ремне «барсетка», после чего слегка одернул полы своей легкой с виду, но плотной и теплой куртки из светлого непромокающего замша — одежда в самый раз для капризной прибалтийской весны. Лия не стала надевать свой плащ «burberry» цвета беж, небрежно перебросив его через сгиб правого локтя, поверх дамской сумочки. Левон, действуя и передвигаясь все так же неторопливо и обстоятельно, достал из багажника дорожную сумку и чемодан на колесиках, — все это на глазах у подошедшего к ним парня-литовца, экипированного в униформу с эмблемой отеля, который, с его молчаливого согласия, взялся опекать их носильный багаж — после чего, щелкнув брелоком, запер машину и активировал «сторожа».

Они прошли в холл отеля, где Левону уже доводилось останавливаться — раза два или три, не более — в ходе своих прежних «командировок». «Нуратис» — это небольшая, всего на полсотни номеров гостиница, обустроенная в прекрасно отреставрированном здании ХYI века, с симпатичным внутренним двориком, оригинальными старинными фресками на стенах, выглядящими, как ни странно, вполне органично в сочетании с джакузи, спутниковым TV и модерновым панорамным лифтом. Не самая дорогая в Вильнюсе, но и не из дешевых — четыре «звезды», номер на двоих «де-люкс» обойдется им в сто двадцать евро за сутки проживания. Впрочем, ни Левон, ни, тем более, его довольно привлекательная спутница, не склонны были обращать сколь-нибудь серьезное внимание на «декорации»: сегодня им предложено остановиться в уютном отеле, в следующий раз — если кое-кто захочет вновь воспользоваться их услугами — транзитным пунктом в их путешествии может быть уединенный хутор, городская квартира, или даже комнатушка при каком-нибудь частном автосервисе… не им это решать.

— Лабас вакарас, понас, — смеряв подошедшую к «рэсэпшн» пару внимательным и в то же время доброжелательным взглядом, поприветствовал их портье. — Лабас вакарас, поня [2]. Э-э-э…

Безошибочно опознав в этой заезжей парочке бывших соотечественников, администратор перешел на русский. — Я к вашим услугам, господа…

Левон выложил на стойку два паспорта, свой и Лии.

— Лабас вакарас, — он скроил ответную вежливую улыбку. — Моя фамилия Саркисов. У меня забронирован номер в вашем отеле. Двухместный люкс. Для меня и моей невесты… Сроком на одни сутки…

— Минутку…

Администратор поочередно пролистнул их бельгийские паспорта, снабженные английским транслиттером, — Леван и Лия, строго говоря, не являются мужем и женой, и даже не близкие родственники… но кого, спрашивается, здесь это волнует — бросил взгляд на плоский экран компьютера, после чего сам быстро заполнил «гостевые» карточки.

Процедура оформления отняла у молодой пары не более трех минут.

— Добро пожаловать, — портье протянул Левону паспорта и пластиковый кард-ключ от «люкса». — Номер на третьем этаже, прекрасный вид на Старый город, служащий вас проводит… желаю хорошего отдыха, господа!

* * *

После того, как парнишка в униформе, доставивший наверх их багаж, убрался, благодарно сжимая в ладони купюру номиналом в десять «ойро», Лия сразу же бросилась на шею своему спутнику.

— Левончик, как здесь классно, как мне все здесь нравится! Как хочешь, но я до утра тебя из номера не выпущу! Ты меня слишишь?! Это говорю тебе я, твоя невеста Лия!..

вернуться

1

«Форин» — здесь иностранец (жарг.)

вернуться

2

Добрый вечер, господин. Добрый вечер, госпожа (литов.).

×
×