Держава под зверем, стр. 71

Выйду ночью в поле с конем,
Ночкой темной тихо пойдем,
Мы пойдем с конем по полю вдвоем.
Ночью в поле звезд благодать,
В поле никого не видать,
Только мы с конем по полю идем.
Сяду я верхом на коня,
Ты неси по полю меня,
По бескрайнему полю моему.
Дай-ка я разок посмотрю,
Где рождает поле зарю,
Ай, брусничный свет, алый да рассвет,
али есть то место, али его нет.
Полюшко мое, родники,
Дальних деревень огоньки,
Золотая рожь да кудрявый лен,
я влюблен в тебя Россия, влюблен.
Будет добрым тот хлебород,
Было всяко, всяко пройдет,
Ой, златая рожь, ой, кудрявый лен,
Пой о том, как я в Россию влюблен,
Ой, златая рожь, ой, кудрявый лен.
Мы идем с конем по полю вдвоем.
Мы идем с конем по полю вдвоем…

Неожиданно светодиод на старом телевизоре погас, и из динамиков послышалось шипение. Опять сломался… или? Не может быть! Может!!! На пульте чрезвычайного оповещения ярко замигал красный огонек. Следящей аппаратурой обнаружен канал связи оттуда! Автоматика уже наверняка определила все численные значения параметров пробоя. В огромном здании проекта «Глубина» взвывают сирены. Дежурные сломя голову уже несутся к мониторам непосредственного наблюдения. Тысячи специалистов поднимаются по тревоге. Все службы СГБ в состоянии боевой готовности. Операция начинается! Мы все-таки успели!!!

Лампы этого чертова телевизора когда-нибудь прогреются? Ну наконец-то! Я узнал ее мгновенно. Такое знакомое лицо. Но почему она плачет? Катенька. Катерина Викентьева…

* * *

– У вас есть выбор?

Президент с премьером переглянулись. Всего несколько месяцев назад они опять поменялись должностями, совершенно не собираясь отдавать кому-либо власть в этой самой большой, но, увы, не самой богатой сегодня державе планеты. И вот пришел какой-то мальчишка и заявляет, что их время кончилось. Мало того что совершенно непонятно, как он проник в резиденцию, так еще и многочисленная охрана не отзывается на неоднократные нажатия тревожных кнопок в карманах. А вынутая из кобуры и положенная на стол в трех метрах от них «Гюрза» все-таки заставляет их выслушивать этого парня.

– На что вы рассчитываете? – решился спросить президент. – Вы же вызовете противодействие на всех уровнях, включая международный.

– Вы думаете, что Штаты решатся на войну? – усмехнулся парень. – Обломаем. Ну, рванет еще парочка реакторов. Но теперь уже не на их подводных лодках и авианосцах, а на атомных станциях. Им нужны многочисленные Чернобыли на своей территории?

Да, тепловые, хорошо что не ядерные, взрывы реакторов на трех атомных подводных ракетоносцах и флагмане самой мощной авианосной ударной группировки американского флота вызвали мало того что жуткие скандалы в ВПК Штатов, но, главное, они напугали весь мир. Почему идут вразнос многократно отработанные и проверенные реакторы? Эксперты пытаются разобраться, но к однозначному выводу о причинах взрывов пока прийти не могут. Плюс еще неожиданно на нескольких атомных электростанциях США обнаружена некоторая нестабильность работы все тех же основных энергетических блоков, что привело к немедленной остановке реакторов. Нехватка энергии подняла цены на нефть и газ во всем мире до небес!

Кого-то этот парень президенту напоминает. Вот только кого? Почему он иногда, сам не замечая этого, привычно массирует переносицу, как будто носит очки? И вообще, весь вид этого молодого человека, манера движений, разговора выдавали в нем Власть. Именно что с большой буквы. Причем власть никак не ниже их собственного уровня, если не выше.

– Нет, до тех пор, пока вы не объясните, чего и какими способами хотите добиться, я ничего подписывать не буду, – президент отлично понимал, что никто его сейчас расстреливать не будет. Времена дворцовых переворотов давно миновали. Того, что творилось в середине двадцатого века при Сталине, когда могли убрать любого, самого высокопоставленного чиновника, уже никогда не повторится. Сейчас ведь даже не девяносто первый или девяносто третий годы прошлого, двадцатого века. Не решится он стрелять, как бы решительно не выглядел. Впрочем, он же все равно гарантировал им с премьером жизнь, если они подпишут эти проклятые бумаги.

Парень усмехнулся и опять привычно помассировал переносицу.

– Хорошо, я отвечу. Вы, надеюсь, помните проект «Зверь»?

Президент с премьер-министром опять переглянулись. Шестилетней давности проект, на который было столько надежд, так неудачно закончившийся и чуть не приведший к Третьей мировой.

– Он, увы, не оправдал затраченных инвестиций, – ответил премьер-министр.

– Вы в этом уверены? – лицо парня было серьезным. – У вас все получилось. Отлично там получилось. Здесь, как мне кажется, будет ничуть не хуже.

Вот теперь до президента дошло, на кого так походит повадками их с премьером собеседник. Сбивала юность парня – года двадцать два на вид, двадцать три, не больше. Не очки он привык носить, а пенсне. В молодости, работая в КГБ, нынешнему Верховному главнокомандующему Российской Федерации не раз приходилось видеть фотографии и кинокадры с Лаврентием Павловичем Берией. Немного подумав, президент понял, что выбора у них действительно нет. Он достал свой «паркер» с золотым пером, по очереди подписал все документы и пододвинул их премьеру. А может быть, так будет лучше? Ну как минимум для державы и ее народа?