Одержимая (ЛП), стр. 4

Кольт шагнул к ним, и мужчины пустились бежать вниз по улице.

Он повернулся ко мне.

— Ты в порядке?

— Я в порядке.

Это не так. Моя щека пульсировала в том месте, где меня ударили. Адреналин покидал мое тело, и я начала чувствовать боль.

— Ты НЕ в порядке.

Он захватил мой подбородок, нежно поднял мое лицо, изучая щеку.

— Уже набухает. Стой здесь.

Он пошел через улицу к крошечному винному погребку. Снаружи есть ёмкость со льдом под кодовым замком. Я смотрела, как он приложил ухо к замку, затем повернул его и с щелчком открыл. Он потянулся и вытащил горсть льда, а затем пошел обратно по всей улице. Он завернул лед в пакет, который вытащил из своего багажника, а затем прижал его к моему лицу.

Я поморщилась от холода и попыталась отодвинуться.

— Стоять, — скомандовал он. — Сюда нужно приложить лед.

Я повернулась щекой к нему и позволила приложить лед к лицу. Минуту спустя моя кожа начала неметь, а я почувствовала себя лучше.

— Спасибо.

— Не за что.

Я протянула руку, чтобы забрать у него пакет со льдом, потому что он по-прежнему держал его на моей коже. Его близость заставляла мои внутренности туго скручиваться. Я думала о том, как близко была к поцелую с ним минуту назад, как близко была к порче и разрушению единственной вещи, что-то значащей для меня.

— Оливия, — сказал Кольт, и то, как он произнес мое имя, заставило задрожать меня. — Я забираю тебя домой.

— Нет. — Я покачала головой. — Нет, все нормально. Я не могу... То есть, я не собиралась...

Я лепетала, затем глубоко вздохнула и попыталась успокоиться. Я не могла позволить Кольту отвезти меня обратно в убежище, в котором я остановилась. Оно находилось в ужасной части города, даже хуже, чем этот район, и это унизительно. Последнее, чего я хотела, — это сопоставление богатого парня и места, где я остановилась.

— Ты идешь домой со мной. — Это приказ.

— Что?

— Ты останешься в моей квартире. Со мной.

— О, нет. — Я яростно затрясла головой. — Я не могу просить тебя об этом.

— Ты и не просишь.

— Нет, правда... Мне нужно добраться до дома.

Я постаралась, чтобы мой голос звучал так, будто у меня есть люди, ждущие меня, мать или отец, или, может быть, даже оба. Сосед по комнате или старшая сестра, которые за меня волнуются, ожидая меня, интересуясь, где я, если я не появляюсь. За все свои года, я усовершенствовала эту речь.

— Мне нужно домой, — вместо деталей. Обычно это работает. Но не сейчас.

Кольт потряс головой.

— Очень плохо.

Он взял меня за руку и потянул к своей машине. И на этот раз я ему позволила.

Глава 5.

Его автомобиль пах кожей и сандаловым деревом, смешанный с пряным ароматом одеколона. Сиденья находились близко к земле, и мне пришлось пригнуться, чтобы попасть внутрь.

Кольт забрался в машину после меня, и когда он повернул ключ в замке зажигания, я взглянула на часы на его запястье. Серебряные, тяжелые на вид, с широким ремешком. Я никогда не была в такой близости от такого богатства. Я видела его по телевизору и в журналах, но я никогда не была настолько близко, что могла бы прикоснуться к нему. Я поражалась тому, что часы Кольта, вероятно, стоят столько же, сколько мое годовое содержание.

Он завел автомобиль и выехал на улицу. Я ожидала быстрой езды, визга колес и запаха паленой резины. Не может быть, чтобы у человека с такой машины, как у Кольта, и чтобы при этом он не любил быстрой езды. Но Кольт ехал медленно, контролируемо, и у меня возникло ощущение, что он делает это, потому что в машине была я.

— Что эти люди от тебя хотели? — Спросил он, когда мы были на главной дороге.

— Что ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, что они хотели?

Я пожала плечами и убрала лед от лица, изучая себя в зеркало заднего вида. Я поморщилась своему отражению. На моей скуле начал формироваться уродливый синяк.

— Что они сказали? — Настаивал Кольт.

— Не много. Они назвали меня шлюхой и подстилкой, сказали, что хотят повеселиться со мной. Знаешь, обычные вещи, которые ожидаешь от подобных ребят.

Его пальцы сжались на руле. Он глубоко вздохнул, будто пытался удержать контроль над собой.

— Это все, что они сказали?

— Этого не достаточно?

— Они упоминали о деньгах?

— О деньгах?

— Да.

Сначала я не поняла. Но потом до меня дошло.

— Ты имеешь в виду, оплату мне за секс с ними?

Он кивнул, словно это было совершенно нормально в его мире. Это имело смысл. Думаю, нельзя управлять клубом без заботы о проституции.

— Нет, — покачала я головой. — Не за секс. Но они предлагали 20 баксов за шоу. А потом обозвали меня шлюхой и ударили.

Его руки снова сжались на руле, и костяшки его пальцев побелели. Я увидела огонь в его глазах и задалась вопросом, что бы он сделал с теми мужчинами, если бы меня там не было. Что-то заставило меня думать, что это не было бы привлекательно. Что-то в его присутствии нервирует меня, заставляет чувствовать, что нужно выбраться отсюда. Я снова подумала о его руке, обнявшей мои плечи, как она прижимала меня близко к нему, даже не спрашивая разрешения, словно он знал, что я хотела поцеловать его.

Он был прав. Я хотела поцеловать его. Картины мелькали в моей голове: его руки в моих волосах, его губы на моих, переплетенные языки. В моей фантазии он на вкус как мята и алкоголь, а его поцелуи оставляли меня без воздуха.

Деклан.

— Ты не должен везти меня к себе, — сказала я. — Просто отвези меня домой.

Очевидно, он действительно не мог отвезти меня домой. У меня не было дома. Но я могла бы направить его к приюту, могла бы заставить его высадить меня за углом, а затем подождать, пока он отъедет, прежде чем пойти туда.

— Нет, — он покачал головой. — Сегодня ночью ты не будешь одна.

— Я не буду одна, — солгала я.

Он поднял брови.

— У меня есть парень.

Он фыркнул, будто это было за пределами возможного.

— Что смешного?

— Ты лжешь.

— Откуда ты знаешь?

— Потому что если бы у тебя был бы парень, то он бы не позволил тебе пойти на просмотр в стриптизерши. А если и так, я бы не хотел, чтобы он был тем человеком, который будет заботиться сегодня о тебе.

— А ты? — Отстрелялась я. Да, я лгала, но если Кольт был настолько обеспокоен тем, что мой воображаемый парень отпустил меня на просмотр в стрип-клуб, то не должен ли он беспокоиться о том, что он сам управляет стрип-клубом?

— Нет.

— Что "нет"?

— Нет. Я не хотел бы, чтобы такой, как я, заботился о тебе. Но, к несчастью для тебя, Принцесса, ты застряла со мной.

Он припарковал автомобиль в гараже здания, и мой пульс ускорился, когда я поняла, что, будучи наедине с ним, я даже его не знаю. Не сильно отличается от похода домой с незнакомцем, которым, по сути, он и являлся. То, что я знаю, как его зовут и где он работает, не означает, что он безопасен.

Он втиснулся в парковочное место со знаком ЗАНЯТО впереди. Когда мы приблизились, я увидела, что пространство было отмечено пентхаус. Итак, он жил в пентхаусе. Боже, могло ли быть у него ещё больше клише? Он управлял стрип-клубом и жил в пентхаусе. И гонял на крутой тачке.

Он вышел из машины, обошел ее и открыл дверь передо мной. Я вышла на парковку.

— Спасибо, — сказала я.

— Не за что.

Его глаза снова скользнули вниз, на мое запястье, взгляд задержался на шрамах. Я быстро одернула рукава рубашки, и на этот раз он не стал задавать вопросы.

— Пойдем, — сказал он, взяв мою руку и потащив к лифту.

Глава 6.

Его квартира оправдывает ожидания — парень важный. Огромный телевизор с плоским экраном, черные кожаные диваны, огромный черно-белый круглый ковер, на полу из твердых пород дерева. Единственное, что удивляло, — искусство на стенах.

×
×